Индустриальное Запорожье

Запорожье, Фоторепортаж
Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в Карпаты
Поделиться

Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в КарпатыНесколько месяцев защитники животных боролись за освобождение из плена бурого медведя по кличке Балу, который прозябал на базе отдыха в Кирилловке. Точка в эпопее после судебного разбирательства поставлена при участии госисполнителей. Под их надзором косолапый передан сотрудникам Национального природного парка «Синевир», который станет его новым домом.

«ОЧЕНЬ ВАЖНО ПРИВЛЕЧЬ ЧЕЛОВЕКА К ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

Летом о злоключениях бурого медведя – представителя исчезающего вида, занесенного в Красную книгу Украины – стало известно руководителю общественной организации «Николаевское городское общество защиты животных» Музе Маховой. У нее уже был опыт спасения одного из трех медведей, которые содержались в неволе и использовались охотниками для натравливания собак.

Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в Карпаты
Зоозащитница Муза Махова, которая инициировала спасение медведя

— Нам позвонили отдыхающие с базы «Бомба» на косе Пересыпь и рассказали, как в зоо-уголке страдают животные, – рассказала «ИЗ-Панораме» Муза Александровна. – Они были голодными, отдыхающие не могли на это спокойно смотреть, старались подкармливать. Кроме медведя по кличке Балу, там еще были енотовидные собаки, птицы, раньше макака-резус обитала, но ее оставили на зиму в открытом вольере, и она погибла.

Побывав «на объекте» и убедившись, что диких зверей надо спасать, Муза Махова решила действовать через Министерство экологии и природных ресурсов Украины. Правда, ежедневно сидела на телефоне, общаясь с местными чиновниками и контролируя, как продвигается дело.

В октябре 2015-го на «Бомбу» наведались представители Государственной Азовской морской экологической инспекции, зафиксировали, что хищники содержатся с нарушением норм. Да и никаких документов на них хозяин «территории» – запорожец Анатолий Падафет – предоставить не мог. Это вылилось для него в протокол об административном правонарушении, рассмотренный Акимовским районным судом.

— На гражданина Падафета был наложен штраф в размере 3655 гривен, а также, согласно постановлению суда, у него должны были быть конфискованы бурый медведь и 11 енотовидных собак, — уточнила Муза Махова. — На мой взгляд, было очень важно привлечь человека к ответственности! Дабы потом он, почувствовав наказание, не был столь поспешен в приобретении новой «живой игрушки».

«ЛЕТОМ ЗДЕСЬ ПЕКЛО, А МЕДВЕДЬ СИДИТ В ЖЕЛЕЗНОЙ КЛЕТКЕ»

Добровольно судебное решение хозяин мини-зоопарка не исполнил, поэтому материалы были переданы в исполнительную службу. Но пристроить животных оказалось не так-то просто.

— Был направлен запрос в Департамент заповедного дела Минэкологии, – пояснила Ирина Полулях – ведущий специалист сектора аналитики и статистики управления государственной исполнительной службы Главного теруправления юстиции в Запорожской области. – В январе 2016-го нам ответили, что Балу смогут принять в реабилитационном центре бурого медведя при Национальном природном парке «Синевир» в Закарпатской области.

Оттуда, почти за полторы тысячи километров, 24 февраля в Кирилловку и приехали директор центра Ярослав Бундзяк и штатный врач ветеринарной медицины Михаил Маслей, компанию которым составила Муза Махова. Вместе с исполнителями и милицией они нагрянули
на базу отдыха «Бомба», но застали пустые клетки.

— К сожалению, иногда люди прячут животных, чтобы не отдавать в центр, – рассказал Ярослав Бундзяк. – На этой базе мы видим неподалеку от клетки детскую площадку –ребенок может подойти, засунуть в нее руку, и будет беда. И представьте — летом здесь пекло, а медведь сидит в железной клетке да еще с железной крышей! А у него в таком случае должен быть бассейн, надо создавать такие условия, чтобы отдыхающим не приходилось его жалеть. Если бы у него все в порядке было, общественность бы не била тревогу.

Пока гости осматривали территорию, исполнители выяснили по телефону у хозяина базы Анатолия Падафета, что накануне он переправил косолапого в мини-зоопарк в Васильевке, хотя Балу и был оставлен ему на ответственное хранение до решения всех формальностей.

ПРОБЛЕМЫ С ЗУБАМИ, ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ И ИСПОРЧЕНЫ НЕРВЫ

Еще сотня километров, и в Васильевке, в частном мини-зоопарке Александра Пылышенко, состоялась долгожданная встреча зоозащитников с медведем.

Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в Карпаты
Сейчас Балу пересадят для транспортировки. Снова клетка, но это уже для переезда в карпатский лес

Хозяин зоопарка, который занимается и реабилитацией животных, заметил, что усыплять зверя для перегрузки нет нужды, так как он в прошлом цирковой, да еще и немного голоден, так что легко переберется в другую клетку.

— Мне безумно жалко это животное, я его видел несколько лет назад, он тогда был в хорошей форме, а сейчас у него процентов 50 положенного веса, очень худой, – отметил Александр Александрович. – Этому медведю, наверное, лет 12-13, а нашему Колывану – всего шесть в январе исполнилось. Есть разница?

Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в Карпаты
А это Колыван – он оказался раза в три крупнее своего мимолетного соседа

И действительно, печально прославившийся Колыван (в Васильевку его привезли из Полтавской области, после того как он откусил девочке руку) выглядел, пожалуй, втрое больше своего сородича из Кирилловки.

— Да, однозначно медведь истощен, – добавил ветеринар центра реабилитации бурого медведя Михаил Маслей. – Думаю, в зимней спячке он не находился, потому что достаточно активно себя ведет. Большинство животных, которые к нам попадают, очень нервные, у них конвульсивное поведение – это признак психических нарушений, и для реабилитации нужен длительный срок. Плюс, если плохо кормили, могут быть проблемы с зубами и поджелудочной железой. Но по Балу смогу сказать только после полного обследования.

На новом месте жительства Балу ждет карантин, если понадобится, то и лечение, и только потом его поселят в специально отведенном месте в лесу – с берлогой, бассейном и прочими «удобствами». Конечно, это и не полная воля, так как животное после долгих лет заточения вряд ли выживет в дикой природе, но практически рай для косолапых по сравнению с душной тесной клеткой на берегу Азовского моря.

Бывший хозяин медведя обещает «поднять ЮНЕСКО»

Анатолий Падафет – хозяин зооуголка, где жил Балу, не только отсутствовал при операции «конфискация», но и ранее не явился на рассмотрение админпротокола. Тем не менее, под документом он подпись поставил и претензий к экологам не имел, что указано в постановлении суда. Но сейчас Анатолий Владимирович настаивает, что претензии к нему общественников необоснованны. По телефону он сообщил:

«Я этого медведя купил у «шапитошников» лет пять назад, хотел устроить в зоопарк, но он оказался никому не нужен. А по питанию все неправда, что он якобы недоедал! У него в рационе до поздней осени были всевозможные фрукты-овощи, рыбы у нас на азовском побережье тоже всегда в достатке. Единственное, что мне не по карману было сделать ему большую клетку с бассейном, но он каждый день дважды принимал душ, и я это строго контролировал. У него был деревянный настил, подстилка из сена. Он был ухоженный, чистенький, у него шерсть лоснилась – это значит, что за ним былхороший уход.

А «бедные некормленные еноты», о которых тоже говорили зоозащитники, у меня не влезали в клетку, потому что были толстые! У меня и их хотели забрать, но я их выпустил на Бирючем острове – пусть живут на воле! А медведя не хотел в «Синевир» отдавать, лучше бы он в Васильевке остался, я мог бы его навещать. Знаете, если я через полгода поеду в этот центр реабилитационный и там не увижу своего Балу, то я ЮНЕСКО подниму! Я их всех на шкуродерню пущу. Я их предупредил!»

Куда поехал Балу

Медведь, освобожденный активистами, переехал с берега Азова в Карпаты
Ярослав Бундзяк – руководитель реабилитационного центра бурого медведя при НПП «Синевир»

— В нашем центре содержится 18 бурых медведей, из них больше половины уже адаптировались и залегают в зимнюю спячку. Самые маленькие – медвежата Боря и Настя, которых изъяли в прошлом году пограничники в Борисполе при попытке вывезти зверюшек за границу. Самая старенькая – медведица Ира, ей уже 33 года.

Есть медведь из Луганска, который находился на притравке у собак. У него на шее была большая рана, потому что ему в юном возрасте повесили цепь на шею и не меняли ее. Вмешались общественность, журналисты, помогли этого зверя забрать через суд.

У нас в центре вольер для медведей занимает 12 гектаров в лесу, есть клетки, секции для содержания групп животных и отдельных особей. Хотелось бы, чтобы наш центр был интересен не только для туризма, но и для науки, потому что наблюдать за животными в полувольных условиях очень интересно – как животное меняет свои повадки, характер, привычки, как приспосабливается к новому образу жизни.