iz.com.ua

Запорожье
Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»
Поделиться

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

Обманчивое хрупкое затишье последних месяцев в Донбассе, впрочем, уже разорванное в клочья, у многих людей создало впечатление, что там все нормально, и бойцы практически не нуждаются в волонтерской помощи. Волонтеры Бердянского (Запорожская область) координационного центра «Захист» точно знают, что это – далеко не так. Три мобильные группы Центра по-прежнему еженедельно выезжают, как говорят волонтеры, «на передок», на передовую, потому что армии по-прежнему нужна серьезная помощь добровольных помощников.

«На Майдане мы еще не знали слова волонтер»

Нынешний «Захист» вырос из Бердянской самообороны, которая в свою очередь появилась после Майдана. Именно там начиналось бердянское волонтерство.
— Для нас все начиналось с Майдана, где стояли палатки нашего региона, и мы возили нашим ребятам продукты, одежду, — вспоминает Виталий Белтадзе. – Но тогда, на Майдане, мы еще не знали слова волонтер. Потом вернулись в Бердянск, и вскоре небезразличные люди, которые не хотели, чтобы у нас было то, что началось в Донбассе, стали собираться на площади перед горисполкомом. Так появился Бердянский Майдан. Постепенно сформировалась Бердянская самооборона. А системное волонтерство началось с батальона «Азов». Когда он пришел в наш город, первыми ему стал помогать бердянец Александр Величко с семьей. С одной стороны – ремонт техники, а техническая база у некоторых неравнодушных людей была, потом – продукты. Понемногу, с опаской, стали помогать и другие горожане, но они чаще всего старались скрывать сам факт своей помощи. Ситуация в городе была шаткая.
— Вы имеете в виду открытые выступления сторонников «Русского мира»?
— Да, но со временем многие поняли, что война может прийти и к нам, если ее не остановить. Наши ребята из Самообороны стали идти в Вооруженные Силы, добровольческие батальоны. Тогда мы все поняли, что армии у нас нет. То есть, она, вроде бы, и была, но это было такое унижение наших военных! Они нуждались во всем – в продуктах, одежде, ремонте техники, бытовом обустройстве. Тогда мы и начали серьезно и системно работать, вместе с Владом Кюрчевым и другими активистами создали «Захист».

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

И первыми стали выезжать в зону АТО на своих машинах.
Нам много люди помогали. А потом в городе появились другие волонтерские организации — «Наши Атланты» Бердянского педуниверситета, «Берегини Таврии» Ольги Коник.

И я не говорю только о Бердянске. Ребята из Винницы, Запорожья, Мариуполя, Днепропетровска, других городов начали помогать армии, мы сотрудничали и сегодня сотрудничаем с ними. Наш центр «Захист» объединяет не только бердянских волонтеров. Мы постоянно на связи с нашими друзьями и многое делаем вместе.

«Войска отвели и бросили на выживание»

— Виталий Евтихович, то есть, армия по-прежнему нуждается в волонтерской помощи? Неужели ничего не изменилось в обеспечении войск? Многие думают, что все там наладилось.
— Армия нуждается с первого дня и по сегодняшний день. Да, формой сейчас бойцы обеспечены. Но не надо забывать, что бывают разные погодные условия: грязь, дождь, то есть, берцы надо просушить, значит, нужна еще хотя бы одна пара обуви. Кстати, с первого дня и до сих пор мы возим резиновые сапоги, еще с тех пор, когда от Самообороны начинали ездить в зону АТО. Мы их возили и в госпитали в Курахово, в нашу Розовку. Есть такие вещи, которые армия вообще не поставляет в войска. Это резиновые сапоги, сети. Кикиморы, говорят, бывают государственные, но я их не видел. А наши девочки освоили их изготовление, все тонкости, это же – целая наука, и эти кикиморы ждут в войсках.
— Во время относительного затишья, которое было до последнего времени, войска с тяжелым вооружением отвели подальше от линии фронта. На какие позиции? Хоть немного подготовленные или, условно говоря – чистое поле?
— Начнем с того, что никакого затишья по большому счету не было. Затишье обозначало только то, что нашим нельзя в ответ на стрельбу с другой стороны открывать огонь. Видимо, директива сверху была в соответствии с высокими соглашениями. Ребятам-то от этого не легче, себя защитить не могли. А отвод…Именно — чистое поле, то есть, посадки какие-то. Войска отвели и бросили на выживание. И все надо было начинать сначала: окопы, блиндажи, значит – пленка, гвозди, лес, буржуйки. И мы это все возим туда.

От «браслетов выживания» до книг

— Виталий Евтихович, а кроме стройматериалов, что вы везете на передовую сегодня? За полтора года ваш «ассортимент» изменился?
— В чем-то – да, в чем-то нет. Вот вчера ребята отправились в очередную поездку и повезли балаклавы, сетки маскировочные, кикиморы, браслеты выживания, которые плетут наши девочки, конечно, продукты.
— Какое назначение этих браслетов?

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

— Это функциональные браслеты, тоже – идея Саши Величко, чтобы мы их у нас в «Захисте» делали. Браслет надевается на руку или цепляется на разгрузку (боевой жилет поверх формы), там есть карабинчики. Когда срабатывает сегмент крепления, браслет разворачивается в прочную ленту длиной 3-5 метров. Его цепляют к одежде раненого и выволакивают его с поля боя. Эти браслеты очень востребованы, мы их постоянно возим на передок.
— «Захист» объединяет много людей?
— Есть определенный костяк – человек 30. Это, в первую очередь, девочки наши, которые ежедневно приходят сюда, как на работу.
— Когда вы говорите «девочки», речь не идет о возрасте?
— Конечно, мы их так называем с огромной нежностью и благодарностью. Есть и молодые совсем, и старшего возраста женщины, их больше.

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

Они вяжут сети, балаклавы, браслеты, принимают то, что приносят люди, которые на дому вяжут варежки, свитера, шьют балаклавы или просто приносят для бойцов продукты, выпечку, домашнее консервирование, средства гигиены. Наши девочки закупают все нужное, формируют наборы для каждого адреса. В последний раз повезли и виноград, который люди бережно сохранили и передали для бойцов.

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

У нас три мобильные группы, они называются «Белые волки», ребята выезжают в зону АТО на своих машинах. И книги мы возим.
— Книги на фронт?!
— Да, бердянцы приносят книги, школьники собирают их, центральная городская библиотека нам много помогает, в том числе, и книгами. А в зоне АТО их ждут, читают, разбирают сразу. Мы везем и рисунки, открыточки, которые делают дети, иконки, вышитые бисером нашими девочками.

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

Но есть и более широкий круг тех, кто каждый день сюда не приходит, но очень помогает. Рыболовецкое предприятие Сергея Матвеева постоянно дает нам рыбацкие сети, на предприятии Сергея Папиша сварили уже очень много буржуек и ремонтируют военную технику. Всех не перечислишь, но я еще ни разу не встречал отказа в любой нашей просьбе помочь армии. Наверное, мне везет на хороших людей.
-Наверное, хорошие люди находят друг друга и объединяются, понимая, что нельзя жить спокойно, когда в стране война, и бойцам нужна реальная помощь.
— Конечно. Вот недавние примеры. В одной из танковых частей ребятам было негде купаться. Мы обратились в БСУ-240, там сварили бак на два куба, мы отвезли туда буржуйку, там все смонтировали, и у ребят есть горячая вода для бани. Другим танкистам понадобились нестандартные болты, на рынке такие не купишь, и их выточили на «Бердянских жатках». Очень многие помогают. Вот гимназия «Надежда», там постоянно проходят акции по сбору помощи для армии, а мы их посылки доставляем на фронт.

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

Многие школы помогают, машиностроительный лицей, колледжи, вузы. Или – уличный комитет микрорайона 8 Марта. Помните, когда в Мариуполе от обстрела пострадали люди, дома? Мне позвонил с 8 Марта главный среди уличных комитетов Виктор Иванович Нетыкша с вопросом, что надо. И люди быстренько собрали деньги, закупили пленку, гвозди, штапики и так далее. Продукты постоянно собирают для передовой. И это все мы отвозим в войска. Вы не представляете, как там нас ждут, как радуются любой помощи, как благодарны людям за тепло, небезразличие.
— Вы всегда знаете, что там нужно? У вас ведь наверняка есть связь с командирами. И они говорят, что нужно то или другое?.
— Связь есть, конечно, но командиры никогда не говорят, что нужно то-то и то-то. Никогда ничего не требуют. Говорят: по возможности, если можно…

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

Командиры нижнего и среднего звена – нормальные солдаты. Они выполняют свой долг. Если бы свой так выполняли те, кто намного выше них , тогда не было бы столько проблем в частях. Бойцам нужно далеко не только вооружение и техника, чего стало заметно больше. А тыловое обеспечение практически взяли на себя волонтеры.

«На Майдане мы стояли по разные стороны. Теперь мы вместе»

-Виталий Евтихович, вы регулярно ездите в зону АТО. Подсчитывали, сколько раз лично вы выезжали?
— Нет, не до этого было. Начиналось еще до «Захиста». Думаю, не меньше ста раз.
— Там ведь стреляют. Страшно? Попадали под обстрел?
— Не раз попадали. И, конечно, страшно. Не страшно только дуракам. Но нас там ждут. И страшно смотреть на лишения людей, особенно, стариков и детей. Прошлая зима была тяжелой, мы и для гражданского населения в зоне АТО возили продукты, одежду. Люди там к нам по-разному относятся, но берут помощь все. Если кто-то сам не идет, присылает другого, но берут все. Настроения разные. Но отношение населения к нам сейчас понемногу меняется. Уже повеселее. Жизнь не предсказуема иногда. Ездим мы на позиции нашей Нацгвардии. И вот как-то говорит мне один из командиров: «А я тебя помню на Майдане».

Бердянский волонтер Виталий Белтадзе: «Затишье обозначало только то, что нашим нельзя стрелять в ответ»

— Но тогда вы прямом смысле были по разные стороны баррикад?
— Да, а теперь мы дружим. А в войсках настроения нормальные. Но в подсознании многих сидит мысль о том, что он вернется домой, а что делать дальше, неизвестно. Закон, вроде, гарантирует некую социальную защиту, а на самом деле ее почти нет, и тем, кто воевал, очень трудно вписаться в обычную жизнь. Работа, жилье, психологические проблемы… Они выполнили свой долг. Сегодня наш покой зависит от тех, кто сейчас на передовой. Заботясь о них, мы не только облегчаем их суровые будни, но и вместе с ними приближаем мир на нашей земле.
Вот вы спросили, страшно ли там. И я ответил. Но страшно не только там, где стреляют. Мы с вами взрослые люди, у нас есть дети, внуки. Пугает то, что они родились в стране, которая была в стадии становления, и через 24 с лишним года страна в той же стадии. Никакого продвижения к нормальной жизни. А так хочется и мира, и чтобы Украина быстрее двигалась к настоящей демократии, где ценится человек, где могут достойно жить те, кто умеет и хочет работать. И там, на передовой, об этом тоже думают и говорят.