Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Главные, Запорожье
Запорожский музыкант к убийству мамы непричастен, хотя именно его милиционеры "назначили" заказчиком
Поделиться

Четыре года назад число 13 в августе стало «черным» для известного запорожского музыканта Анатолия Собокаря и его знакомой Ирины Никифоровой, которых правоохранители обвинили в совершении заказного убийства мамы Анатолия Оксаны Алексеевны.

Запорожский музыкант к убийству мамы непричастен, хотя именно его  милиционеры
13 августа 2013 года. Первый концерт на воле (Анатолий Собокарь играет для журналистов возле административного здания Бердянской исправительной колонии №77)

За это время много воды утекло, уголовное дело совершило несколько оборотов по замкнутому кругу: прокуратура-суд-прокуратура, но приговор и по сей день не вынесен, как, впрочем, не найден настоящий убийца (или убийцы) женщины. Более того, в отношении Анатолия Собокаря еще в мае 2013 года было закрыто уголовное производство, но об этом музыкант узнал только недавно.

В свое время «Индустриалка» подробно писала о расследовании этого резонансного уголовного дела. Напомним вкратце его суть. 12 августа 2011 года, возвратившись домой после вечернего концерта в ресторане, Анатолий Собокарь зашел в незапертую дверь их квартиры на первом этаже и увидел Оксану Алексеевну лежащей на полу в коридоре в луже крови. Он вызвал «скорую», а медики, констатировав смерть женщины, в свою очередь, вызвали милицию.
Ирина Никифорова приезжала к Анатолию тем злополучным вечером по делам — ей нужно было забрать диск. Они попили чайку с Оксаной Алексеевной и спустя какое-то время вдвоем ушли — Анатолий торопился на работу в ресторан. Поздно вечером снова встретились на Шевченковском, посидели, пообщались и разошлись — Ирина уехала на такси к себе в район улицы Грязнова, а Толик пошел домой.

Добравшись до дома, Ирина позвонила ему и услышала страшное известие и просьбу приятеля: «Если можешь, приезжай». Когда милиция приехала по вызову медиков, Никифорова уже была возле дома Анатолия. Их забрали в Шевченковский райотдел, где и начался для Ирины и Анатолия настоящий ад…

Первоначальная версия поменялась

Изначально версия правоохранителей была следующей: «12 августа 2011 года около 22 часов Ирина Никифорова, имея умысел на противозаконное лишение жизни пожилой женщины Собокарь О.А., действуя из корыстных мотивов, на заказ Собокарь А.Н., предварительно получив от него денежную сумму в размере 15000 грн. за совершение убийства гр. Собокарь О.А., прибыла в квартиру 66 дома 30 по улице Кузнецова в г. Запорожье, где, реализуя свой преступный умысел, с использованием ранее приготовленного ножа нанесла гр. Собокарь О.А. многочисленные удары ножом в область живота и шеи, в результате чего нанесла ей телесные повреждения, несовместимые с жизнью, от которых наступила смерть гр. Собокарь О.А.» (из постановления, которое подписал старший следователь Шевченковского райотдела Андрей 13 августа было возбуждено уголовное дело по факту преступления, предусмотренного ч.2 ст.115 УК Украины («умышленное убийство»), а на следующий день уголовные дела были возбуждены в отношении Анатолия Собокаря и Ирины Никифоровой.

Запорожский музыкант к убийству мамы непричастен, хотя именно его  милиционеры
9 ноября 2012 года. Анатолий Собокарь и Ирина Никифорова выслушивают вердикт коллегии Шевченковского районного суда — отправить уголовное дело по убийству на дополнительное расследование (в прокуратуру Запорожья для организации дополнительного расследования оно поступило 27 февраля 2013 года)

Как рассказывали Ирина и Анатолий журналистам, в Шевченковском райотделе к ним применяли настоящие пытки — в частности, избивали, требуя признаться в убийстве Оксаны Алексеевны, а Ирине так вообще дали в руки нож и приказали порезать палец (в материалах дела были выводы эксперта о том, что в райотдел подозреваемую доставили без телесных повреждений, а спустя несколько дней на ее пальце был зафиксирован кровоточащий порез). В итоге Ирина таки написала явку с повинной, от которой, впрочем, отказалась еще на этапе досудебного расследования, заявив, что ее выбили, а вот Толика милиционеры сломить так и не смогли.

Явные нестыковки в материалах уголовного дела были видны, что называется, невооруженным глазом — о них в свое время «Индустриалка» писала подробно. Что, впрочем, не помешало стороне обвинения просить на суде для обвиняемых 14 и 15 лет лишения свободы. Но председательствовавший на заседании судья Шевченковского суда Виктор Кляшторный, судя по всему, не захотел брать грех на душу и отправил дело на доследование, хотя родные подсудимых надеялись на оправдательный приговор.
27 февраля 2013 года материалы поступили в прокуратуру города для организации проведения дополнительного расследования, 11 марта они были переданы в Шевченковский райотдел для дальнейшего расследования, а 14 марта Ирине Никифоровой снова сообщили о подозрении в совершении умышленного убийства. И над ней снова навис дамоклов меч несправедливости.

Что касается Анатолия Собокаря, который в первоначальной версии следователей, напомним, значился заказчиком убийства собственной матери (все его знакомые и друзья заявляли, что Толик из тех, кто, как говорится, мухи не обидит), то на этапе повторного расследования было отмечено, что «во время досудебного следствия не были описаны действия Анатолия Собокаря по организации умышленного убийства, а также корыстный мотив для убийства Оксаны Алексеевны», то есть следователи фактически признали, что все обвинения музыканта, что называется, притянуты за уши.
Более того, в постановлении, копию которого «Индустриалке» предоставил отец скрипача Николай Петрович (Анатолию ее так и не направили) прямо отмечается, что «совокупность доказательств, которые построены на первоочередных показаниях Собокарь А.Н. и Никифоровой И.А., носят СОМНИТЕЛЬНЫЙ (выделено автором. — И.Е.) характер касаемо умышленного убийства на заказ Собокарь О.А. при участии Собокарь А.Н., как это предусмотрено ч.3 ст.27, п.6,11 ч.2 ст. 115 УК Украины». Понятное дело, подозрения Анатолию Собокарю повторно, учитывая все вышеизложенное, никто не предъявлял.

Ирине добавили статью о разбойном нападении

Стоит подчеркнуть, для известного музыканта история с убийством мамы не закончилась печально — отправкой в места не столь отдаленные на много-много лет — во многом благодаря поддержке представителей творческой интеллигенции и работников культуры, его коллег-музыкантов, которые ни минуты не сомневались в его невиновности, а также пристальному вниманию представителей СМИ, которые посещали судебные заседания и громко заявляли о фальсификациях материалов уголовного дела, на которые закрывала глаза прокуратура.

— Судебное расследование длилось 21 месяц, судьи уходили в отпуска, а подозреваемые парились в тюрьме, — вспоминает тот непростой период Николай Собокарь. — Во время судебного расследования были разбиты все обвинения, было показано, как следователи сшивали это дело белыми нитками. Но, несмотря на это, заместитель прокурора Шевченковского района Александр Бабич на заключительном заседании прочитал обвинительный акт следователя Никишина с начала и до конца — не добавив и не убрав ни слова, и попросил 14 и 15 лет лишения свободы подозреваемым.

По суду тоже есть что сказать. Коллегия судей в составе председательствующего Кляшторного, судей Жупановой и Дацюк очень внимательно проводила судебное расследование, я им очень благодарен за это, но они не смогли вынести оправдательный приговор, а отправили дело в прокуратуру на доследование, наметив 17 вопросов по делу. Но следователи ни на один не дали ответ, а добавили Ирине Никифоровой часть 4 ст. 187 — разбойное нападение на квартиру с убийством.
Дело зарегистрировано еще 13 марта 2013 года, уже с десяток раз материалы направлялись прокуратурой в суд и возвращались опять в прокуратуру с определением о недостатке доказательств и ненадлежащем оформлении. Потом каждый раз прокуратура направляла в суд, а он снова возвращал дело в прокуратуру.

Когда закончится кошмар — неизвестно

Что касается моего сына, еще 27 мая 2013 года старший следователь следственного отдела Шевченковского райотдела милиции Циб подписал постановление о закрытии уголовного производства в отношении Анатолия. Более двух лет нам никто не сообщал об этом, двадцать шесть долгих месяцев мы каждую минуту ждали, что прозвучит звонок в квартиру, зайдут наши «правоохранители», наденут на сына наручники, так как дело не закрыто, и мне снова носить передачи в СИЗО.

Запорожский музыкант к убийству мамы непричастен, хотя именно его  милиционеры
13 августа 2013 года. Николай Петрович Собокарь с сыном, который только что вместе со скрипкой покинул территорию Бердянской ИК №77, где находился с конца апреля

Я обращаюсь к прокурору области Александру Шацкому дать оценку таким действиям правоохранителей.
Но если дальнейшая судьба музыканта Анатолия Собокаря, отсидевшего два года за найденную у него в доме при обыске марихуану (в СИЗО и несколько месяцев в Бердянской колонии, из стен которой он вышел 13 августа 2013 года), прояснилась, то перспективы у Ирины Никифоровой пока отнюдь не радужные.
— Прокуратура не в силах составить обвинительный акт, который отвечал бы всем требованиям закона и основывался бы на материалах дела, — рассказала «Индустриалке» мама Ирины Людмила Борисовна. — По этой причине в течение двух с половиной лет суд не может начать новое рассмотрение дела по существу. Уже было пять заседаний районных и пять Апелляционного суда. Сотрудники милиции нового ничего не нашли. Когда весь этот кошмар закончится — неизвестно…