Индустриалка - новости Запорожья

Жизнь, Запорожье
Полвека назад Запорожская область пережила кошмарную зиму
Поделиться

50 лет назад зима кошмарила Запорожье и область

Считаете, что зимы в Запорожье слишком нежные? А февраль — так вообще почти весна? И вам хочется «настоящей» зимушки, «как раньше»? Да что вы знаете о запорожской погоде, если не были здесь в феврале 1969 года!

«Сильный шторм», «черные барханы», «снег по крышу» — да-да, это про наши места. И было это ровно 50 лет назад.

Окунемся в ту пору, листая пожелтевшие от времени страницы газеты «Индустриальное Запорожье». Вот какой прогноз погоды она напечатала 18 февраля 1969 года: «ожидается пыльная буря… ветер по городу — сильный шторм, по области — ураганной силы».

Сильный шторм, напомним — это ветер со скоростью 24-28 м/с, а ураган — 33 и более. И в том, и в другом случае разрушаются здания, с корнем вырываются деревья.

Добавьте сюда еще 6-11 градусов мороза (а неделю назад так вообще минус 21-24 было — вкупе с пыльной бурей). Пыльная буря, штормовой, ураганный ветер — обычные выражения в сводках погоды тех дней. Да что там дней — недель!

А теперь посмотрите в окно. И порадуйтесь, что там февраль 2019, а не 1969 года.

Кстати, об окнах.

Запорожцы — очевидцы — так вспоминают ту кошмарную зиму: только вытрешь набившуюся в окно пыль (проникала во все щели, стеклопакетов тогда ведь не было), как опять пыльная буря. Снова между рамами ненавистная пыль… и снова вытираешь, и снова пыльная буря…

Город борется со штормом. Фото из «Индустриального Запорожья» за 21 февраля 1969 года. Уборка снега на главном проспекте. А бытовой мусор тогда, между прочим, убирали дважды в день

Пыль досаждала даже хлебопекам — чтобы сохранить качество калачей, на запорожском хлебокомбинате №2 пришлось тщательно заклеить окна, уплотнить двери, по несколько раз в день проводить влажную уборку.

А на мясокомбинате ветер не раз рвал линию электропередачи между цехами, котельной и насосной.

И так почти два месяца.

Первая буря пронеслась еще 3-7 января. «Необычная выдалась нынче зима. То снежный буран проносится над землей, то, закрывая солнце, повисает в небе пыль», — писала газета 18 февраля. А мы подчеркнем: закрывая солнце. Но это был еще не финал стихии. В газете даже ввели рубрику, которая так и называлась: «Наперекор стихии».

«Наперекор стихии» — такая рубрика прописалась в «Индустриалке» зимой 1969 года и оставалась актуальной почти два месяца

Вот драматические строки из репортажа с «Запорожстали».

«Медлить было нельзя: разошлись сварочные швы, лопнули болты крепления радиометрических уровнемеров на 5-й доменной печи. Сильные порывы ветра слепили глаза пылью, пригибали к земле, яростно набрасывались на ремонтников. А как там сейчас вверху, на 60-метровой отметке печи, подпирающей тусклое, покрытое пыльными тучами небо?» («Индустриальное Запорожье», 19 февраля 1969 года).

«Отметка мужества», «На пределе человеческих сил» — красноречивые газетные заголовки («Индустриальное Запорожье», февраль 1969)

Еще тяжелее было на титано-магниевом. 22 февраля газета подробно живописала ту критическую ситуацию.

«В ту ночь ветер достиг ураганной силы. 120-метровая вентиляционная труба цеха №7 стала угрожающе раскачиваться. Трещала общивка. В нескольких местах, не выдержпа перегрузки, лпнуло крепление…

Это была изнуряющая и очень тяжелая работа. Уставали так, что даже самые сильные не выдерживали наверху больше, чем по полчаса. Передохнув, вновь по трапу поднимались вверх. Те, что оставались внизу, напряженно следили за товарищами, которых сразу поглощала серая пыльная мгла.

Снизу светили прожекторы, стараясь пробить острыми лучами пыльные вихри… Электросварщиков угнетало то, что не удается прочным швом заварить крепление трубы.

Ураганный ветер сдувал капли расплавленного металла со шва и они бесследно исчезали в ревущей бездне. Люди вновь, где ползком, где подтягиваясь за обжигающую холодом арматуру, пробирались в самые опасные аварийные участки, на отметки — 81 метр и 95 метров…

Один за другим слесари и электросварщики подходили к трубе и исчезали в серой мгле, откуда доносился скрип, треск, глухие удары. Ветер яростно раскачивал подвесную люльку, в которой работали электросварщики, и бил ее о трубу…

Три дня длилось это упорное сражение со стихией. Один узел восстанавливали, другой рвало. Амплитуда колебаний трубы достигала 12 метров».

Рабочие титано-магниевого завода, которые противостояли стихии «на пределе человеческих сил» («Индустриальное Запорожье», 22 февраля 1969)

Так было в городе. А что же в селах?

Журналисты «Индустриалки» сели в редакционный «бобик» и поехали, туда, где на открытых просторах стихия разгулялась похлеще, чем в городе.

«Из Запорожья мы выехали во второй половине дня. Над городом уже не висела густая завеса пыли, только сильный ветер злобно швырял в стекла «газика» снежные хлопья.

…Мы выбрались на трассу Москва — Симферополь. Дорога была необычно пустынной, зато часто встречались на ней бульдозеры.

…И только выбравшись на трассу, ведущую в Черниговку, мы по-настоящему поняли, что такое снежно-пыльный буран. Несмотря на далеко не поздний час, вокруг было темно. Видимость была минимальная, и нам в три пары глаз пришлось следить за тем, чтобы машина не угодила в кювет».

Редакционный «газик», на котором ехали журналисты «Индустриалки», застрял в сугробе. Выручили трактористы («Индустриальное Запорожье», 22 февраля 1969)

В Токмаксвом районе журналистам рассказали о нелегких днях на колхозных фермах.

«Колхоз «Таврия». Здесь в птичнике провалилась часть крыши. Когда затрещал потолок, старший птичник Степан Васильевич Кичма только успел крикнуть работающей здесь же жене:

— Надя, ко мне!

А потом — страшный грохот, хлопанье птичьих крыльев.

…Колхоз «Красное знамя». Земля, забившаяся под крышу, повалила потолок в коровнике».

Шофер молоковоза колхоза «Россия» Черниговского района Александр Алексеенко по два раза в день ездил в райцентр, несмотря ни на какую погоду

Слева: старший птичник артели «Таврия» Токмакского района Степан Кичма, который, считай, спас свою жену, когда в птичнике обвалилась крыша («Индустриальное Запорожье№, 22 февраля 1969)

Шел, напомним, второй месяц погодных безобразий. Но еще в январе «Индустриальное Запорожье» писало о крестьянских горестях.

«Много неприятностей принесла буря. Но особенной болью отозвалась она в душе у земледельцев. Глядя на потускневшее, словно при солнечном затмении, небо, на перекатывающиеся полями черные барханы, на выросшие вдоль лесополос дюны, люди невольно задумались: а не улетает ли за ветром их урожай?»

«Механизаторы очищают (а кое-где просто откапывают) от песка технику. Люди идут в поле, чтобы разравнять бугры… Затем — очистка садов, лесополос».

В Черниговке некоторые дома занесло землей и снегом под самую крышу («Индустриальное Запорожье», 22 февраля 1969)

Но советские люди не были бы советскими, если бы не давали достойный отпор разгулявшимся ураганам.

«Никакая стихия не в силах нарушить распорядок дня на молочнотоварной ферме совхоза «Мокрянка» Вольнянского района. Как бы ни приходилось тяжело, коровы всегда получают корм в назначенное время».

«В самый разгар пыльной бури колхоз «Россия» Черниговского района получил 21 тысячу цыплят».

Но как ни бодрись, а буря — она и в СССР буря.

«Председатель Пологовского межколхозстроя Александр Федорович Скидан переводит усталый взгляд к окну, задернутому пыльной завесой. Очевидно, и ему, и всем межколхозстроевцам работа в эти дни дается нелегко».

Валентин Васильченко

Автор репортажа из объятых ураганом районов Валентин Васильченко. О той памятной поездке Валентин Петрович увлеченно рассказывал даже спустя десятилетия. На фото он на 65-летии газеты в 2004 году

Своя эпопея была в колхозе «Червоний партизан» Михайловского района. Ночью из-за сильного ветра рухнула часть овцефермы, и отара разбежалась по степи. Колхозники отправились на поиски — в терзаемую ураганом ночную мглу. Привлекли шоферов с их «газонами», но машины и сами могли потеряться — застрять ночью в степи, когда вокруг разыгралась вьюга, проще простого. А мобильной связи тогда не было и в помине…

Для овец все закончилось благополучно, нашли их вовремя.

Но семьям тех, кто отправилсяся на поиски, пришлось поволноваться. Представьте: сидит в темной хате жена такого колхозника (свет из-за урагана вырубили), за окном в темноте злобно гудит ветер, телефонов — ни мобильных, ни даже стационарных — ни у кого еще нету… Разные мысли лезут в голову…

Это я и сам помню, хоть и был тогда еще хлопчиком-дошкольником. Приходит соседка, рассказывает матери: ехали они из Тимошовки, видели вдали в степи занесенную снегом машину. Это, Катя, наверное, твой муж-шофер там замерзает. Или бросил заглогшую машину и бродит где-то…

О, Господи, что же делать?

Но, слава Богу, тревога оказалась ложной. Соседке, как потом выяснилось, что-то померещилось, но седых волос у матери тогда добавилось.

Легендарный фотокор «Индустриалки» Павел Чурюканов. Вместе с пишущим журналистом навстречу разбушевавшейся стихии поехал, конечно же, вездесущий «Паша». Редкий случай: на этом снимке из редакционного архива запечатлен сам Чурюканов — обычно же он, как вы понимаете, оставался за кадром

В чем же причина таких мощных и затяжных ураганов, накрывших наши края в январе-феврале 1969 года? Вот в чем.

Вместо привычной серии циклонов, приходящих с Атлантики и Средиземноморья с обильными осадками, тогда чуть ли не каждые три-пять дней вторгались мощные антициклоны. Самый мощный был «родом» с Урала. Циклоны Средиземноморья постоянно пытались пробиться сквозь заслон антициклона. Это вызвало сильные метели в Украине, Белоруссии. А на востоке Украины, где было мало снега, пронеслись пыльные бури.

«Впору говорить не о плохих погодных условиях, а об определенных изменениях в климате. И соответственно приспосабливаться к этому», — вразумляла тогда газета.

О, пресловутые «изменения в климате»! Знакомое выражение, не правда ли? Оказывается, о них говорили уже 50 лет назад!

А пыльные бури в Украине к тому времени проносились в 1927, 1928, 1946, 1953 и 1960 годах.

***

Ну что, вам еще хочется «настоящей» зимушки, «как раньше»?

Автор Владимир Фризько

Читайте также: Порадует ли февраль запорожцев снегом


Комментарии читателей