Індустріалка - новини Запоріжжя

Запоріжжя, Мимоходом в Запорожье, Фоторепортаж
В Запорожье - на экскурсию в субботний день по любимой погоде
Поделиться

Корреспондент «Индустриалки» на вопрос продавцов на рынке: «Что купить хотите?» — отвечал: «Экскурсия»

Я уже писал, что дождь, особенно в осенний или зимний день, моя любимая погода. Еще в этом же ряду — снег. А еще лучше — если метель.

экскурсия в субботний день

Сегодня и дождь, и снег одновременно. Значит, вдвойне любимая погода. Ну не сидеть же в такую погоду дома. Можно, например, съездить на работу. Там собраться с мыслями и покопаться в своих архивах. А по дороге этой самой погодой полюбоваться. Пройтись по рынку. Там обязательно что-то встретишь — мимоходом (это еще и моя рубрика журналистская — Мимоходом).

На ведущей к рынку улице Михаила Гончаренко, на стометровке, нет привычных рядов уличной торговли завалявшимися дома предметами старины — как далекой, так и недавней. Сидят дома эти продавцы, в основном, бабушки. Наверное, в первую очередь, потому, что «прилавки», которыми служит асфальт и земля между деревьями, покрыты лужами и снегом. А то бы вышли. Но жалко свой товар в лужи класть.

Зато продавцы молока и молочных же продуктов стоят на своем привычном месте — по этой же улице, ближе к рынку. Они побогаче тех бабушек, продающих сервизы из своих сервантов и другой скарб. У них машины «Жигули», припаркованные к тротуарам. И прилавками служат открытые багажники. Они продают молоко и в непогоду. Потому что дома коровки не знают простоев и выходных.

А на самом рынке продавцов уже больше половины. В первые дни после Нового года их было совсем мало — праздновали. В рыбный ряд не захожу. Там рыба дорогая. А дома, вспомнил, мы её бесплатно из залива Каховского моря ловили. Зачем платить за то, что трудом своим можно добыть. Хотя это неправильный посыл. Точно так же и про молоко можно говорить. Мол, поезжай в село, купи корову — и будет тебе бесплатное молоко. Да, будет. Эти сельские женщины, которых мужья привезли в город на стареньких «Жигулях» с молоком и сметаной, могут много рассказать, чего стоит держать в домашнем хозяйстве корову.

Иду по конфетному ряду. Остановился у прилавка. И тут же продавщица: «Вам что-то подсказать?» Да что подсказывать? Конфет сортов разных — несколько десятков на прилавке. Печений не меньше. Отвечать что-то невнятное — обидеть продавца. Тем, что ничего же не купишь. Поэтому заговорщицки ей, как бы по секрету, тихо сообщаю: «Экскурсия!» — «А! — отвечает она. — Хорошего просмотра. Ну и погодку вы выбрали для вашей экскурсии!»

Не стал ей объяснять, что погодка, что надо — моя любимая. Но и почувствовал себя виноватым почему-то. Возле следующего конфетного прилавка тоже остановился. И чтобы упредить вопрос другой продавщицы про «вам что-то показать?», сам спросил. Про шоколад. Плитки одинаковые по размеру, а цены вроде разные. В чем подвох? Продавщица уточнила, что плитку шоколада могу купить и за 15 гривен, и за 25 или 50 гривен. «Может собственно шоколада в этих плитках разное количество?» — «Производители разные». Она, наверное, почувствовала, что покупатель из меня никакой — мол, ничего не купит.

экскурсия в субботний день

И она была почти права. Я не собирался покупать шоколад. Но за 15 гривен плитку все-таки купил. Вспомнил при этом свою причастность к шоколадному производству.

Это что еще за причастность? Да вот такая — самая прямая. Довелось мне как-то побывать почти в самом начале шоколадной цепочки. Где-то в Африке, а вероятнее в Бразилии сельские хлопцы бобы какао собирали на плантации. Дальше рассыпали их по мешкам. Еще дальше грузили эти мешки в сухогрузы — корабли, готовые к отплытию в страны, где не растет «какава с чаем и кофием», грузили.

какао бобы

Один такой сухогруз однажды в студенческие 70-е годы встречали мы в Ильичевске, что под Одессой, теперь это Черноморск. Вернее, в морской порт этот сухогруз прибыл без нас. И уже успел наполовину разгрузиться. И вот однажды к нам в студенческое общежитие зашел парень, который предложил всем желающим заработать. Надо было вечером сесть в поданный к общежитию автобус и поехать в ильичевский порт. И там до утра поработать на разгрузке.

Мы всей комнатой поехали. Тридцать километров до Ильичевска — это больше часа в дороге. Нас подвезли к самому причалу, где стоял прибывший, наверное, с далеких берегов той же Бразилии корабль. Его глубокий трюм был наполовину разгружен. Мы спустились вниз. В трюме лежали мешки. Бригадир объяснил, что в мешках какао бобы. Вес каждого мешка 50 килограммов. Выдал бригадир нам какие-то металлические лапки с деревянной ручкой. Лапки чем-то напоминали молоточки, которыми готовят мясо под отбивные. Два человека должны были этими лапками с двух сторон подхватывать мешок и укладывать его на деревянный поддон, спущенный в трюм портовым краном. Но на поддон помещалось штук двадцать мешков. И укладывать их надо было быстро. Лапки, похожие на молоточки для отбивных, нас не слушались — все время соскальзывали с мешков. Пришлось их отложить в сторону и за мешки хвататься руками.

какао бобы - погрузка

Вскоре пальцы на руках с тыльной стороны покрылись кровавыми полосами, а мешковина казалась наждачной бумагой. Мы потеряли счет погруженным на поддоны мешкам. А вскоре потеряли счет и самим поддонам. А стрела крана, отнеся нагруженный нами поддон, относила его в стоявший на причале железнодорожный вагон — там работала еще одна студенческая бригада — и быстренько возвращалась с пустым поддоном обратно в трюм. А руки уже не слушались. Но мешки мы продолжали грузить. Наверное, на автопилоте.

И райскими мгновениями казались пятиминутные передышки, когда стрела крана ненадолго останавливалась. Мы падали, обессиленные, спинами на мешки с какао бобами, раскинув руки и тупо уставившись в ночное звёздное небо. Звёзды почему-то качались перед глазами. Потом я понял, что это мы качались на волнах вместе с трюмом корабля. В три часа ночи был неожиданный «обед» в портовой столовой — трехкопеечная булочка с крепким чаем. А потом снова — трюм, мешки и качающиеся звёзды. В семь утра закончилась, наконец-то, наша смена. Тот же автобус привез нас обратно в Одессу. Вместо пар в институте мы до обеда проспали в общежитии. А чтобы получить деньги за свою ночную смену, надо было снова ехать в Ильичевск. Мы решили, что пусть эти деньги пойдут «в фонд мира».

Вот так, мимоходом, заглянул я сегодня на рынок. Кроме шоколадной плитки оказалась в сумке и полуторалитровая бутылка молока. Домашнего.

Кстати

На рынке много интересного можно услышать. Например — как продавщица насмешила доллар вопросом о его падении.

А однажды на этом же рынке меня на 100 гривен обули.

Читайте также: В Запорожской области из-за снега появились проблемы на дорогах


Комментарии читателей