Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»
Поделиться

Среди сотрудников бывшей запорожской роты милиции особого назначения «Беркут», которым предъявлены обвинения в превышении полномочий во время событий Революции Достоинства, есть и брат погибшего на Майдане Сергея Цвигуна Виктор. Второй обвиняемый — экс-командир спецподразделения Юрий Калмыков.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Как сообщала «Индустриалка», 9 марта на сайте Генпрокуратуры появилось сообщение о том, что Генеральная прокуратура Украины направила в Печерский районный суд Киева обвинительный акт по подозрению бывшего командира роты милиции особого назначения «Беркут» ГУ МВД Украины в Запорожской области в совершении при попытке силового вытеснения протестующих в ночь с 10 на 11 декабря 2013 года на улице Институтской уголовных преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 41 (исполнение приказа или распоряжения), ч. 2 ст. 365 (превышение власти или служебных полномочий работником правоохранительного органа), ч. 4 ст. 41 в. 340 (незаконное препятствование организации или проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций) УК Украины и командира отделения оперативного взвода роты милиции особого назначения «Беркут» ГУ МВД Украины в Запорожской области в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 41, ч. 2 ст. 365, ч. 4 ст. 41 ст. 340 УК Украины (сотрудники пресс-службы, очевидно, так торопились выставить это сообщение, что впопыхах не заметили ошибки: повторили два раза одну и ту же статью УК об исполнении приказа и распоряжения, причем в отношении и командира роты и командира отделения. — ИЗ).

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»
Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Подчеркнем — запорожские экс- «беркутовцы» не обвиняются в расстреле участников акций протеста. По информации на сайте ГПУ, командир роты обвиняется в выполнение «явно преступного приказа на воспрепятствование проведению собраний, митингов с применением физического насилия, превышении служебных полномочий, которое сопровождалось насилием, болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевших действиями, в результате чего телесные повреждения получили 12 человек; а также в незаконной переделке и хранении огнестрельного оружия.
Командиру отделения инкриминируется выполнение явно преступного приказа на незаконное препятствование проведению собраний, митингов с применением физического насилия, превышение служебных полномочий, которое сопровождалось насилием в отношении несовершеннолетнего, болезненными и оскорбляющими личное достоинство последнего, действиями; приобретение и хранение боеприпасов без предусмотренного законом разрешения.

— Сотрудники Генеральной прокуратуры опросили 90 процентов личного состава бывшего «Беркута» во время трех наших последних командировок в Киев, — рассказывает «Индустриалке» командир батальона полиции особого назначения полковник полиции Александр Панченко. — Ездили на охрану общественного порядка возле Верховной Рады.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Генпрокуратура проводила очные ставки, воспроизведение событий. Виктору Цвигуну инкриминируется, что он в составе подразделения якобы вышел и начал ломать баррикаду. В это время подошли народные депутаты и якобы наши начали кидать их в стороны и применять меры физического воздействия. И в этой суматохе 16-летний мальчик, увидев весь этот беспредел, якобы подбежал к нашим сотрудникам сказать, что так делать нельзя. А Цвигун взял его за руку, положил на землю, а затем передал сотрудникам «Беркута».
По его утверждению, Цвигун был в маске, грубо с ним разговаривал, а когда положил на землю — ударил. А по показаниям наших сотрудников, запорожский «Беркут» был без масок, ребята их в Киеве не одевали, что подтверждается фотографиями, где они без масок.
На первой очной ставке мальчик сказал: «Я его опознал по фотографиям». С 350 человек выбрал одного в маске! На фото это точно был не Цвигун. Проводили опознание с мамой мальчика, их адвокат был настроен очень агрессивно: «Мы вас все-равно посадим — вы нарушили присягу, вы били!» Хотя Цвигун утверждает, что не бил.
На очных ставках мальчика спросили: «В больницу обращался?» «Нет, не обращался, сейчас пойду». Нашли ссадину на лице — якобы год назад получил.
В конечном итоге одели на нашего сотрудника электронный браслет. И хотели уволить тогда еще из милиции. Мы его отстояли, на суде «отбили» браслет. У Виктора где он живет с девушкой провели обыск, ничего не нашли. А в доме у его мамы нашли его зарегистрированный травматический пистолет и жменю патронов к нему. И в этой жмене нашли усиленные заряды…
Мы наняли адвоката для Цвигуна, скидывались, искали деньги. Адвокат пересмотрел материалы, сказал, что доказательной базы вины нашего сотрудника по Майдану нет. На видео ни одной фотографии с нашей милицией нет. По моему мнению, Цвигун был нужен, чтобы он дал показания на командира роты Калмыкова. Но Виктор рассказал, что он видел и что делал.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Остается добавить, что Генпрокуратура отправила под суд правоохранителя, у которого на руках умирал младший брат, смертельно раненый 19 февраля 2014 года прилетевшей из-за баррикады пулей. Сергею Цвигуну было только 23 года. В органах внутренних дел он служил три года — сначала в батальоне ППС, а потом перешел в «Беркут», где служил старший брат. Сергей отправился в столицу в конце ноября 2013-го вместе со старшим братом, 32-летним Виктором, которому пришлось обратно везти брата в гробу.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Похоронили старшего лейтенанта милиции на Капустяном кладбище со всеми почестями, проститься с ним пришли тысячи людей, включая руководство города, области и всех силовых структур.
К слову, до последнего времени власти предпочитали замалчивать, что оружие на Майдане было не только у силовиков, но и участников Майдана. И только неделю назад народный экс-лидер Правого сектора Дмитрий Ярош в прямом эфире телеканала «112 Украина» признал его наличие у участников протестных акций. «Мне неизвестна информация о том, что наши открывали огонь, хотя, конечно, оружие и легально зарегистрированное оружие на Майдане было, в том числе», — сказал Дмитрий Ярош. Он отметил, что движение Правый сектор тогда даже обращалось к владельцам легального оружия с призывом прийти и защитить Майдан в случае его зачистки силовиками.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

Информацию, что Генпрокуратура ведет расследование случаев гибели правоохранителей зимой 2013-2014 годов, на сайте этого ведомства найти не удалось. От огнестрельных ранений во время столкновений в центре Киева погибли 17 человек, в том числе двое из Запорожской области — Сергей Цвигун и Сергей Спичак из Бердянска.

Генпрокуратура отдала под суд брата погибшего на Майдане сотрудника запорожского «Беркута»

В тему
Временная следственная комиссия Верховной Рады закончила проверку фактов убийств и ранений военнослужащих Внутренних войск, а также сотрудников милиции, во время противостояний, которые продолжались с 30 ноября 2013 года до 22 февраля 2014 года.
По словам главы ВСК народного депутата Геннадия Москаля, за указанный период телесные повреждения разной степени тяжести получили 1127 работников милиции. Из общего количества пострадавших 196 человек получили огнестрельные ранения, из них убиты 7 военнослужащих Внутренних войск и 10 работников органов внутренних дел.
«Все огнестрельные ранения и убийства сотрудников МВД произошли в Киеве в период с 18 по 21 февраля этого года. При этом сотрудники милиции и военнослужащие Внутренних войск на момент получения огнестрельных ранений были без табельного оружия», — отметил Москаль.
Кто именно стрелял в сотрудников правоохранительных органов, пока не известно. ВСК установила, что политические партии ВО Батькивщина, УДАР и ВО Свобода не имели на Евромайдане вооруженных формирований, более того — с помощью своих активистов и народных депутатов они выявляли лиц с огнестрельным оружием и передавали их работникам МВД Киева.
Москаль обратился в Генпрокуратуру с просьбой провести во взаимодействии с другими правоохранительными органами всестороннее и объективное расследование для установления личностей тех, кто стрелял в работников МВД и солдат срочной службы, сообщала Лига-информ в мае 2014-го.