Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Фоторепортаж
Черные дровосеки добивают последние два дерева из села-сада в Запорожской области
Поделиться

Тополя, пережившие войну, СССР и свое село, превращают в дрова

Интересную фотографию мы обнаружили в газете «Большевик Запорожья» за 1948 год: полуторка едет по грунтовой дороге, а вдоль этой дороги — ряд высоченных деревьев.

По правде сказать, заинтриговала даже не столько фотография, сколько подпись к ней: «Тополя в артели «Гигант» были посажены в 1929 году. Сейчас они достигают 25-метровой вышины».

Мелькнула шальная мысль: а вдруг еще растут? Тогда нас ждет двойная удача: мало того, что в Запорожской области имеются 91-летние тополя, так еще и возраст этих патриархов фактически подтвержден старой публикацией.

«Еще когда мы селились на голом месте, когда только организовывалась артель, первым делом колхозники решили обсадить село зеленью, сделать его настоящим цветущим садом», — так начиналась заметка в газете, рядом с которой поместили заинтересовавшую нас фотографию. Подписал заметку Яков Коваль — председатель артели «Гигант» Панютинского сельсовета Ореховского района.

Вот с этого места мы и начали вникать. То, что артели «Гигант» давным-давно нету, понятно. Но оказалось, что и села Панютино тоже уже нету — официально ликвидировано в 2007 году.

А что же тополя?

— Я там года два назад была, тогда около пяти сухих деревьев стояло, — сообщила нам Анна, выросшая в селе Широком (в километре от Панютино). — Впрочем, мама говорит, что и в прошлом году еще несколько деревьев оставалось.

— Я очень давно там была, но тополя помню, — добавляет Неля, родившаяся в Панютино. — Они росли, если мне память не изменяет, на центральной улице (в селе было две-три улицы).

Итак, кое-какие сведения о примечательных тополях имеем, но сведения давние и туманные. В общем, надо ехать и смотреть.

И мы отправляемся в путь.

Орехов, Преображенка, далее к речке Верхняя Терса на границе с Гуляйпольским районом. Проезжаем села Омельник, Свобода, Широкое. За Широким асфальт кончается, и последний километр до бывшего Панютино едем по полевой грунтовке.

— У нас… хорошие тополевые аллеи тянутся вдоль дорог, — писал в газете в 1948 году председатель артели «Гигант». — Древонасаждение в наших степных условиях — важнейшее мероприятие. Без него мы не можем обойтись… А в недалеком будущем на наших полях через каждые 500 метров протянутся зеленые барьеры, которые преградят дорогу суховеям на колхозную землю».

И даже в далеком будущем видно, что планы председателя сбывались. Лесополосы здесь, действительно, частые.

А некоторые ветроупоры столь мощные, что будто это и не южная Запорожская область с ее чахлыми посадками из остатков если не сгоревших, так вырубленных деревьев.

Но вот, наконец, и бывшее Панютино. Где же наши искомые тополя?

Вместо исполинских деревьев видим исполинские пеньки.

Всюду следы дровосеков.

Все же находим два крупных дерева. Вот одно из них.

— Судя по фото, на 95% это дерево — тополь белый, — комментирует снимок Сергей Подорожный, заведующий кафедрой ботаники и садово-паркового хозяйства Мелитопольского государственного педуниверситета имени Богдана Хмельницкого. — Определить возраст дерева по морфометрическими показателям (высота и диаметр ствола) мы можем только примерно (возможные колебания 5-15 лет). Точный возраст определяется только по годовым кольцам.

Вероятно, что это остатки посадки 1929 года. По фото я вижу, что дерево росло в составе насаждений. В этом случае у него довольно долго преобладал рост в высоту, а рост по диаметру немного отставал, что и дает определенную «нестыковку» при определении возраста.

Хочу отметить, что, судя по фото, у этого тополя есть шанс стать незаурядным деревом — по форме ствола он еще растет в высоту, и активный рост по диаметру еще не наступил. Поэтому тополь имеет значительный потенциал повзрослеть и стать своего рода редкостью — старожилом и «легендой» данной местности.

Главное, чтобы человек не вмешивался в его историю. Думаю, с такими морфометрическими показателями он может достичь 100-120 лет. К сожалению, это максимальный возрастной ценз для тополя.

Хорошее состояние тополя, скорее всего, связано с близким залеганием грунтовых вод. Если это не пойма реки, такой факт — уже почти уникальное явление.

«Главное, чтобы человек не вмешивался в его историю», — подчеркнул Сергей Николаевич. Увы, до этого почтенного тополя-патриарха уже добрались варвары и подпилили ствол.

Мощное дерево не поддалось палачам природы, но те его уже изрядно ослабили. Судьба великана, скорее всего, предрешена. Ни сей исполин, ни его единственный сохранившийся ровесник (он на фото ниже) эту зиму наверняка уже не переживут. Если они вообще еще живы (наша поездка состоялась в самом конце лета) — ведь дровосеки делают свое дело.

— Да, везут ветки, — подтвердила бабушка, сидевшая на лавочке при выезде из Широкого на Панютино. — На «Муравей» погрузят и везут («Муравей» — это трехколесный мотороллер, название тянется из советских времен. — авт.). Смотрю и думаю: это из Панютино везут.

Вот так деревья, видевшие коллективизацию и закат колхозного строя, расцвет и смерть своего села, пережившие войну с разрухой и застой с перестройкой, в XXI веке тупо уходят в топку.

— Села вокруг не газифицированные, уголь дорогой, вот и пилили деревья, никто не смотрел на историю, — внятно объяснил нам ситуацию житель Орехова Алексей.

Потому она, наверное, и такая — наша история с современностью.

Автор: Владимир Фризько

Фото автора и Ольги Боглевской

P.S. В каких-то 200 метрах от увиденного стоит щит с надписью «Ландшафтный заказник местного значения «Балка Панютинская».

Пункты 12 и 13 из указаний на щите запрещают в балке не то что уничтожение или повреждение деревьев, а даже заготовку второстепенных лесоматериалов — пней, коры, хвои.

Читайте также: Не только 700-летний: Запорожье может гордиться дубом, посаженным английским лордом 


Комментарии читателей