iz.com.ua

Запорожье, Происшествия
Запорожские дети попадают в сети к извращенцам
Поделиться

Запорожские дети попадают в сети к извращенцам

Активисты движения «Наследие. Охота на педофилов в Запорожье» как-то задержали парня, назначившего свидание 14-летнему подростку и принесшему с собой женскую одежду. В райотделе задержанный вдруг образумился и даже высказал желание служить в армии. Одумавшемуся гражданину тут же вручили повестку

Информационные технологии не только упростили наш быт, но и внесли много опасностей. Одни из подводных камней, которые кроются во всемирной сети Интернет, – социальные сети. Они не только стирают расстояния, континенты и часовые полюса, но и грани морали. Именно здесь, за милыми «аватарками» – фотографиями пользователей, кроется бомба замедленного действия – педофилы, которые ведут охоту на детей. В зоне риска оказываются в первую очередь подростки – от 12 до 15 лет.

С виду — абсолютно нормальные люди

Летом Запорожье и всю Украину потрясла история с пропажей и гибелью 8-летней Насти Бобковой. Однако для многих даже это трагическое происшествие не стало уроком и поводом лишний раз уделить внимание своему ребенку.
Этот случай стал толчком к созданию в Запорожье общественного движения «Наследие», активисты которого выявляют педофилов в соцсетях и проводят с ними «воспитательную работу». Как рассказал на пресс-конференции в Запорожском представительстве Института Горшенина активист движения Артем Свириденко, его команда в соцсетях создает фейковые аккаунты-страницы от имени подростков и практически «на живца» ловит педофилов. Обычно люди педофилических наклонностей клюют на такие страницы и начинают общение, просят выслать фотографии, присылают свои фото и видео, а после предлагают встретиться в реальной жизни.

— Определенного шаблона нет, — говорит Артем. — Среди потенциальных педофилов – люди разного возраста, от 17 до 57 лет. С виду – абсолютно нормальные люди, по которым не скажешь об их наклонностях.
На встречу к педофилу приходят активисты движения «Наследие» и проводят с ним беседу и фактически собственное расследование. Однако повлиять более весомым способом – привлечь негодяя к уголовной ответственности за намерение или содеянное – активисты, увы, не имеют права.
— Дальше мы мониторим страницу этого человека, на большее ресурсов не хватает. У каждого участника нашего движения есть семья, работа, и общественной работой мы занимаемся исключительно в свободное время, – отмечает Артем. — В правоохранительные органы мы обращались, однако в переписке, в намерениях педофилов нарушений они не усматривали. Преступление будет, если этого человека, грубо говоря, стянут с ребенка. То есть приедет эксперт, возьмет анализы жидкости у одного, у другого. И если действительно будет доказан контакт, тогда можно будет привлечь к ответственности.

Сложно доказать

Руководитель юридической фирмы адвокат Иван Черкашин отметил, что статья 156 Уголовного кодекса Украины предусматривает наказание как за физическое, так и за интеллектуальное развращение несовершеннолетних. Согласно разъяснению Верховного суда Украины, интеллектуальное растление может заключаться в циничных разговорах с потерпевшим на сексуальные темы, рассказах откровенных натуралистических сексуальных историй, фотографировании пострадавших в различных позах, демонстрации порнографических предметов.

— В законодательстве как раз пробела нет. Статья 156 существует и ответственность по ней наступить может – даже за переписку в соцсетях, демонстрирование каких-то оголенных частей тела. Главная сложность – в доказательстве вины, – отметил юрист.
Он напомнил, что за два с половиной года в Запорожской области вынесено семь приговоров по статье 156. И все приговоры касаются физического развращения, то есть непосредственного контакта жертвы и преступника.

— Физический контакт легче доказать, потому что есть потожировые отпечатки, есть показания, есть свидетели. А вот доказать интеллектуальное развращение – труднее. Нужна экспертиза электронной переписки, фотографий, — пояснил Иван Черкашин. — В соцсетях пишут люди под вымышленными именами, с использованием скрытых технических средств, которые усложняют выявление преступника по IP-адресу.
По словам Ивана Черкашина, наказанием по части первой статьи 156 – касается действий в отношении несовершеннолетних детей от 14 до 16 лет – является ограничение или лишение свободы до 5 лет, по части второй статьи 156 – в отношении малолетних детей – от 5 до 8 лет лишения свободы.

Поймать хорошего хакера

В правоохранительной системе нет отдела и ресурса, который бы вел целенаправленную работу на выявление такого рода преступников, предупреждал плачевные последствия виртуального общения в соцсетях. Программисты и IT-шники крайне неохотно идут на работу в силовые структуры, поскольку, в первую очередь, нет финансового интереса.

Запорожские дети попадают в сети к извращенцам— Хороший IT-специалист привык к зарплате в несколько тысяч долларов в месяц. А у нас, даже при всех обещаниях Арсена Авакова о зарплате новой полиции в размере 6-8-10 тысяч гривен, она никого не заинтересует, – констатировал юрист. — За рубежом привлекают опытных IT-шников таким способом: ловят хорошего хакера, дают ему срок и говорят «ладно, можешь этот срок не сидеть
в тюрьме, а работать у нас». Разве что так.

Мнение эксперта

— Педофилия с точки зрения психологии — это сексуальное влечение к детям, что не является нормой, — отметила детский психолог Екатерина Щербина. — Это люди с психическими расстройствами, либо даже, на первый взгляд, нормальные люди, у которых есть семьи и дети. И такие люди идут на преступление прежде всего потому, что они наполнены всяческими комплексами — неполноценности, неуверенности.

Из этого вытекает стремление доминировать и самоутверждаться именно за счет детей.По мнению психолога, все комплексы закладываются в детстве. 80% педофилов в детстве подвергались сексуальному насилию, унижениям, оскорблениям, избиениям от старших. И, став взрослыми, они либо подсознательно, либо осознанно стараются отомстить.
Чтобы уберечь детей от общения с педофилами, родители должны уделять больше внимания своим чадам. Безразличие к детям и отсутствие разумного контроля за их страницами в соцсетях несут наибольшую опасность для подростков.
Не повредят и доверительные разговоры о тех опасностях, которые ждут их не только в реальной жизни, но и в виртуальной.