Индустриалка - новости Запорожья

Жизнь, Запорожье, Мимоходом в Запорожье
В Запорожской области полвека назад в каждом селе были конные бригады
Поделиться

Конные бригады в 50-60-е годы прошлого века были в каждом селе

Были конные бригады и у нас в Великой Знаменке Каменско-Днепровского района. В конной бригаде, их было две у нас в Алексеевке, это часть Великой Знаменки — одна возле магазина, что на пригорке (он недавно закрылся — нерентабельный), вторая за бывшим Алексеевским клубом, в глубине, за нынешним магазином 911 — я видел на боках лошадей клеймение 2П — «Вторая пятилетка». Так назывался колхоз. Хотя в нашем отделении села был, вроде, колхоз «Реконструкция».

Мой отец - такой молодой!

Мой отец — такой молодой!

Мой отец одно время работал ездовым — на бричке с двумя лошадьми. Чаще всего возили уголь с Центральной (база, что ли, в центре Знаменки в степи) на кирпичный завод в Алексеевку. Ну и еще мало что возили — что прикажут. Вечером отец на бричке заезжал домой. А мне поручал «коней отогнать у бригаду». Отогнать — оно не сложно. Больше всего меня напрягало то, что лошадей надо было из брички выпрячь. Задние посторонки, хомут, уздечка. Всё время казалось, что конь (а они все были меринами) сейчас хватанет зубами за руку. Тем более, что отец рассказывал, как его Мальчик, из упряжки конь, чуть не укусил однажды.

В пути отец Мальчика, видно, обидел — кнутом незаслуженно часто погонял. А когда вечером привел лошадей в бригаду распрягать, Мальчик возле стойла «вежливо» взял отца за руку, зубами. Немного придавил и испытывающе посмотрел. Мол, что скажешь — повелитель кнута?

Сказать было нечего. Одно движение мощных челюстей Мальчика — и захрустели бы косточки на отцовской руке. Но мой папка пошел с Мальчиком на переговоры. Погладил его и тихо произнес: «Прости, Мальчик! Погорячился. Не хотел тебя обидеть». Мальчик еще раз внимательно посмотрел на своего ездока и разжал железную хватку своих конских челюстей. Распрягая коней, я всё время вспоминал об этом случае, рассказанном отцом, и как мог опасался.

А в конной бригаде после того, как распряжешь коней (и, к тому же, отведешь их в конюшню на свое место, пристегнешь там к стойлу) было своего рода поощрительное действо-созерцание. В отдельной конюшне стоял конь-красавец. Не такой, которого я только что, замученного дневной работой, выпряг из брички. А, действительно, красавец! Свежий, лоснящийся. С горящим взором в глазах, похожих на яблоки. Только со цветом сливы. Проводив на отдых колхозных-совхозных лошадей, мы любовались этим красавцем. А у него в конной бригаде была другая «должность». Заботиться о пополнении личного состава. С чем он, наверное, справлялся неплохо. Потому как по двору бригады бегало довольно много жеребят, будущих лошаков и будущих тягловых лошадей. Вот такая была жизнь в этом конном царстве.

отец привез сорго с огорода

А это точно 68-69 год. Мой отец Шилин Петр Павлович, слева моя родная сестра Ольга и двоюродная Татьяна Румянцева из Никополя — им по 10 лет. Привезли с огорода сорго — мы тогда на вениках «специализировались», зарплата в совхозе у отца была 60-70 рублей

Читайте также: Как в Запорожской области вспоминали время пароходов по Днепру


Комментарии читателей