iz.com.ua

Здоровье
Мы потратили 100 тысяч на лечение мужа, а нам всего два раза выписали лекарство бесплатно
Поделиться

Мария Никитична Тиманькова, Запорожье, ул. Добролюбова, 21:

Мы потратили 100 тысяч на лечение мужа, а нам всего два раза  выписали лекарство бесплатно— Мой муж Петр Алексеевич Дерябкин, из 64-й армии, которая пленила Паулюса, — артиллерист, три раза ранен, ему был 91 год.  После инсульта Петр Алексеевич болел три с половиной года. Мы его выхаживали, потратили на лечение 100 тысяч гривен. Нам родственники давали деньги, мы продали гараж, машину, золотые украшения, — словом, все продали, что у нас было.

За эти три с половиной года мужу всего два раза выписали лекарство бесплатно. А то за все мы платили, все нанимали за свой счет. Даже когда приходил невропатолог, он требовал с нас деньги. Я спрашиваю: «Вы бесплатно?» — «Нет, нет! Мне нужны деньги», — побежал за мной на кухню, чтоб я ему дала 50 гривен.

А потом были похороны. На Осипенковском кладбище сказали, что места нет. Пришлось нам хоронить мужа на кладбище Святого Николая. Там мы заплатили две с половиной тысячи.

— За что?

— За место. И то — по скидке.

— Так место там же бесплатно дают. Платят за рытье могилы.

— Не знаю, за что там платят, но две с половиной тысячи мы отдали. Потом еще 600 гривен, чтобы не везти покойника на экспертизу — машины нет, а его до трех часов дня надо похоронить. Деньги взяли, а где чек? Трудно в нашей стране умирать защитнику Отечества.

От ведущего рубрики «читатель–газета»

Я вспомнил, что в 2008 году брал интервью у Петра Алексеевича Дерябкина, артиллериста, истребителя танков — «Сталинград — это был ад на земле!»

С июня 1942 года рядовой Дерябкин провел в Сталинграде шесть месяцев. Потом был тяжело ранен. Лечился в госпитале в Саратове. Служил в 38-й мотострелковой бригаде 62-й, потом 64-й армии – в батарее противотанковых орудий, 45-миллиметровых пушек. Участвовал в отражении танковых атак немцев в районе Тракторного поселка.

— Мы обороняли заводы «Баррикада», «Красный Октябрь» и тракторный завод, — вспоминал Петр Алексеевич. — Однажды в районе элеватора на нас двигалось более 20 немецких танков, 9 из которых мы подбили. И таким образом танковую атаку отбили. А подбивали танки с расстояния 500-300 метров.

Кроме пушек, мы были вооружены карабинами, гранатами, ножами, саперными лопатками и ППШ – пистолетом-пулеметом Шапошникова. Оружия хватало. Приходилось ли стрелять? Конечно. На наступающем танке сзади, за броней, обязательно сидел десант вражеской пехоты. И вот когда мы подбивали гусеницу танка, он начинал крутиться на месте, поворачиваясь к нам задом. Тогда и начинали расстреливать десант – из пушки или из автоматов и карабинов. Нас пули не доставали. Зато осколки от снарядов и мин нас, артиллеристов, тоже косили. Я был ранен прямо у пушки – 20 осколков в ноги попало.