Індустріалка - новини Запоріжжя

Інтерв'ю, Запоріжжя, Культура, Фоторепортаж
Запорожский искусствовед: Хотелось встать на колени и молиться на эту картину
Поделиться

Искусствовед художественного музея, проработавшая там больше 40 лет, вспомнила самые яркие моменты

Искусствоведу, ведущему научному сотруднику Запорожского областного художественного музея Людмиле Травень исполнилось 80 лет. Она работает в музее практически с момента его основания и продолжает трудиться. Ее жизнь — это тоже своего рода история музея.

«Искусство привлекало и тянуло»

Искусствовед художественного музея Людмила Травень

 — Людмила Ивановна, как вы стали искусствоведом?

-Это еще с детства. Классе в пятом-шестом мне очень нравились репродукции в «Огоньке», «Работнице», «Колхознице», тогда у нас были такие журналы. А репродукция картины «Оттепель» Федора Васильева меня так поразила, что я начала собирать открытки. Так и пошло.

Первый музей, где я побывала — Рыбинский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник в Ярославской области. В Рыбинск мы эвакуировались из моего родного Днепропетровска во время войны. Там я окончила школу. Материальной возможности после школы учиться в другом городе не было. И я окончила авиационный техникум по специальности техник-механик. А потом по распределению приехала на Родину, в Украину, работала на «Моторе».

Но искусство привлекало и тянуло. Я не чувствовала, что могу рисовать. Не знала, что не будучи художником,  можно учиться в художественном институте. А узнав об этом, уже в зрелом возрасте поступила в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имен и Репина.

В художественный музей попала не сразу

-А как пришли в Запорожский областной художественный музей?

Художественный музей

-Уже получила диплом искусствоведа, но еще год продолжала работать на заводе, потому что еще не было художественного музея. А когда его открыли, то не сразу в него попала. Музей был основан 29 сентября 1971 года. А для зрителей открылся в 1972 году выставкой картин из Третьяковской галереи, своих экспонатов тогда не было.

Я приходила с дипломом устраиваться на работу. В музее уже было три научных сотрудника. (Из тех, кто работает до сих пор — Алефтина Медведева, сегодня, 15 декабря, ей исполнилось 79 лет. — Ред.). Мне сказали, что научные сотрудники пока не нужны.

Меня согласились взять на работу в заповедник «Хортица». Направили с документами на собеседование в управление культуры, где сказали: «А почему не в художественный музей?». — «Не берут». — «Идите, оформляйтесь».

С лета 1972 года я работаю в художественном музее. Был период, когда я работала в музее народного творчества и этнографии. Он находился напротив синагоги. Музей просуществовал в Запорожье всего четыре года, с 1991 по 1995 год. Из 45 лет музейной работы 41 год отдан художественному музею.

Как украли и вернули Айвазовского

Искусствовед художественного музея Людмила Травень

-Какой случай из музейной жизни вам больше всего запомнился?

-Печальный случай, который, впрочем, счастливо закончился для музей. Это кража с выставки четырех картин известных художников. Среди них был и холст Айвазовского «Канонерка в море». Я работала тогда главным хранителем музея. И, естественно, выговор был директору музея и мне. А через несколько лет все, что унесли, в целости и сохранности анонимно вернули в музей — оставили пакет с украденным. (Картины были небольшие). Тогда я работала в другом музее.

-На каком искусстве вы специализируетесь?

-На изобразительном. Хотя могу заниматься и декоративно-прикладным искусством. В периферийных музеях приходится иметь дело со всем. Симпатии, конечно, бывают. Но мне и изобразительное, и декоративное искусство нравится.

Искусствовед художественного музея Людмила Травень

«Джульетта» и другие

— Вам приходилось выбирать для музея работы известных художников?

-Да. Например, из одной удачной поездки в Одессу привезла работы Шовкуненко, Жуковского, Буковецкого, Беркоса, Дворникова. Покупали у коллекционера, а картины Буковецкого — у его родственников. Тогда привезла и «Джульетту» (1912 год) Николая Кузнецова. Это портрет дочери художника, оперной певицы Марии Кузнецовой-Бенуа. Эта картина есть во многих альбомах. Она была в нашей постоянной экспозиции. Надеюсь, после ремонта  у нас опять будет постоянно действующая выставка.

К слову, картина Кузнецова при покупке называлась владелицей «Офелия». А через несколько лет директор нашего музея Галина Борисова установила и написала историю картины о том, что Мария нигде и никогда не исполняла партию Офелии. Похожий портрет есть в Ленинграде (теперь Петербурге) и называется «Джульетта».

Искусствовед художественного музея Людмила Травень

Картину Лагорио я привезла из Ленинграда. Обнаружила на стене у подруги моей мамы и выпросила для музея. А во время одной рабочей поездки с Алевтиной Медведевой привезли из Москвы  картину «За чашкой чая» Александра Осьмеркина  и три работы Роберта Фалька. Покупали у жен художников, ездили к ним домой. (Это художники с мировыми именами. — Ред.).

Тогда же много замечательных работ привезли из Загорска. Одна из них — «Днепрострой» Федора Коннова, расстрелянного в 1930-х годах.

Слава богу, раньше давали хоть какие-то деньги на закупку коллекции. Иначе у нас не было бы работ 19-го — начала 20-го века. Сейчас, к сожалению, деньги на эти цели не выделяют.

«Это было, как удар!»

-Какая выставка больше всего запомнилась в нашем художественном музее?

-До сих пор не могу забыть потрясающую выставку из Эстонии — привезли огромную коллекцию, это было, как удар! Управление культуры даже не решилось издать каталог. Потому что для того времени, а выставка проходила в 1970-е годы, это были очень новаторские произведения. Там были такие работы, которые у нас с нашим суровым стилем не разрешали.

-Чем особенно гордитесь в вашей творческой жизни?

-Довольна, что, в соавторстве с Юлией Мартыненко удалось довести до печати  каталог «Не забувайте незабутнє», куда вошли все 126 произведений художников-бойчукистов (украинское искусство в сочетании с авангардом, преследовалось с 1930-х годов. — Ред.) из коллекции нашего музея. В 2017 году мы с ней организовали одноименную выставку.

Искусствовед художественного музея Людмила Травень

-За что любите профессию искусствоведа?

-За эмоции, за восхищение, потрясение, удивление. За то, что есть таланты на земле, которые вкладывают все это тебе в душу. Так, увидев в Эрмитаже картину Рембрандта «Возвращение блудного сына» — она была одна в зале, освещена снизу и напоминала огромную икону — хотелось чуть ли не опуститься на колени и молиться на эту картину. Мне было 28 лет, но впечатления до сих пор сильные.

Три любимых художника Людмилы Травень

  • Леонардо да Винчи
  • Рембрандт
  • Илья Репин.

 Читайте также: Запорожцы могут увидеть целый зал подсолнухов.

Фото Александра Прилепы и автора.


Комментарии читателей