Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Здоровье
Зачем женщине мужчина? Увидев роды, в обморок может упасть даже настоящий подполковник
Поделиться

ЗАПОРОЖЬЕ

Зачем женщине  мужчина? Увидев роды, в обморок может упасть  даже настоящий подполковникЗа  20 лет в родильном доме №3 появилось на свет более 60 тысяч детей, 500 из которых — двойни. В год здесь рождается около трех тысяч малышей. Хотя этот роддом самый молодой в городе, сюда едут рожать жены и дочери депутатов, политиков, бизнесменов. А одной из первых знаменитостей, которая здесь засветилась, стала скандально известная российская писательница Дарья Асламова. Она о нашем роддоме даже в своей книге написала.

– В нашем родильном доме рожало очень много известных спортсменок и жен спортсменов, – рассказал главный врач Сергей Коломоец. – Давненько рожала известная российская писательница Дарья Асламова, в своей книге она и обо мне писала, и наши серые простыни вспоминала. А не так давно – жена одного из руководителей области и дочка народного депутата Ярослава Сухого. Но дело не в известных людях, а в подходе и направлении работы — у нас всегда практика будет идти в ногу с наукой (на базе больницы работает кафедра акушерства и гинекологии медицинской академии последипломного образования) и мы будем работать на благо наших рожениц и их деток.

– Бывают у будущих родителей нестандартные пожелания по родам?

– Скажу честно, я стараюсь не обращать на такое внимания. Хотя разное бывает. Например, хотят рожать в конкретный день, чтобы малыш был рожден под определенным знаком зодиака или в определенный счастливый день. Я готов идти навстречу любым пожеланиям, но только при одном условии — это не должно навредить ребенку и маме.

– Совместные роды — сейчас уже почти обычное дело?

– С 2003 года мы находимся в программе «Больница, доброжелательная для ребенка» и в ее рамках начали практиковать совместные роды. Сейчас эта процедура доходит до совершенства. Безусловно, почти все роженицы приходят с поддержкой. Чаще всего — с мужем, а если он категорически отказывается, женщина берет с собой маму или подружку. Женщинам присутствие на родах дается легче, они по своей природе готовы ко всему, а для мужчины — это стресс.

– Были случаи, когда мужчины на родах в обморок падали, или все это выдумки?

– Конечно, и такое случается. Такое количество крови не все готовы увидеть, и реакция бывает самая разная. Когда–то я работал в Африке в «горячей точке», и один подполковник, зная, что я иду делать женщине кесарево сечение, напросился со мной. Я ему сразу сказал, что будет много крови, а он – мол, я на войне был, там людям и руки, и ноги отрывало, а это всего лишь роды. Пришли мы, я приступил к работе, только сделал надрез, и он тут же начал падать, едва медсестры успели подхватить. Так что и для самых стойких — это нелегкое испытание.

– Нужно ли платить за совместные роды в роддоме № 3?

– Нет, это бесплатная услуга. Я считаю, что брать за такое деньги — неприлично. Это помогает снизить стрессовый гормон в организме женщины, что идет на пользу родам.

– Сейчас маму с ребенком выписывают из роддома через три дня. На эту тему возникают дискуссии, не каждая мама, мол, успевает адаптироваться, и ей нужна помощь специалистов.

– Кроме того, что выписываем через 3–5 дней после родов, так еще и ребеночка сразу выкладываем маме на грудь, а не забираем. Малышу лучше с мамой — это уже доказано специалистами всех уровней. А говорить, что мама чего–то не умеет, – некорректно. Поверьте, инстинкт материнства заложен в каждой женщине. Возможно, вначале она что–то делает неумело, но потом все приходит.

– Как относитесь к такому новомодному веянию, как роды на дому?

– Считаю, что это недопустимо. Я почти 38 лет работаю акушером–гинекологом и не представляю, как можно даже допустить такую мысль. Многие считают, что если дома присутствует специалист, акушер, то все будет под контролем. Скажите, а что сделает специалист при кровотечении или если понадобится оперативное вмешательство? На такой шаг как роды дома может пойти только человек, ничего в жизни не видевший, и тот, кто ничего не боится. А если не боится, значит, ничего не знает.

– Еще одна неоднозначная тема — анестезия во время родов. Насколько это необходимо?

– Нужно разделять понятия. Есть анестезия и анальгезия. Мы в родах практикуем применение анальгезии — уменьшение боли. Конечно, при этом учитываются показания и уровень боли, которую испытывает женщина. Но когда боль нестерпимая, зачем женщину заставлять страдать?

Мы ведь сейчас, проходя мимо роддома, уже не слышим жутких криков, и это правильно. Поверьте, на вооружении у анестезиологов очень много качественных препаратов. И профессионалы для того и существуют, чтобы избежать опасностей. Я своим анестезиологам полностью доверяю.

– Часто ли диагностируете случаи замирания плода?

– Эта проблема существует во всем мире. Причин очень много, и главное — вовремя их распознать. Например, на днях мы спасли двойню. Один ребенок начал обкрадывать другого, забирать себе кровь. На доплерометрическом исследовании мы вовремя это заметили и прекратили «воровство», проведя женщине кесарево сечение. Операция была своевременной, дети живы. Если бы не исследование, дети могли бы умереть. Примеров бывает много, еще раз повторю: главное – наблюдение у специалиста. Другой профилактики не существует.

КОНКРЕТНО

В 1988 году Сергей Коломоец пришел курировать строительство роддома №3

и одновременно работал заместителем главного врача в поликлинике городской больницы №2. В 1990 году Сергея Прокофьевича назначили на должность главного врача роддома. Затем пошел процесс формирования коллектива.

В декабре 1991 года открыли женскую консультацию, в феврале 1992–го — гинекологию, а в ноябре 1992–го – полностью весь родильный комплекс.

В ТЕМУ

Дарья Асламова о роддоме №3

в книге «Записки сумасшедшей журналистки»:

 

…Я лежу в третьем родильном доме города Запорожья в ожидании родов. Все здесь чистенько, опрятно, строго размеренно и наводит нестерпимую тоску. По коридору унылыми косяками бродят беременные.

Я вся охвачена нетерпением. Скорей бы уж роковое событие свершилось. Сегодня мы долго препирались с главврачом, милейшим Сергеем Прокофьевичем. Он хотел назначить роды на четверг, мне же симпатичнее среда. «Ну какая разница! – горячилась я. – Днем раньше, днем позже. Девочка уже созрела, я тоже. Мне каждый час ожидания невыносим». – «Но в среду у меня в два часа совещание», – возразил Сергей Прокофьевич. «Мы поспеем», – клятвенно заверила я. Главврач посмотрел на меня с иронией и заметил: «Ты как будто не рожать собралась, а на поезд торопишься».