Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Люди_zp, Фоторепортаж
Спасатель из Запорожья рассказал, как во время ледохода вывел на берег больше полусотни рыбаков
Поделиться

Профессия спасателя одновременно важна и опасна

Сегодня, 17 сентября, свой профессиональный праздник отмечают спасатели, которые помогают нам в опасных ситуациях, рискуя собственной жизнью. Начальник водолазной службы Аварийно-спасательного отряда спецназначения ГУ ГСЧС Украины в Запорожской области, лейтенант службы гражданской защиты Александр Суворов рассказал «Индустриалке» о том, как пришел в профессию, какие выезды были самые сложные, и почему спасение людей считает делом своей жизни.

Александр Суворов посвятил работе в ГСЧС почти 10 лет. Около четырех лет он был водолазом. Потом, после обучения в Национальном университете гражданской защиты Украины, четыре года проработал начальником водолазного отделения, а с 1 января этого года стал начальником водолазной службы.

спасатель

— Почему вы решили стать спасателем?

— Я пришел в эту профессию, можно сказать, случайно. Моим хобби всегда был дайвинг. Поэтому я искал такую работу, чтобы можно было и любимым делом заниматься, и деньги зарабатывать. Тогда мои знакомые из дайвинг-клуба посоветовали мне устроиться в водолазную службу. Конечно, дайвинг от профессиональной водолазной работы сильно отличается. Тут работать нужно не только, когда есть настроение, а и в холод и при отсутствии видимости. Можно подумать, что это должно отталкивать, но мне работа нравится. Трудности и препятствия меня вдохновляют.

— Какой самый запоминающийся случай на работе?

Это случилось на День влюбленных, 14 февраля. В тот день мы проводили плановые учения в Попово, что в Васильевском районе. Все было хорошо: мы отработали, уложились по времени, все были довольны. Осталось только вернуться на берег, позавтракать и уехать домой. Но не тут-то было. Мы начали один за одним получать сигналы о том, что в разных местах рыбаки провалились под лед. Тогда мы вытащили из воды 14 человек. Из них человек 5 были те, которые пришли ловить рыбу впервые. После того, как мы их вытащили, они проклинали эту рыбалку, и сказали, что больше никогда не пойдут на воду зимой (смеется).

К сожалению, был в тот день и один погибший. Два брата нырнули под воду. Один из них выплыл, а другой — нет.

Но из всех этих людей я навсегда запомнил одного дедушку. От холода и попыток вылезти из воды он устал, выбился из сил и начал идти ко дну. Его одежда вся промокла, он был настолько тяжелый, что в катер мы его впятером еле затащили. Мужчина полностью околел, даже двигаться и говорить не мог. Говорили тогда его глаза. Я никогда не забуду, с какой радостью и счастьем он смотрел на нас. На руках мы перенесли его в карету скорой помощи, а потом мы узнали, что дедушка выжил, его выходили медики.

— А какие самые сложные моменты?

— Сложнее всего — это доставать из воды трупы детей. Я сам отец, поэтому морально пропускаю это через себя. Но еще тяжелее, когда осознаешь, что трагедия произошла из-за халатности родителей. Бывало даже, что они не испытывают сострадание. Говорят: «Ну утонул ребенок, и что теперь сделаешь?».

— Неужели и правда бывают такие случаи?

— Да. Помню, вытаскивали мы утонувшего ребенка из оросительного бассейна. Оказалось, что когда он тонул, на берегу стояли 15 взрослых. И никто не помог. Думали, что он просто балуется. В итоге ребенок утонул, а его родителям было настолько все равно, что они пошли дальше заниматься своими делами. Они пришли на место только после того, как мы достали тело из воды. Им нужно было решить какие-то вопросы с полицией.

— Такие случаи сильно задевают? Как боретесь с негативными эмоциями?

— Конечно, такие моменты бьют по эмоциям. Но я выдерживаю. У меня нет вредных привычек, поэтому справляться со стрессом с помощью алкоголя меня не тянет. Успокаивает меня домашняя обстановка. Ведь когда дома хорошо, то и на душе тоже. Также с коллегами стараемся друг друга поддерживать, особенно тех, кто только пришел на службу. Тем более, у нас в части есть психологи, к которым всегда можно обратиться.

спасатель

— А в начале работы водолазом страх присутствовал?

— В целом, я психологически стойкий. Перед моим первым выездом на труп, я не знал, как я отреагирую. Но когда приехал, то понял, что это не так страшно. Это хоть и мертвый человек, но ему тоже нужна моя помощь. Поэтому надо просто выполнять свою работу.

— Вы ведете подсчет спасенных людей? Много спасли жизней?

— Первые 26 случаев (это были и погибшие, и спасенные люди — прим. автора) я помнил досконально. Знал их имена, причины смерти, как оказались в воде. После этого считать перестал. Но знаю точно, что трупов достал больше сотни. А точное количество спасенных не помню. Бывало, что по 60 человек за день выводил.

— Расскажите поподробнее. Это были рыбаки или отдыхающие?

— Это было зимой, кажется, в 2017 году. Тогда начался ледоход. Но мы, на опыте прошлых лет, заранее выставили посты, куда чаще всего ходят рыбаки. Дошло даже до того, что мы встречали людей с электрички и прямо на перроне предупреждали об опасности. Но нас никто не слушал. В итоге рыбаки пошли на воду, а обратно вернуться не смогли. Лед был настолько тонким, что на катере мы не могли их забрать. Тогда мне пришлось самому выводить людей. Я стоял в голове колонны и протаптывал безопасную тропиночку, по которой люди вышли на берег.

— А что они потом говорили? Благодарили?

— Те, которые трезвые, всегда благодарны. Но иногда бывают такие, что отказываются от помощи. В основном, это люди под алкоголем. Им море по колено.

спасатель

— А что в таких случаях делаете? Вы же не можете применять к ним силу.

— Такие люди были и в тот день. После того, как я вывел рыбаков, то увидел, что далеко, где-то за 2 километра от берега, горели огоньки. Мы поехали туда на катере. Когда подъезжали, то увидели, как мужчина два полных ведра рыбы выбрасывает в лунку. Подумал, что рыбинспекция (смеется). После того, как мы представились, то он, конечно, расстроился. Все это время он сидел в палатке со свечкой, грелся, пил алкоголь, получал удовольствие от рыбалки. А когда вышел и увидел, что буквально плавает на льдине, испугался и попросил помощи. Говорил: «Сделаю все, что скажете, только спасите».

Бывают и случаи, когда нужно упрашивать людей. Мы же не можем взять силой и усадить их на катер. Если уговоры не действуют, то отъезжаем и следим за ними в бинокль.

— А летом такие случаи бывают?

— Да. На курорте был случай, когда муж поссорился с женой, взял с собой ящик пива и сел на матрас. Не знаю, что он хотел, может в Турцию уплыть (смеется). Догнали мы его где-то за 2 километра от берега. И он даже не собирался возвращаться. Говорит: «Я вас не вызывал, не трогайте меня». Пришлось тогда с ним беседовать и объяснять, чем такие глупости могут обернуться.

спасатель

— Среди ваших родных есть спасатели?

— Нет, я один такой.

— А семья поддерживает вас?

— Да. Иногда только жена говорит, что много времени я уделяю работе. Ведь бывает, что и ночью звонят: «Срочно выезжай, люди тонут». И независимо от того, какие у меня семейные дела, я срываюсь и еду на работу. Но все равно жена у меня молодец, поддерживает. Всегда говорит, чтобы негатив не принимал близко к сердцу. Ну а то, что я не употребляю алкоголь тоже хорошо. Ведь когда еду в командировки, то супруга знает, что я там не развлекаться, а работать буду.

А дети у вас есть?

— Да, дочка Ярослава.

Она гордится своим папой?

— Она пока маленькая, ей 2,5 года. Думаю, когда подрастет, то обязательно будет гордиться.

Ради чего вы работаете спасателем?

— Быть спасателем — это круто. Быть спасателем — это как быть помощником Бога. Мне нравится делать доброе дело, я получаю удовольствие от того, что спасаю жизни. Это такой адреналин! И делаю я это добровольно, наград никаких не жду. А эмоции после спасения человека не сравнить ни с чем. Особенно, когда люди думают, что он умер, что его не спасти, а ты откачиваешь его и возвращаешь с того света. Ради этого я и работаю в Службе спасения.

спасатель

Читайте также: Подполковник службы гражданской защиты в детстве мечтала стать солдатом

Фото автора и пресс-службы ГУ ГСЧС Украины в Запорожской области


Комментарии читателей