Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
«Когда искали Катю, не приходил домой неделю»
Поделиться

Начальник криминальной милиции по делам детей Бердянского ГОВД Дмитрий Зиненко себя ментом не считает
Сегодня милицию не ругает только ленивый и, если честно,

есть за что.
Но рисовать
ее только одной  черной краской было бы большой ошибкой.
В милиции служит немало достойных людей, настоящих профессионалов

БЕРДЯНСК

«Когда  искали Катю,  не приходил домой неделю»Начальника отделения криминальной милиции по делам детей Бердянского ГОВД Дмитрия Зиненко сослуживцы считают именно таким – достойным профессионалом. Но капитану Зиненко довелось оказаться и, как говорится, по другую сторону баррикад —  когда против него возбудили уголовное дело.

Напомним, Бердянская межрайонная прокуратура 16 июля возбудила уголовное дело в отношении начальника отделения криминальной милиции по делам детей Бердянского ГОВД, который, как сообщала пресс-служба прокуратуры области, «применив силу, вынудил женщину сознаться в умышленном лишении жизни якобы своего новорожденного ребенка». Ей было предъявлено обвинение и избрана мера пресечения  — подписка о невыезде. Прокуратура утверждала, что начальник отделения сделал это, чтобы улучшить показатели возглавляемого им подразделения.

— Да, в июле Бердянская межрайонная прокуратура завела на меня  уголовное дело по статье 365 – превышение должностных полномочий, — рассказывает Дмитрий Владимирович. —  Вначале решением Бердянского суда постановление было отменено как незаконное, а сейчас прокуратура прекратила дело, так как факты, изложенные в постановлении о возбуждении уголовного дела, подтверждения не нашли.

— Что вам помогло выстоять?

— Да, находиться под следствием непросто. Никто из моих коллег в Бердянске, в Запорожье и даже на уровне Киева не верил, что такое – выбивание показаний – могло быть. Говорили, что все образуется, пройдет. Так и случилось. Меня не отстраняли от работы, не применяли никакой меры пресечения, поскольку обвинение не было предъявлено. Теперь все это позади.

Чаще всего дети воруют телефоны

Мы общались с Дмитрием Владимировичем в так называемой зеленой комнате рядом с его служебным кабинетом. Здесь  нет папок на столе, «официальных» голых стен, а есть много комнатных растений, кукол, машинок, детских книжек.

—  По рекомендации психологов комната оформлена в зеленом цвете, потому что сюда мы приводим детей, которые потерялись, которые стали жертвами преступников или оказались в сложной правовой ситуации, — рассказывает Дмитрий Зиненко. —  Пока утрясаются все формальности, дети должны чувствовать себя в безопасной и уютной обстановке. Это шведский опыт,  который внедрен в нашей стране по рекомендации нашего министерства.

— По всей вероятности, эта комната видела немало слез…

— Да. Здесь мы общаемся и с пострадавшими детьми и их родными, и с малолетними и несовершеннолетними правонарушителями. Не могу забыть отца 14-летней Кати Чердаклиевой, тело которой мы обнаружили в лесополосе. Сильный мужчина, он не мог сдержать слез. Мы здесь видим немало и детских слез, слез тех, кто преступил закон.

— Какие правонарушения дети совершают чаще всего?

— Кражи, грабеж, нанесение телесных повреждений, хулиганство и сексуальные преступления. 70-80 процентов краж – это мобильные телефоны.

Детские правонарушения труднее раскрывать, сложнее понять мотивы. У взрослых преступников все логически обоснованно – цель, мотив. Несовершеннолетние не всегда могут объяснить, зачем они это сделали. Или объясняют, с точки зрения взрослого человека, совершенно нелогично. У них ведь еще незрелая психика, часто они просто не знают, как поступить в тупиковой, как им кажется, ситуации.

«Дети – это святое»

— Прошлой осенью Бердянск ужаснулся, узнав об убийстве 14-летней школьницы. Вы помните обстоятельства того дела?

— Конечно. Я был дома у родителей Кати через полчаса после  заявления в милицию. Мы неделю по крупицам собирали информацию. На преступника вышли через мотив – после совместного распития спиртных напитков с девочкой и ее друзьями он привел ее в лесополосу и совершил насильственный половой акт, а потом с целью сокрытия преступления убил.  Этот человек сам показал место, где спрятал тело девочки.

— Убийца, на ваш взгляд,раскаялся?

— Мне кажется, нет. Бердянский суд признал его вину в изнасиловании и убийстве и приговорил к 15 годам лишения свободы. Это взрослый человек, совершеннолетний и весьма специфический. Его взгляды отличаются от общепринятых. Когда я на суде спросил, зачем он убил после изнасилования, девочка могла бы остаться живой и он сам понес бы меньшее наказание, он ответил: «Так она бы меня сдала».

— Дмитрий Владимирович, когда в конце ноября  весь горотдел искал четырехлетнюю Лизу,  потерявшуюся в центре Бердянска, вы мне сказали: «Очень не люблю, когда пропадают дети. Особенно девочки. Сразу вспоминаю прошлогодний случай с трехлетней Соней».

— Да. Лизу мы нашли после четырех часов поисков, с ней все в порядке. А Соню прошлым летом —  после сложных поисков, только ночью, потому что преступник привел ребенка на съемную квартиру. Вначале он вместе с мамой Сони и ее друзьями «отдыхал» с водкой, потом пошел, якобы, за добавкой, взяв с собой девочку. Мама даже не сразу забеспокоилась.

 

Когда мы вышли на него, вошли в квартиру, мужчина был полностью обнажен, и девочка – тоже. Они лежали, прижавшись. У девочки были характерные повреждения. Преступник  не смог на месте дать вразумительные объяснения. Уже когда протрезвел, здесь, в горотделе, дал признательные показания.

С девочкой я был в этой «зеленой» комнате до утра – маму в три часа ночи мы не могли найти. Утром пришел психолог, помог Соне рассказать то, что ребенок мог рассказать, и вообще, он поработал с девочкой как специалист. Судмедэкспертиза подтвердила наши опасения – было изнасилование. Преступник получил 12 лет заключения.

— Когда дети пропадают, рядовые граждане помогают их находить?

— Всегда. В случае с Лизой, правда, долго никто не обращал внимания на одиноко идущую маленькую девочку. А часто — особенно летом, когда люди на море отдыхают — нам детей приводятраньше, чем обнаруживают исчезновение ребенка родители. Даже те, кто был привлечен к уголовной ответственности с моим участием, потом осужден, говорят, когда сообщают информацию: «Начальник, дети – это святое».

«Стараюсь
не изменять себе»

— Есть ли принципы, которым вы следуете неукоснительно?

— Да. Я всегда стараюсь поступать так, чтобы не было стыдно перед собой. Стараюсь не изменять себе.

— Как вы относитесь к слову «мент»? Вот вы – мент?

— (С улыбкой) Раз такое слово есть, значит, есть и такое понятие. Но я – не мент, я работник органов внутренних дел.

— На ваш взгляд, престиж милиции в нашей стране высок?

— Не думаю. В советское время было другое отношение к милиции. Сейчас не любят вообще представителей власти. Тех же депутатов, которых мы сами и избираем.

— Вы признаете, что среди работников милиции есть люди, достойные упрека, как минимум?

— Есть и такие, и другие – достойные самого высокого уважения. И таких много.

— У начальника милиции по делам детей есть дети?

— Есть сын Святослав. Ему восемь месяцев. Он всегда ждет меня с работы.

— Сколько длится ваш рабочий день? Как жена относится к вашей бесконечной занятости?

— Рабочий день обычно часов десять. А когда искали Катю, я не приходил домой неделю. Не только я, конечно. Жена старается понимать и терпит мою работу.

— Что бы вы пожелали своим коллегам и просто нашим читателямв канун Дня милиции?

— Коллегам – терпения, веры в лучшее, чтобы поставленную перед нами задачу все выполняли так, чтобы не было стыдно хотя бы перед самим собой и перед другими людьми.

А читателям хочу сказать: милиция не такая плохая, как некоторым кажется. Она создана, чтобы вам помогать. И я верю, что мы в нашей стране обязательно придем к взаимопониманию.