Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Интервью
Реактора нет, а люди идут на шашлыки - спасатель о взрыве на Чернобыльской АЭС
Поделиться

Сегодня в Украине отмечается День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Запорожский спасатель Сергей Сухой — один из немногих, кто видел Чернобыльскую АЭС в день взрыва. На службу в МЧС Сергей Алимович пришел в 1984 году. Со временем стал старшим инженером пожарной части №15, которая находилась в Коммунарском районе. Он не любит вспоминать 26 апреля 1986 года и не причисляет себя к ликвидаторам. Теперь Сергей Алимович на пенсии и пишет удивительно интересные исторические книги.

Спасатель Сергей Сухой

26 апреля 1986 года для 25-летнего Сергея Сухого началось в 1.30, когда его с другими спасателями разбудили по сигналу «Тревога!». Было это в Киеве – где Сергей проходил курсы повышения квалификации и через несколько дней должен был возвращаться в Запорожье.

— Оказалось, не судьба — нас разбудили ночью и собрали на построение, — вспоминает Сергей Алимович. — Нам прямо сказали, что произошел взрыв на Чернобыльской АЭС. Мы все понимали серьезность ситуации. Когда сказали, что нужно ехать — вопросов не было.

Малиновое мерцание над АЭС

Конечно, некоторые прятались по кустам, но я поехал. В дороге еще шутили, что нам после такой поездки дети не светят. Были молодые и воспринимали все с юмором.

Запомнилось, что когда подъезжали к атомной станции, над городом сверкало малиновое мерцание. Больше никогда такого не видел.

— Куда вас привезли?

— Сразу к атомной станции, потому что толком никто не знал, куда надо ехать. Вот так и приехали к воротам станции, где было четко видно, что у нее срезан один реактор — от взрыва. Мы видели, как там скручивали пожарные рукава первые спасатели, которых буквально через несколько часов уже на вертолете забрали в больницу. Шесть человек из них потом умерли. Когда мы приехали, на реакторе уже ничего не горело — только шел дым или пар.

— Долго вы там стояли и принимали радиационные ванны?

— Не поверите, но даже покурить выходили из автобуса. Потом нас от станции вернули назад на дорогу, к городу. Там и остановились. Туда же через некоторое время съехалось много пожарных машин и спецтранспорта МЧС из разных городов Украины. Всех вызвали, а что с нами делать, толком не знали.

Что делали на дороге?

— Ждали дальнейших распоряжений. Когда проголодались, пошли в магазин, чтобы перекусить там. Все понимали, что радиация, но только она не ощущается, а кушать-то хотелось.

Ехали с открытыми окнами

— А местные жители как реагировали на вас?

— Никак не реагировали. Этим они просто нас поразили. Люди живут возле атомной станции и вдруг видят 100 машин со спасателями, но с их стороны не было никакой паники. Вот мы стоим и видим, что нет четвертого энергоблока на станции, и жители Припяти это видят, но при этом спокойно идут на природу жарить шашлыки. В тот самый лес, который потом из-за радиации назвали «желтым лесом».

— Вы, наверное, дозу радиации получили приличную?

— Нам говорили, что радиация распространяется пятнами. Я верю, что нас не сильно зацепило. Видел, как тошнило некоторых ребят. Но с нашими было все хорошо. Где-то к обеду нам сказали, что можем ехать назад в Киев. Вот такие у нас были приказы. Мы загрузились и поехали назад. Нам навстречу ехал уже специальный транспорт с полностью задраенными окнами. Люди там сидели в спецодежде и защитных масках. А мы в автобусе ехали с открытыми окнами — жарко же.

— В Киеве пришлось задержаться?

— Два дня побыли, а потом поехали домой. Многие в Киеве уже знали, что случилось в Чернобыле. На вокзале был, как будто конец света — людей полно и все хотят поскорее уехать.

Когда вернулись домой, нас направили в больницу, мы сдавали анализы. А еще забрали нашу одежду, в которой мы там были. Я никогда не спекулировал на том, что был в Чернобыле 26 апреля, и не считаю, что это какое-то из ряда вон выходящее событие.

Читайте также:На запорожской дамбе установили портал


Комментарии читателей