Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Украинская Шахерезада, которая покорила Израиль
Поделиться

У киевлянки Ирины с арабской фамилией Жаммаль, которая была гостьей Бердянского кинофорума «Золотой ключик» – поразительная судьба. Она то преподносила ей драгоценные подарки, то посылала такие испытания, с которыми не каждый мужчина справится. Она справилась. Справилась и создала первую балетную школу в арабском секторе Израиля, справилась и после страшнейшего ДТП поднялась с инвалидной коляски и вернулась в профессию.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

«Съемки с Натальей Гундаревой – настоящий подарок судьбы»

Ирина Васицкая родилась в Киеве в более чем обеспеченной семье и с детства увлекалась театром, кино, танцами. Свое будущее видела только в искусстве, но родители в этом ее не поддерживали.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

— Мой папа был начальником «Укргазпрома», а мама – просто директор гастронома, — с улыбкой говорит Ирина. – В советские времена это значило все, и я ни в чем не нуждалась. Но мои родители были против моих увлечений — с детства я занималась в драматических, вокальных и танцевальных кружках, в старших классах была в резерве киностудии имени Довженко для съемок в массовках, эпизодиках. Нас вызывали на съемки по фотографиям. Мама и папа считали, что все это не может стать профессией и дать возможность зарабатывать деньги. Но способности, которыми одарил меня Господь, а все, что у нас есть, это – от Бога, мое неуемное желание заниматься творчеством упорно вели меня вперед.
— Ирина, как вы попали в фильм «Одиноким предоставляется общежитие»? Студия Довженко выдала вам эту путевочку в кино?
— Да. Я тогда уже окончила школу, преподавала хореографию детям. Моя фотопроба, не помню, каким путем, попала на глаза людям из съемочной группы. Я тогда не знала, кто такой Самсон Самсонович Самсонов, который ставил «Общежитие».
— А кто такая Наталья Гундарева, вы знали?
— Конечно, и кто такая Наталья Гундарева, и кто такие Александр Михайлов, Тамара Семина, Виктор Павлов. Это был 79-й год, а мне было 17 лет.
— И это был подарок судьбы?
— Да, съемки с Натальей Гундаревой, с другими замечательными актерами – это был настоящий подарок судьбы. Это было счастье – приобщиться к этому звездному, гениальному и в то же время простому коллективу. Вне съемочной площадки они вели себя как простые, классные девчонки и мальчишки. Гундарева все говорила: «Девчонки, ну что вы краситесь и краситесь? Вы такие молодые и красивые без косметики!». Сама она только тон клала на лицо. Она не раз мне говорила: «Ира, пошли, погуляем. Пока они свет выставят, три часа пройдет, я не могу просто ждать». Заходим в магазины, все ахают: «Гундарева!». А она вела себя скромно, просто. Потрясающая женщина! Когда она заболела, я так за нее молилась. Я тогда была уже очень верующей.
— Чувствуется, что этот период жизни для вас незабываем.
— Конечно. Я научилась работать на съемочной площадке независимо от места, ситуации, настроения. Исключительными профессионалами в этом были Гундарева, Семина, Михайлов. Он – полностью в роли, как только пришел на площадку, сколько бы часов ни ставили свет, таскали аппаратуру. Он вышел, сыграл и только потом может расслабиться. И при этом – скромность, порядочность, доброта, простота. Великие люди и артисты… И с тех пор я на всю жизнь запомнила: простота и доброта. Это – главное. И все это обязательно возвращается к тебе.

«За любовь к израильскому арабу меня исключили из комсомола»

— Ира, переворачиваем эту страницу и говорим о том, как в вашей жизни появился будущий муж.
— Вначале надо сказать, что я три раза поступала на актерский и один раз – на режиссерский факультет театрального института, не добирала полбалла и — трагедия, чуть ли, не под машину хотела бросаться. В последний раз, когда я шла смотреть результаты экзаменов, Жюль, он уже был в моей жизни, сказал: «Или — я и поездка в Израиль, или – твоя учеба, и мы расстаемся». Я снова не прошла, у меня – трагедия, а он кричит: «Ура! Мы едем в Израиль!»
— Давайте все же скажем, что ваш муж был человеком из другого мира: — араб из Израиля. при этом – христианин, при этом — православный и — коммунист.
— Не просто коммунист, а где-то даже фанатично преданный партии коммунист. Мы с ним встретились на студенческой вечеринке, его послала на учебу в Киеве Компартия Израиля. Он пригласил меня танцевать, и кто-то внутри меня сказал: «Это – твой муж!». Я даже оглянулась вокруг. Это была любовь с первого взгляда. Он был необыкновенно интересным – молодой Карл Маркс!
— И он вас увез в Израиль.
— Это было в 1996 году. Мои родители были против. Мой папа даже на свадьбе не был. Он ведь занимал серьезный пост и боялся, что его исключат из партии.
— Вас ведь исключили из комсомола?
— За любовь к израильскому арабу меня исключили из комсомола и профсоюза. И никакие мои доводы о том, что он – коммунист, не подействовали.
— Вас это не отрезвило?
— Нет, хотя меня пугали войной между арабами и евреями, называли предательницей родины. Я предлагала мужу остаться здесь, но он говорил, что его послала Компартия Израиля, его учили, и он должен работать на родине. И я, как декабристка, поехала за мужем.
— Ну, он-то ехал на родину, а вы совершили прыжок в другой мир.
— Конечно, но я приняла решение принимать все, как есть. Это у меня с детства заложено.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

— Как вас встретил новый мир, прежде всего, семья мужа?
— Тогда была жива его мама. Я ее увидела и крикнула на весь аэропорт: «Мама!». Она стала моей матерью, подругой, сестрой. Она учила меня арабскому языку, культуре, потрясающей арабской кухне. Я на нее полностью перешла, хотя на израильском телевидении я варю наши украинские борщи. Но всех своих киевских подружек я научила готовить блюда арабской кухни, и они ее сильно полюбляют!
— Ира, вы приехали в Израиль, зная только русский язык?
— Да, русский, украинский и английский на школьном уровне, то есть, почти никак. Муж-то мой говорил по-русски. Государственный язык там иврит, рядышком – арабский, английский, и русский стал тоже государственным, когда пошла большая эмиграция из Советского Союза. Все они считаются государственными, чек в банке можно подписать на любом их этих четырех языков.
— Вы увидели в Израиле войну, которой вас пугали?
— Нет, войны не было. Все жили спокойно. Только на территориях, оккупированных в 1967 году время от времени вспыхивали точечные конфликты. О войне мы узнавали по телевидению. В 2006 году была конкретная война с Ливаном, но я этого не видела – была как раз в Киеве. Снаряды летели из Ливана и вокруг нашего дома летали, но Бог нас хранил. Кстати, и Израиль хранил – ни один человек не пострадал, хотя было много разрушений.

«Не буду просто женой!»

— Ира, вы приехали в Израиль как жена своего мужа. Как вам удалось сделать себя там, в не чужой, но новой стране?
— Вот, очень грамотный вопрос. Там женщина действительно – только жена своего мужа. Я – жена Жюля Жаммаль. И все. Могу не работать. Он говорил, что в театр жену не отпустит, это неприлично. Но я ему сказала: «Не буду просто женой! Ты – адвокат Жюль Жаммаль, а я буду Ирина Жаммаль. Я что-то представляю сама по себе». Я ведь окончила институт культуры по специальности хореография. Танцы, с точки зрения моего мужа и вообще в этой стране – нечто неприличное, во всяком случае, в то время. Но я доказывала, что речь идет о балете, это престижно, интеллигентно.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

Жюль понял, ведь он учился в СССР, ходил в театры, разбирался и разбирается сейчас в искусстве. И мы решили попробовать арабском секторе. В еврейском своих хватало. Тогда была очень популярна аэробика. У меня в Киеве было много студий, я уехала в Израиль на пике популярности и очень хороших заработков. И я предложила мужу начать с его родственников – женщин более чем солидных размеров, чтобы их немного в порядок привести. А потом я набрала девочек, дочерей членов их компартии, которые учились в Советском Союзе и социалистических странах, в клубе компартии, в неприспособленном зале, без станков, без зеркал. Но это было престижно, потому что преподаватель – из Советского Союза. Я давала основы, и постепенно наша студия приобрела популярность.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

Я и сама танцевала, и мне казалось, что я лечу! Меня начали приглашать в другие города, стали брать интервью, и я приобрела большую популярность, потому что создала первую школу балета в арабском секторе страны Израиль.
А потом уже были и оккупированные арабские территории. Я доказывала мусульманам, что Коран не запрещает балет: «Покажите мне, где в Коране написано, что балет – харам!». Харам – это грех. Были случаи, когда директор школы грозился выгнать девочек из школы за занятия балетом. Я говорила, что лучше танцевать, чем бросать камни в своих врагов. Я приоткрыла арабским детям окошко в другой мир. Кто-то в него ушел, кто-то остался, но эти дети уже знали, что есть и другой мир.

« Я убегала в работу от боли»

— Ирина, если позволите, коснемся, большой проблемы и большой боли – вашего сына.
— Позволю. У нас с Жюлем 7 лет не было детей, а потом родился долгожданный Жюльен. Когда ему был год и два месяца, мы узнали, что он очень болен – ДЦП и эпилепсия. И при лучшей в мире медицине Израиля, в которую многие верят, как в рекламу, мы услышали приговор – инвалид, ничего сделать нельзя. Чуда не произошло, вернее, оно произошло позже – от Господа, но не от медицины. Сына он поставил на ноги, Жюльен и сейчас принимает лекарства, которые не излечивают, лишь тормозят приступы эпилепсии, но он живет, двигается, развивается.
— Вы продолжали работать?
— Я убегала в работу от боли. Не могу не сказать, что первая поездка была в Бердянск в 1995 году на фестиваль «Первоцвет» с моим арабским ансамблем «Шахерезада» из Израиля. Это видео есть в Ютубе. Потом были Франция, Португалии, Польша, Испания… Работа была для меня отдушиной. Я была уже очень популярной. Один из лучших режиссеров Израиля, Джад Неэман, впечатленный моей судьбой и моей работой, начал снимать обо мне фильм « Слезы Шахерезады». Он мне говорил: «Ты даже не представляешь, что ты сделала невозможное – через искусство соединила Восток и Запад». У меня ведь танцевали вместе арабские и еврейские дети. Я даже специально такой номер сделала для фестиваля в Палермо, но это уже после того страшного ДТП.

«Я не раз пыталась покончить с собой»
— Я много ездила по Израилю, каждый день за рулем своего джипа по 300-400 километров – обычное дело. Концерты, контракты, телевидение. А потом – ДТП, перелом позвоночника в 5 местах, переломы рук, ног, таза, травма головы. Колени, ребрышки – это уже мелочи. Четыре месяца в больнице в неподвижном состоянии, постоянные инъекции сильнейших наркотиков, чтобы притупить боли. Приговор – инвалид. Выписали в инвалидном кресле.
Муж бросает работу, у него на руках два инвалида – сын и я. Денег нет, до выплаты компенсации могут пройти долгие месяцы и даже годы. Муж одалживал деньги, в основном, его сестра и брат помогали, и как адвокат занимался вопросом выплаты денег.
— Ира, он вас выходил?
— Да. У меня много месяцев была сильнейшая депрессия, я много раз пыталась покончить с собой. Он меня спасал, а я за это ломала ему руки, в его голову летели чашки…Господи, прости меня за это! Он держал мои руки, чтобы я не порезала себе вены, не наглоталась таблеток. Я отключила телефоны, замкнулась в себе.
— Как пришло спасение?
— Чудесным образом. Еще когда нас постигло горе с сыном, я искала выход в разных нетрадиционных методах, но отказалась от них, это было неправильно. Надо было обратиться к Богу, всей душой. Ко мне пришли мои знакомые женщины, попросили разрешения помолиться за меня. Хотя я всегда все соблюдала – иконы, свечи, тем более – на Святой земле. Они молились за меня, и я стала очень молиться. И Господь дал мне исцеление. Депрессия ушла, я встала с инвалидного кресла. Но надо было, конечно, это чудо держать, заниматься собой. Ко мне домой приезжали специалисты по физиотерапии, учили меня ходить.И это был огромный труд, но уже осмысленный. Пришла целеустремленность, осознание того, что надо выйти из коробочки дома, куда я себя заточила.

«Главное – дарить добро»

— Ира, вы ведь не просто встали, вы вернулись в профессию хореографа!
— Постепенно, не сразу. Так случилось, что фильм обо мне — «Слезы Шахерезады» — приглашают на фестиваль в Палермо. А надо сказать, что фильм был не закончен, когда я попала в ДТП, и я не разрешила себя снимать в больнице. Только, когда вышла из нее и уже училась ходить с палочкой. И вот, организаторы фестиваля, когда посмотрели фильм, где был такой микс: танец еврейских и арабских детей, попросили, чтобы в Палермо приехали четыре девочки – две арабки и две еврейки – и танцевали на фоне демонстрации этого фильма. Я говорю им, что я после аварии. И в то же время у меня появился уже мощный стимул. Я сама еще не танцевала, но девочек подготовила. Это был 2007 год. Так началось мое постепенное возвращение в профессию, хотя я искала себя уже в других сферах. Сыграла в полнометражном художественном фильме Джада Неэмана по сказкам «Тысячи и одной ночи» доктора онкологического центра вместе с очень известными израильскими актерами.

Украинская  Шахерезада, которая покорила Израиль

— Ира, как вы сейчас попали в Бердянск?
— В этот раз получился чистый экспромт – я увидела в «Фейсбуке» у моего давнего друга, композитора Володи Быстрякова, информацию о «Золотом ключике» и написала, что я тоже хочу, что я буду в это время в Украине. Володя посоветовал выйти на Нину Ильину, а она свела меня с Александром Махотиным. И вот я здесь. Познакомившись с Сашей, я поняла, что это – человек моей души и моего понимания. Он несет столько добра, любви, терпения, благотворительной благодарности! Столько стремления сделать добро для детей! И я сказала себе, что буду с ним работать. У нас есть совместные планы, надеюсь, они осуществятся.
-Ирина, что для вас главное в жизни?
— Главное?.. Любить, быть любимой, нести людям добро, тепло, любовь. И чтобы не было войн. Боже мой, только бы не было войн ни на национальной, ни на религиозной почве! Ни на какой! Красота не спасет мир. Только доброта, понимание, желание услышать друг друга и договориться. А наше искусство – кино, хореография, художественное слово и так далее – должно объединять людей во имя мира сегодня и для будущих поколений.