Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Главные, Запорожье
Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?
Поделиться

Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?Батальон Ленинского отдела ГУ Нацполиции в Запорожской области (до реформы – батальон патрульно­-постовой службы милиции УВД г. Запорожья) находится в стадии ликвидации – в начале апреля ему на смену придет новая патрульная полиция.

28 февраля в Украине ежегодно отмечался День патрульной службы. В этом году, по вполне понятным причинам официально его отмечать не будут, но можно не сомневаться — найдется много людей, которые захотят поздравить сотрудников батальона — нынешних и бывших — с их профессиональным праздником. А для самих патрульных 28 февраля останется памятной датой, которую они будут всегда помнить.

ПОСЛЕ КИЕВА – В ЛУГАНСК

Роман Крупеницкий возглавил батальон в непростое для подразделения время – в марте 2014­-го, когда запорожские патрульные вернулись с Майдана, где несли службу по охране общественного порядка. Это было возвращение: в 2008 году Роман Леонидович, дослужившись от простого милиционера до заместителя командира батальона по кадровому обеспечению, ушел на повышение – предложили в управлении профподготовки области должность.

Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?
Подполковник Роман Крупеницкий командиром пробудет до ликвидации батальона

— Я тогда был заместителем начальника отдела комплектования УВД города, – вспоминает подполковник Крупеницкий. – Когда в марте, после известных событий, руководство предложило вернуться, дал согласие. В принципе, я жил этим подразделением. Здесь живая работа и здесь все по ­честному, по­настоящему. Тут все понятно – задачи, работа. Когда предложили – даже не раздумывал: мое, родное.

Период был не очень приятный. Ребята участвовали в известных событиях, у них были командировки в Киев во время Революции достоинства, они выполняли задачи по охране общественного порядка. Много приехало травмированных, контуженных. Было много раненых, один в очень тяжелом состоянии, всем батальоном выхаживали.

Не успела закончиться командировка в Киев, поступает задача – выдвигаться в Луганск. Это было самое большое испытание – я должен был объяснить ребятам, которые приехали из Киева, почему мы должны ехать в Луганск, какие задачи перед нами стоят. А у них настрой: «Мы уже раз съездили в командировку, нас объявили врагами». Хотя они там несли обычную службу – в частности, охраняли облэнерго.

Молодые все, по 20 лет, им нужно было понять, что происходит. Я собрал командиров рот, ставлю задачу: выдвигаемся. Дал задачу собрать подразделения. И тут понимаю, что не набираю необходимого количества людей.

Ну, а самые главные помощники, мои боевые замы – командиры рот. Собрал их, сделал кофе, закурили. И начал объяснять, почему нужно ехать. Они спросили: кто едет старшим? «Еду я». И моментально вопрос был закрыт. Меня многие знали, я их на работу принимал еще будучи замом по кадрам.

Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?

В командировку поехали 80 человек. Без оружия, мы ведь направлялись выполнять функции охраны общественного порядка на массовых мероприятиях, поэтому брали только щиты, дубинки.

В Луганске запорожских патрульных разместили в бывшем юридическом институте. Луганчане уже начали поднимать российские флаги, кричать: «Россия!», «Референдум!» Местных милиционеров наши земляки не увидели, на площади стояли они и коллеги из Кировограда.

— К нам стали подходить люди, рассказывать, что мы – «Правый сектор», говорить: «Вы приехали сюда нас убивать», – вспоминает Роман Леонидович. – Было какое­-то дежавю. В Киеве говорили, что мы плохие, потому что мы за власть. А в Луганск приехали и нам говорят, что мы нацисты, бандеровцы. Постоянно были такие диалоги: «Что вы сюда приехали?» – «Потому что мы находимся на территории Украины, мы приехали навести порядок».

— А нападений не было?

— Нет, мы улаживали конфликты. Но, бывало, какие­-то бабушки, тети прыгали на нас и кричали: «Езжайте к себе домой, это наша земля». Мы отвечали, что это тоже наша земля. Обзывали бандеровцами. «Да какие мы бандеровцы, мы из Запорожья, ваши соседи».

Мало того, со мной были ребята, которые ездили на Майдан. У них бушлаты были прожженные. Мы обычные милиционеры. Местные подходили с флагами, пытались спровоцировать – чтобы можно было запечатлеть. Взбешенные женщины, крики: «Вы – убийцы». Эта реакция была для нас непонятна.

В Интернете начали мониторить местные издания и читать о себе: «В Луганске в институте внутренних дел – «Правый сектор», который переодели в милицейскую форму», «Приехали нас избивать». Нас представляли местному населению как националистов.

ОБУЧЕНИЕ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕФОРМАТИРОВАТЬ

Это было в конце марта. Провели там чуть меньше недели и вернулись в Запорожье. После командировки я как командир понял: с учетом новой ситуации в стране нужно переформатировать наше обучение. Работа на массовых мероприятиях входит в обучение, но мы не готовы к боевым действиям – мы милицейское подразделение.

Решили выходить к руководству с предложением, что нужно готовиться по­-другому. До этого у нас на вооружении были пистолеты и короткие автоматы, которые годятся для улицы, но в боестолк­новениях они мало помогут.

Ставил себе задачу – вдруг завтра на окраинах Запорожья мы увидим вооруженных людей?И первые, кто может их увидеть – патрульные, которые проезжают мимо на машине. И я обязан научить их действовать в такой ситуации.

Начал общаться с волонтерами, с участниками боевых действий. Стали менять тактику занятий, боевых стрельб. У нас молодежь, им это интересно. За год добились серьезных результатов, подразделение профессионально очень выросло.

И когда стал подниматься вопрос о возможной поездке в АТО, я, признаюсь, делал «провокации» – хотел узнать настроение личного состава. Говорил, что возможна командировка в АТО, едет, кто желает. Некоторые приходили с рапортом: «Командир, вы едете, а почему меня не берете?» Я понял, что они морально готовы. А еще понял, что у меня будет конкурс: не собрать, а выбирать.

— Первые ваши поехали в составе сводного отряда….

— Мы готовились к отправке с лета 2014­-го. Должны были в Краматорске менять Андрея Владимировича Долинного (заместитель начальника главка. – И.Е.). Меня отозвали из отпуска, чтобы был старшим. Но позиция руководства была такая – кто-­то должен нести службу на улицах в городе. И первый раз поехали в июле 2015­-го.

Много было желающих, ребята постоянно писали рапорта. И, очевидно, мы так достали руководство, что оно само вышло с предложением на МВД. Сначала не знали, куда будем ехать. Потом пришел ответ – поедете в Волноваху.

НАЧАЛЬНИК РАЙОТДЕЛА БЫЛ В ШОКЕ

Приехали в Волноваху, нам говорят: «Мы здесь поселить не можем, отправим в Новотроицкое». Заехали, поселились, узнали, что это была «серая зона». Перед нами стояла 72­-я бригада. И все!

Вспоминаю такой случай. Мне нужно было съездить в штаб сектора в Мариуполь. Приехал в Волноваху, говорю коллегам: покажите хоть куда ехать. Дали участкового. Приехали с ним в Мариуполь, я все дела поделал, едем обратно поздно. Прошу: «Ты мне хоть дорогу покажи». «Я вам покажу не дорогу, а направление, куда ехать. Там терриконы, лес, из зеленки обстреливают, поэтому езжайте быстрее».

Темно, ничего не видно. Едем – я, водитель и кадровик. Один блокпост прошли, второй, а больше ничего нет. Поопускали окна, дослали патроны. Летим 120-­130 км. А тут главное – не проскочить наш поворот, ведь дальше сепарская территория. Звоню своим – выгоняйте патрульку на дорогу, включайте мигалки, чтобы я не пролетел.

Мы там почти три недели несли службу, было пять боевых выходов. Это была линия разграничения. В селах не видели украинской милиции. Председатели сельсоветов обращались к нам – чтобы мы приехали, чтобы людям было понятно, что здесь есть украинская власть.

— Почему вас назвали «иностранными наемниками»?

— Когда мы приехали в Волноваху, к нам поначалу скептически относились. Говорю: давайте мы поработаем, а вы посмотрите, что мы можем делать. Мы за эти три недели 22 или 23 преступления раскрыли. Сам начальник райотдела был в шоке – их патрульная группа раскрыла всего три преступления. Нас 30 человек, а, помимо дежурства на блокпостах и выездов, сколько всего сделали! Наркотики, оружие, кражи, грабежи раскрывали. Понаходили, что они не смогли найти.

У моих полицейских огромный опыт работы на улице. Мы в Волновахе жуликов сразу вычисляли. Нам потом давали местных патрульных, чтобы мы их учили.

…Когда «Скиф» уехал из Мариуполя в Дзержинск, сводному отряду поставили задачу перекрыть их посты. Отряд прибыл в Мариуполь, принял посты под охрану. А по возвращении «Скифа» в Мариуполь в этом городе стало нести службу уже два запорожских подразделения. Они охраняли объекты от посягательств диверсантов, а батальон «Скиф» выполнял еще и чисто милицейские функции – патрулировал улицы и задерживал правонарушителей.

10 декабря сводный отряд Запорожского гарнизона полиции, основу которого составляли сотрудники батальона патрульной службы, вернулся домой. Эта ротация стала последней – было принято решение о выводе подразделения из зоны АТО, в которой оно находилось с 17 июля.

Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?
17 июля 2015 г. Проводы сводного отряда в Волноваху

ПАТРУЛЬНЫЕ ПРОСТО НАРАСХВАТ

Как рассказал «Индустриалке» командир отряда подполковник Роман Крупеницкий, из 300 сотрудников в конкурсном отборе в патрульную полицию участвовали 120 человек, хотя желающих было намного больше. Часть ребят не подошла по возрасту: набирали тех, кому от 21 до 35 лет.

К собеседованию были допущены 112 человек, которые подошли по здоровью, выполнили нормативы по физподготовке, справились с тестовыми заданиями. Приглашение на учебу получили 80 человек, в основном молодежь до 30 лет.

— Изъявили желание уволиться 18 человек, остальных мы трудоустраиваем, – рассказал Роман Крупеницкий. – Многие из тех, кто нес службу в зоне АТО, захотели и дальше защищать страну – они пошли в Национальную гвардию и спецбатальон полиции «Скиф», часть пошла в спецбатальон полиции и полицию охраны (бывшее УГСО).

Мои полицейские, в принципе, пользуются спросом, потому что на улице, скажу вам, цены моим патрульникам нет! Из опыта говорю – высококлассным патрульным можно стать, когда отработаешь не менее трех лет. В этой профессии очень важен момент общения с гражданами, 80 процентов успеха – как пообщаешься с людьми, какую от них получишь информацию. И мои – это готовые оперы, участковые, помощники дежурных. В основном все они молодые, у них есть задор.

Запорожские патрульные: Командир, если что – мы можем собраться снова?
Запорожские патрульные провели флешмоб на Хортице – выкладывали названия «ППС» и «ZP»

По словам Романа Леонидовича, в батальоне осталось 95 человек. Многие бы и сейчас могли уйти, потому что в других подразделениях для них есть должности, но есть договоренность, что ребята будут работать, пока не заступят на службу новые патрульные – кому-­то же надо патрулировать улицы и эти полтора месяца.

— Когда ребята уходят, многие говорят: «Командир, если что – мы можем собраться снова?», – делится Роман Крупеницкий и в его голосе чувствуется гордость за своих бойцов, которых судьба разбрасывает в разные подразделения. – Говорю, как говорил Д»Артаньян: «Может, лет через десять…». И слышу в ответ: «Если что, дайте знать – мы соберемся!»

Командиры патрульного подразделения

1. Подполковник Михаил Безуглый (на должности с 14 ноября 1979 г.
по 5 сентября 1992 г.)
2. Полковник Василий Василенко (7 сентября 1992 г. ­ 14 февраля 2000 г.)
3. Подполковник Евгений Конев (31 марта 2000 г. ­ 31 октября 2005 г.)
4. Полковник Андрей Долинный (21 ноября 2005 г. ­ 26 марта 2007 г.)
5. Подполковник Андрей Филин (26 марта 2007 г. ­ 11 марта 2014 г.)
6. Подполковник Роман Крупеницкий (17 марта 2014 г. ­ по сегодняшнее время)

На Хортице провели флешмоб

Сотрудники патрульной службы провели флешмоб на Хортице — на территории историко-культурного комплекса «Запорозька Січ» они выкладывали названия «ППС» и «ZP». Эти кадры вошли в видеофильм об истории подразделения «Патрульно-постовая служба Запорожья», который ребята разместили на Ютубе.

Фильм заканчивается посланием к новым патрульным, которые придут им на смену: «Все эти годы мы честно охраняли покой запорожцев. Пришло время передать безопасность нашего города вам. Будьте мужественными и терпеливыми, проявляйте профессионализм и храбрость во время службы. Только так вы добьетесь успеха и признания в этом нелегком деле. С честью продолжайте то, что мы создавали и берегли годами — мирную жизнь запорожцев. Сделайте все, чтобы город гордился вами!»

Фото Александра Прилепы и из архива Романа Крупеницкого