Индустриалка - новости Запорожья

Жизнь, Запорожье, Интервью, Фоторепортаж
Три года переселенка из Луганска ждет победы и возвращения в родной дом из Запорожья
Поделиться

Война, перманентно тянущаяся четвертый год на востоке, кажется, выжала все соки из страны

Истощились не только всевозможные ресурсы для помощи воинам, защищающим наш мир, и переселенцам, бегущим от ада взрывов в мирные города. Но и, прежде всего, иссякли силы у людей, которые все это время надеются и ждут. Каждый ждет своего: кто-то — мужа с войны, кто-то — сына, кто-то ждет возврата в родной дом. Но все, безусловно, ждут одного — мира на нашей украинской земле.

В то время, когда сил надеяться остается совершенно мало, в жизни происходят неслучайные, знаковые встречи. Как эта — с переселенкой из оккупированного Луганска Галиной Сергеевной Чижевской. Два года назад она переехала в наш город, где ее поселили в модульном городке. Здесь мы и встретились.

Галина Чижевская

Встретив нас во дворе городка, Галина Сергеевна сразу же пригласила к себе в гости — в крайнюю комнатку одного из домиков. По наклейкам на двери моментально видно, что здесь живет патриот своей страны.

В комнатушке из-за маленькой площади поместились лишь две двухъярусные кровати, шкаф и столик. Двум взрослым людям в проходе трудно разминуться. Но место для государственного флага нашлось даже в этой тесноте.

комната переселенки

— Всю жизнь я проработала на текстильном производстве, пока не закрыли его, — рассказывает Галина Чижевская. — Хоть и была на пенсии, но подрабатывала до самой войны. Буквально перед ее началом купила новый холодильник, отдала все деньги — 5,5 тыс. грн. Месяц сын его не подключал, еще месяц холодильник поработал и все…

У нас в Луганске заварушки начались раньше всех — весной 2014 года. Сначала уехали мои дети — сын и дочь — в Харьков. Я бегала на два дома — следила. Два месяца просидела в погребе своего дома. А когда начали стрелять, уехала и я – в июле сын Дима приехал, собрал меня за два часа, и мы выехали уже на последнем поезде до Днепра, а потом — на Харьков.

— С какими чувствами покидали родной дом?

— Я не хотела уезжать. Но через дом от нас поселились люди с автоматами. Уже и некоторые наши соседи погибли. Одна соседка сгорела в магазине. Вторая погибла возле своей машины: забыла в ней что-то, вернулась забрать и открыть дверцу не успела — расплавилась с металлом, даже гроб не открывали…

В Харькове я плакала все время: сначала дома жалко было — мы оставили в Луганске два дома. Конечно, сына жалко. А потом дочь с зятем говорят: «Ну сколько же плакать можно? Давайте уже двигаться дальше». Поэтому я начала ходить помогать пенсионерам, а потом — в госпиталь к раненым ребятам.

Там же и сын мой после ранения лежал. Госпиталь большой — семь этажей. Как-то захожу в палату, а один из ребят говорит: «Это пришла мама Димки, который меня вынес». Пуля прошла через лицо навылет — кровь хлещет, а Димка заткнул рану пальцем, чем и спас товарища.

Дмитрий Чижевский принимает присягу

— А как Дима попал в зону АТО?

— Сын привез меня в Харьков, а сам отправился добровольцем, хоть в армии не служил раньше. В Харькове ему предлагали пойти в милицию, но он не захотел: «Зачем мне в милицию? Мне надо отвоевать мой Луганск». Уехал в Киев, отучился на сапера. И уже в августе воевал в «Айдаре» — там много наших ребят из Луганска.

За два года Дима воевал и под Счастьем в Луганской области, и в Донецкой области. За это время был трижды ранен. В декабре 2015 года получил награду «За мужність» 3-й степени. А 8 марта 2016 года мой сын с тремя товарищами подорвались на растяжке, после чего их комиссовали — Диме дали инвалидность.

Сейчас Дима с семьей живет в Житомирской области, рядом со своими однополчанами. Говорят, вместе как-то легче. Да еще и к Киеву ближе, куда мою внучку, Димину дочку Настю, пригласили учиться в спортинтернат. Она у нас занимается дзюдо — в этом году заняла второе место на чемпионате Украины в весовой категории 52 кг. Очень расстроилась, плакала, потому что привыкла занимать первые места.

Галина Чижевская с фото внучки и сына

— А как Вы оказались в Запорожье?

— В Харькове жить дорого, поэтому в августе 2015 года я перебралась в Запорожье, чтобы к сыну быть ближе, который был в зоне АТО. В Харькове мы жили на квартире, а здесь меня сразу же поселили в модульный городок. Мне казалось, что я приехала в Украину, такая радостная, гордая тем, что мой сын служит в зоне АТО — защитник. Я думала, что здесь все так думают. А оказалось, нет…

Жители модульного городка начали за спиной говорить, что мой сын убийца. Я была просто в шоке — вы же здесь живете! Они — первые, кто предаст, если будет такая возможность. В прошлом году иностранцы снимали о нас с Димой фильм в Запорожье. Так соседи возмущались и протестовали даже против того, чтобы повесить Флаг Украины в домике.

Конечно, первое время я очень плакала, пока не поселили к нам в 14-ю комнату подполковника. Теперь уже никто меня не трогает, ко мне и сын приезжал. И я теперь знаю, куда обращаться — меня поддерживают и комендант городка Анжела, и ребята из Запорожского союза ветеранов АТО.

— С кем еще общаетесь в Запорожье?

— Хожу к девочкам и ребятам-атошникам в «Коло побратимів» — там у меня душа отдыхает. Там все ребята – военнослужащие с женами. После общения с ними позитивного заряда мне хватает надолго.

Ходила и в госпиталь к ребятам вместе с волонтерами, и в фитнес-клуб, и в центр для пенсионеров — познакомилась со всеми, сдружилась. Здесь, в модульном городке, стараюсь участвовать во всех мероприятиях. Остальные — соседи мои — никуда не хотят ходить. Только на кухне рассказывают, как им плохо. Я уехала из Луганска — мне некуда ехать. А мои соседи — из Донецкой области, все мотаются туда-сюда.

Галина Сергеевна с журналистом

— Вы не ездили все это время в Луганск?

— Нет, уже три года прошло — мы ни разу не были дома. Я созваниваюсь с соседями. Они рассказывают, что у Димы вообще растащен двухэтажный дом. Потому что через дом живут люди с автоматами, многие его одноклассники пошли к сепаратистам воевать.

Мой дом пока стоит, соседи заботятся. У меня и ламинат на полу, и натяжные потолки, и теплый пол — ничего нет, все осталось в Луганске.

— Тянет домой?

— Я эту ниточку не обрываю. Весной была у сына в Житомирской области, совсем отчаялась: жилья нет, денег нет, ничего нет, у сына инвалидность. Дима с семьей снимает жилье. Отдает всю свою пенсию, а хозяйка квартиры не хочет оформлять официальную аренду жилья — так бы у него были хотя бы льготы на услуги ЖКХ.

Но даже на квартирную очередь Дима не может стать — с него требуют справку, что он не стоит на очереди в Луганске. Представляете этот парадокс?! Он, который на всех сепаратистских сайтах числится как враг «ДНР», «ЛНР», должен поехать туда и привезти справку, что он не стоит на очереди!

Все наши данные, телефоны, фотографии, когда был призван на службу, кто с ним служил, кто погиб, даже номер автомата! Все посдавали из военного дела!

Никуда не езжу, потому что я им не нужна, а вот его через меня туда выманить могут. Для нас дорога в Луганск — это дорога в один конец. Домой я поеду только тогда, когда с Россией перекроют границу. Я всем говорю, что все равно победа будет за нами.

Волонтеры наградили переселенку орденом матери

Вопросы без ответа

«Покупала ягоды сегодня на рынке. Продавщица жаловалась: я два часа ехала на дачу, чтобы собрать ягоды. Говорю ей: «Женщина, да будьте счастливы, что у вас есть дача, что у вас есть квартира!» Запорожские ребята воюют — они хоть домой приезжают. А мы? А мой сын, когда воевал, говорил: «Мать, а где меня хоронить, если что? Где?!»

Дмитрий Чижевский с побратимами

Фото Александра Прилепы, из архива семьи Чижевских


Комментарии читателей