Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Фоторепортаж
Запорожский командир: Я принял решение везти раненых в Россию
Поделиться

Раненых гвардейцев доставлял в российскую больницу нынешний командир части 3029 НГУ Андрей Беляев

16 июля — памятная дата для личного состава части. Пять лет назад в этот день запорожские гвардейцы вступили в настоящий бой с противником, который обстрелял блокпост в приграничном селе Мариновка Донецкой области, где они несли службу.

гвардейцы

Обстрелы длились с раннего утра и до позднего вечера. По официальной информации, около 9 утра примерно 100 вооруженных боевиков при поддержке трех бронемашин начали снова штурмовать украинские позиции.

Враг атаковал из двух направлений — сел Степановка и Тараны. Командир роты полка специального назначения Нацгвардии Украины «Гепард» лейтенант Богдан Завада вел огонь из противотанкового гранатомета.

«В тому бою він знищив ворожий бронетранспортер, на якому знаходились 10 проросійських бойовиків, чим допоміг перегрупуватися своїм побратимам на блокпосту та врятував їм життя. На жаль, сам Богдан Завада був смертельно поранений. Він поліг на полі бою смертю хоробрих. Проросійські бойовики так і не віддали його тіло», — говорится в сообщении на сайте Нацгвардии.

Завада Богдан

Спустя три дня Указом Президента Украины лейтенанту Богдану Заваде было присвоено звание Героя Украины (посмертно).  13 октября 2015 года в лицее №7, де учился Богдан Завада, в его честь открыто мемориальную доску. А 26 июля 2016 года в Шевченковском районе появилась улица, названная именем Героя Украины Богдана Завады.

В том же бою тяжелое ранение получил командир машины майор Иван Якушин. К сожалению, он умер на следующий день в российской больнице, куда его вместе с еще одним членом экипажа — Эдуардом Масько доставил нынешний командир части подполковник Андрей Беляев.

Похоронили уроженца Крыма в Запорожье, откуда родом его жена Ольга. Каждый год возле могилы Ивана Якушина на Аллее Славы Капустяного кладбища собираются бывшие сослуживцы, командование части, чтобы отдать дань памяти офицеру, который до конца выполнил свой воинский долг.

гвардейцы

В этом году памятное  мероприятие началось в клубе части. С кратким вступительным словом выступил заместитель командира части по работе с личным составом Ярослав Калашник, затем слово предоставлялось вдове Героя Украины Богдана Завады Татьяне и депутату городского совета Игоря Чумаченко.

Завада и Калашник

Участники собрания посмотрели видеофильм об участии личного состава полка в боевых действиях в зоне проведения АТО. Память Богдана Завады и Ивана Якушина присутствующие почтили минутой молчания.

 

А затем участники того ожесточенного боя, командование части, мама Ивана Якушина Надежда Александровна, Татьяна Завада и их с Богданом сын Алексей отправились на Капустяное кладбище, где капеллан воинской части 3026 о.Дионисий провел панихиду.

На панихиду приехал и командир 23 бригады охраны общественного порядка НГУ полковник Александр Хоменко, который в 2014 году командовал воинской частью 3029.

Хоменко и мама

Татьяне Заваде ее Богдан снится

— Боль потери не отпускает, время не лечит, она становится еще сильнее, — признается Татьяна Завада. — Он был отличным мужем, замечательным отцом. В зону АТО Богдан уехал в первых числах июня. В 20-х числах приехал на несколько дней домой. Я плакала, уговаривала его остаться, не ехать.

26 июня утром, это был день его рождения, я привезла его в часть. Возле машины Богдан мне сказал: «Я не могу, там мои ребята». И уехал.

В браке с Богданом они прожили 13 лет. Познакомились в 2000 году, на следующий год Богдан сделал предложение. Из зоны АТО Богдан звонил жене каждый вечер. Так было и накануне того страшного боя. Пожелал жене и сыну спокойной ночи.

— Я его спросила: «Все нормально, все хорошо?», — вспоминает Татьяна. — «Не переживай, все нормально. Я перезвоню тебе завтра».

А на следующий день Татьяне Заваде позвонил боевик с позывным «Рязань» и сообщил, что застрелил Богдана. Татьяна долго не верила, что ее Богдан погиб. Ведь мертвым мужа она не видела.

Татьяна искала Богдана и среди мертвых, и среди живых. Даже связывалась с боевиком, который сообщил о смерти Богдана. «Ничего не могу сказать. Если ваш муж выжил — пусть на войну не возвращается, если мертв — Царствие ему небесное», — был ответ.

Татьяна обращалась и в миссию «Черный тюльпан», которая занимается поиском тел погибших военнослужащих. Там ей сказали, что на территорию, где погиб Богдан, их не допускают — она находится по ту сторону линии разграничения.

— Мне кажется, я чувствую, что в конце 2019 года все закончится и мы перезахороним Богдана, — поделилась с «Индустриалкой» Татьяна Завада. — Снился он мне, говорит: «Не плачь, мне больно».

Алексей Завада, которого папа, к слову, частенько брал с собой в часть, собирается пойти по стопам отца. Леша закончил первый курс в лицее «Защитник». После его окончания собирается поступать в военный институт.

Для командования части 3029 Алексей — настоящий сын полка. Будучи школьником, во время каникул Завада-младший служил наравне с солдатами-срочниками. Изучал «матчасть», ездил на полигон, жил в казарме, питался в солдатской столовой. В общем, о тяготах воинской службы знает не понаслышке.

Мама надеется, что сын вернется домой

кладбище

…Мама Ивана Якушина Надежда Александровна живет в Евпатории, где в 1982 году родился ее Ваня. Иван с детства мечтал о воинской службе. В 2000 году Ивана Якушина призвали в Погранвойска Украины. После демобилизации летом 2002 года он поступил в Военный институт Внутренних войск МВД Украины.

Служил в Крыму, в Запорожье перевелся зимой 2014 года. Сослуживцы отзываются о майоре Якушине как об отзывчивом, веселом, хорошем человеке, профессионале своего дела. Его смерть стала для них потрясением.

Надежда Александровна до сих пор не верит, что сына нет.

— Мне Ваня раза три снился за 5 лет, — говорит мама офицера. — Наверное, я все делаю правильно: когда им там хорошо, они не снятся. Но вчера на кладбище было такое, что объяснить я не могу. Я красила лавочку и столик. Вокруг не было никого. Покрасила, собралась вынести мусор и тут меня вроде кто-то зовет, кто-то что-то сказал. Оглянулась — никого нет. Потом второй раз. Приехала с кладбища  и говорю брату моей невестки Кириллу: «Это, наверное, Ваня со мной разговаривал, звал меня».

Врачи пытались спасти Ивана Якушина

 

…Старший лейтенант Эдуард Масько Ивана Якушина знал очень хорошо — Иван Иванович в том бою был командиром машины, в экипаже которой состоял Эдуард. Более того, Эдик вместе с Иваном Якушиным находился в больнице российского городка Куйбышево, и на его глазах офицер умер.

Масько

— Мы стояли на блокпосту, — вспоминает Эдуард. — Дни были похожи друг на друга — ночные обстрелы и все такое. Ночью начался массированный обстрел, обстреливали высоту «Браво». Примерно в 4 ночи начали обстреливать наш блокпост. Мы рассредоточились, потом засекли несколько их огневых точек.

Нужно было выехать обстрелять. Два раза отстрелялись, перезарядились, в третий раз выехали — прилетела «ответка». С горем пополам выбрался из машины. Приехали наши, эвакуировали и вывезли на высоту «Браво».

Там долго ждали наших доблестных вертолетчиков, которые отказались лететь. Семь часов ждали. В итоге командир (Андрей Беляев. — И.Е.) посадил, точнее положил нас в машину и повез через границу в Россию, другого выхода не было.

Эдуард, как считаете, российские врачи пытались спасти Ивана Якушина или нет?

— Он после операции был под наркозом, не успел отойти. Примерно в 7 утра 17 июля у него начало отказывать сердце. Его откачивали 40 минут. Обычно что-то делают 10-15 минут, а они — 40 минут занимались. Но, к сожалению, ничего у них не получилось. Потом у него нашли осколок, который пропустили при операции. Тот осколок перебил артерию.

А как вас вывезли в Украину?

— Сначала меня перевезли в другой населенный пункт — небольшой городок, где прооперировали. Врачи сказали, что нужно ампутировать ногу, но у них нечем и негде. Вызвали врачей из Ростова. Те приехали, осмотрели, повезли на Ростов. Ампутировали ногу и через несколько дней меня вместе с другими ранеными отправили в Киев.

Эдуард, многие военнослужащие говорят, что у них был шок от того, что им пришлось воевать с россиянами, прозревали под обстрелами. У вас был такой шок?

— Нет. Когда мы были в Луганском аэропорту, там недалеко в населенном пункте находились около 300 казаков. Мы знали сразу, что нас ждет. Выехали сразу на первый блокпост, нам с казали охранять границу. С одним БТРом, когда напротив, с другой стороны границы, против нас выстроились 10 танков. Не знаю, куда они потом переместились. Никаких иллюзий не было, все прекрасно знали и понимали, с кем воюем.

В Запорожье старший лейтенант Эдуард Масько приехал из Александрии, где живет вместе с семьей — женой Валентиной и 5-летним Костиком. Эдуард служит в части Нацгвардии. Стоит отметить, что, лишившись обеих ног,  три года  назад он передвигался в Запорожье на коляске, а сейчас  ходит при помощи костылей.

Повез раненых под обстрелами

Командир воинской части 3029 подполковник Андрей Беляев бой 16 июля помнит очень хорошо, как и то, как через границу вез в больницу Ивана Якушина и Эдуарда Масько, поскольку другого выхода не было.

До границы было всего несколько километров, а после семи часов ожидания продолжать ждать вертолет, чтобы отправить тяжелораненых бойцов, было в тех условиях бессмысленно.

Андрей Беляев

— В зону боевых действий мы уехали 8 июня, — вспоминает Андрей Беляев. — Сергей Сергеевич Божко (первый заместитель командира — начальник штаба части. — И.Е.)поехал в Мариновку. Мы были в Алексеевском. Нам дали участок границы, потому что с той стороны разворачивались российские войска, и мы там несли службу.

К слову, подразделению Сергея Сергеевича удалось забрать у сепаратистов БТР, который несет службу в нашем полку и проходит как «речовий доказ».

Потом была ротация — нас на три дня вывели в Бердянск, мы переформатировали личный состав и я сменил Божко на пункте пропуска «Мариновка». И там уже нес службу до этого рокового боя.

Обстрелы у нас были, но не такие интенсивные. Этот начался в 23.50 и продолжался 16 июля до 18.00.  Сначала обстреливали позиции 79 десантно-штурмовой бригады, которая стояла сзади от нас и выполняла задачи по прикрытию государственной границы. Мы несли службу на блокпосту непосредственно в Мариновке.

Обстреливать нас начали около пяти утра. Обстреливали из миномета 82 калибра. И я дал указание, чтобы дежурный БТР, командиром которого был Якушин Иван Иванович, выдвинулся и огнем пулемета потушил огонь миномета.

Во время перезарядки наш БТР был подбит ПТУРом противника. Мы думали, что погибли все, в экипаже три человека. Но на месте Якушина и Ивана Ивановича и Мозгина Виталика не было. Был только тяжелораненый Эдик Масько.

Потом Якушин и Мозгин прибыли на 4-й пост нашего блокпоста. Мы оказали первую медпомощь и отправили раненых в медицинский госпиталь 79 бригады.

панихида

После того как Богдан Завада подбил БТР противника, мы отошли на высоту «Браво», а потом под артобстрелами со стороны Российской Федерации передислоцировались на высоту «Сокол».

Когда обещанный вертолет так и не прилетел, я сказал, что нужно ехать в Россию и вывозить раненых. Доставил Якушина Ивана Ивановича и Эдуарда Масько в больницу, оставил их там.

…От границы машину с запорожскими гвардейцами сопровождали сотрудники ФСБ, они ждали Андрея Беляева в больнице. Но допросив, задерживать не стали и он смог вернуться к своим бойцам в зону ада.

Та ротация длилась 52 дня. Большая часть личного состава вернулась в Запорожье, часть еще оставалась в АТО. Встречали бойцов на плацу родной части как героев!

гвардейцы

Читайте также: Чтобы спасти жизнь раненым, запорожский офицер вывозил их в Россию

Фото Александра Прилепы



Комментарии читателей