Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
В лицее рассказали, что было визиткой Саши Скочкова - погибшего курсанта из Мелитополя
Поделиться

О выпускнике Саше Скочкове в родном учебном заведении вспоминают как о человеке-улыбке

Чуть больше недели прошло с момента страшной авиакатастрофы под Чугуевом. Трагедия коснулась не только близких погибших авиаторов, но и тех, с кем они дружили, учились, общались. И, конечно, вместе с семьями 26 офицеров, прапорщиков и курсантов, в случившееся не могут поверить бывшие учителя этих молодых, умных, сильных, патриотически настроенных парней и мужчин. Мелитопольщина, напомним, потеряла двоих — Евгения Скоробогатько из села Терпенье и Александра Скочкова из Мелитополя.

После трагедии с отцом Саша сразу повзрослел

Во дворе КЗ «Мелитопольский лицей-интернат І-ІІІ степени» Запорожского облсовета  на флагштоке до сих пор на флаге висит черная лента. В фойе на столике – портрет красивого парня в военной форме на фоне самолета: фото с траурной лентой, две розы, свеча и лампадки. А рядом – небольшой стенд, где размещены еще несколько снимков Саши Скочкова – одного, в гражданской одежде, и вместе с одноклассниками.

Примечательно, что в этом здании Саша ни дня не учился: бывший лицей «Творчество перепрофилировался и переехал сюда уже после того, как он окончил его в 2017 году. Но по возможности, бывая в родном городе на каникулах, заходил сюда проведать педагогов и, в частности, бывшую классную руководительницу, учителя украинского языка и литературы Наталью Устинову.

— В лицее «Творчество» мы учили детей с 8-го класса, и Саша пришел к нам в 8-й класс, — говорит Наталья Александровна. — После окончания учебного года у нас еще была летняя практика, и как раз тогда произошла эта страшная трагедия, погиб его отец Игорь Скочков (штурман Ил-76, сбитого боевиками 14 июня 2014 года на подлете к луганскому аэропорту – авт.). Сашу успокаивали одноклассники, у учеников всегда были дружные отношения. Затем их коллектив поделили на два класса, добавили новых детей, и с 9-го по 11-й класс я была у них классным руководителем. Я хорошо помню тот период. Он очень долго отходил от того, что случилось с отцом, ведь у них была очень тесная связь. Мы могли сидеть с ним один на один, и он рассказывал о своих переживаниях, потом о своих мечтах, о том, что он хочет тоже стать летчиком, выучиться именно на военного летчика, чтобы быть достойным сыном своего отца. То есть, папа был для него примером.

Наталья Александровна рассказывает, что хоть подростку в душе тогда было очень-очень трудно, он не хотел, чтобы его открыто жалели. Зато сам был всегда готов поддержать товарищей. И если кто-то новенький приходил в класс — он первый подходил, начинал знакомиться, рассказывал о жизни класса. Он был открыт и улыбчив, не забывал говорить комплименты девчонкам, что им, конечно, было приятно. Хорошо учился, среди любимых предметов его были английский язык, информатика, он хорошо читал стихи, и уделял много внимания физической подготовке. А еще он учился в музыкальной школе, и он на праздники приходил с саксофоном и в 8-м классе, и в 9-м, и в 10-м.

— Он пытался показать, что держится, но мне, как старшему человеку, было видно, что ему тяжело. Как только эта трагедия с отцом случилась, он сказал мне: «Я теперь единственный мужчина в семье». И как-то он сразу повзрослел. И уже когда он в 9-й класс пришел, было ощутимо, что он отвечает за маму и сестру, которой тогда было чуть больше полутора лет. И он до последнего мне это говорил: «Я же мужчина в семье!».

«Не воспринимаю я Сашу в прошедшем времени»

По словам учительницы, у нее нет «бывших» учеников – все они остаются «ее детьми», просто становясь на год старше. Они были интересными, яркими личностями, из которых сложился замечательный пазл. Выпускники до сих пор поддерживают тесные отношения со «второй мамой» — заходят в гости, общаются в соцсетях и созваниваются по мобильному, причем, в разное время суток – поделиться радостью или переживанием, спросить совета или просто поболтать.

— Последний раз мы с Сашей общались 24-го сентября. Я шла с работы после уроков, тут звонок — Саша звонит, — на глазах собеседницы выступают слезы. — Мы чаще общались в Инстаграме, а то он мне позвонил и мы минут 40 разговаривали с ним, если не больше. Иногда так получается, если дети звонят, мы всегда говорим долго. А когда позвонил 24-го, просто говорит: «Я по вам соскучился».  И мы вспоминали школьные годы, какие-то смешные ситуации, вспоминали, как фотосессии проводили в 11-м классе, как клип тогда же снимали. А еще он говорил о том, что так ждет, когда закончит обучение, ему уже хотелось летать, чтобы служить в Мелитополе — «Там же мама, сестра, им нужна моя поддержка». То есть, он чувствовал ответственность за них. И всегда, когда говорил о сестре и о маме, у него сияли глаза.

И никаких предчувствий беды или каких-то особенностей разговора не было, добавляет Наталья Александровна. О том, что под Чугуевом вечером 25 сентября разбился учебный самолет учительница узнала из интернета.

— Открыла вечером Фейсбук в 10 часов, и там эта информация была в ленте новостей, — говорит Наталья Устинова. — И я начинаю искать, что это за самолет, и вижу, что он принадлежит университету, где учится Саша. И я думаю: «Не дай Бог!». Надеялась, хоть бы там его не было. Когда я увидела новость о катастрофе, то сразу ему написала: «Саша, как дела?». И он не ответил мне, я начала звонить на телефон, но ответа не было. Думаю, вдруг что-то случилось с телефоном? Тем более что вечер, может, он просто выключен. Я несколько раз набирала, думаю, возможно, связь плохая, или еще что. Затем на каком-то сайте уже появился список – неофициальный. Только фамилия. И я все надеялась, что это не он. Я была в шоке: как так, отец погиб в авиакатастрофе, а Саша — так же, получается? Я отказывалась в это верить до последнего. Все одноклассники мне звонили, писали, спрашивали, возможно, это неправда, возможно, это не он. Знаете, я только сейчас, спустя несколько дней, начала об этом говорить, до этого не могла, плакала. Не воспринимаю я Сашу в прошедшем времени! У меня до сих пор в голове его голос. Вспоминается его улыбка. Такая солнечная, ласковая.  Как бы ему не было трудно, но он к тебе подойдет, обнимет, и всегда с улыбкой — это было его визиткой.  Он был очень хороший мальчик, такой, на которого можно равняться и ставить в пример.

— Мы все до последнего надеялись, что Сашу найдут: с ожогами, переломами, но живого, —  добавляет директор учебного заведения Тамара Кондрашова, учившая в свое время Сашу Скочкова географии. — До последнего верили, что он в живых. Молились и всех призывали это делать. Но, к сожалению, Саша не среди нас.

Читайте также: Сельская школа в Запорожской области — помним наших учителей

Фото автора и предоставлены Натальей Устиновой.

 


Комментарии читателей