iz.com.ua

Главные, Запорожье, Фоторепортаж
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь — вам, видно, будет труба»
Поделиться

Форменным скандалом, в эпицентре которого неожиданно оказалась запорожская спецрота милиции, закончились торжества по случаю открытия мемориала, появившегося между Славянском и Краматорском в честь героического боя военнослужащих 25 ОВДБр и спецподразделения МВД, когда 4 июля 2014 года была остановлена бронеколонна противника, покидающая Славянск и прорывающаяся в Краматорск.

Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»

Дело в том, что в том страшном бою отличились командир спецроты, сформированной на базе распущенного «Беркута», Александр Панченко и его боевой товарищ Александр Бондаренко, которые уничтожили несколько единиц бронетехники боевиков и живую силу противника.

Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»

Полковник Панченко лично подбил вражеский танк, башня которого еще долго валялась на дороге. За свой героизм запорожцы еще в прошлом году получили ордена «За мужество» третьей степени.
Так вот мало того, что на самом памятном знаке вместо полного названия запорожской спецроты указано безликое — «спецподразделение МВД», хотя воинская часть ВСУ называется — 25 ОВДБр, так на торжествах одного из десантников начали чествовать за якобы разбитый им танк и даже собирались вручить орден «Народный герой Украины».
Как сообщали местные СМИ, «руководитель благотворительного фонда «Народный тыл» Георгий Тука провел церемонию награждения орденом «народный герой Украины». Решение, кого из украинских военных отметить этой наградой, принимают обычные граждане Украины, общественные активисты и волонтеры. В списках уже около тысячи человек, достойных этой награды. Этот орден делают из переплавленного серебра, в качестве сырья идут старинные монеты казацких времен, кубки: серебро для народного ордена присылают из 12 стран мира.
Награду на торжестве у мемориала получили военнослужащие 25-й воздушно-десантной бригады ВДВ Андрей Ткачук и Андрей Вашкур, которые защищали блокпост. Ее собирались вручать и Анатолию Лебедеву, который якобы «подбил в бою вражеский танк (именно тот, башня которого еще долго лежала на трассе между Краматорском и Славянском)», но когда открылась правда, по данным «Индустриалки», передумали (правда, по информации местных СМИ, он вроде бы получил).
Понятное дело, в тот же день командиру спецроты Александру Панченко стали звонить возмущенные несправедливостью бойцы.
— Но на пресс-конференции в Краматорске десантники, говоря о том памятном бое, наше подразделение они именовали не иначе как «Беркут», подчеркивая, что он запорожский, — рассказывает «Индустриалке» командир специальной роты милиции Александр Панченко. — А на вопрос, так кто же все-таки подбил танк, Андрей Ткачук и его десантники ответили: «Командир «Беркута», конечно». «А этот, которого наградили?» «Та то не того наградили».
Подняли кого-то из киевских из наградного отдела: «Вы кого наградили?» «Да кого подали, того и наградили, у меня вообще списка личного состава «Беркута» нет». «Так найдите и наградите!» Все сидели в шоке.

Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»

Летом 2014 года тот блокпост, возле которого произошел бой с террористами, считался пятым, его еще называли «блокпост Стела», поскольку он находился недалеко от стелы «Славянск», на въезде в город. На Стеле располагалось подразделение 25-й отдельной днепропетровской воздушно-десантной бригады и запорожский экс-«Беркут».
— И тогда наше подразделение, которое постоянно было под обстрелами, старались не упоминать в СМИ, — вспоминает Александр Владимирович. — Я думаю, это было связано с тем, что нужно было пиарить добровольческие батальоны и ВСУ — поднимать моральный дух бойцов. А милиция — это тот карательный орган, который бил патриотов на Майдане… Плюс «Беркут» на тот момент был расформирован, до этого был унизительный отвод с Майдана: кто-то ушел нормально, кого-то догоняли и били.
После того как мы колонну разбили, к нам приехал тогдашний министр обороны Валерий Гелетей. Командир десантников Андрей Ткачук ему докладывает: «Товарищ министр, колонну разбили». А тот и говорит журналистам: «Оце пушки згори били, танки били». «Нет, товарищ министр. Командир со своей группой и моими бойцами разбили всю тезнику», «Який командир?» «Командир «Беркута». «Який «Беркут»?» «Запорожский «Беркут».
Мне звонит боец, который ездил на открытие, и говорит: «Они все время спрашивают, а как добровольческие батальоны воевали?» А Ткачук им и отвечает: «Они на горе спрятались, это мы и запорожский «Беркут» воевали, они не воевали».
Как предполагает Александр Панченко, об их подразделении предпочитают не упоминать еще и потому, что они на следующий день после тяжелейшего боя уехали домой, а вскоре на позиции привезли представителей СМИ.
— В три ночи, когда бой закончился, я позвонил Виктору Ивановичу Ольховскому (начальник ГУ МВД Украины в Запорожской области. — И.Е.), доложил, что мы разбили колонну, потом позвонил 6 июля вечером — говорю, мы уже тут два дня вроде как лишние, — вспоминает Александр Владимирович. — «Жди моей команды». Потом он позвонил замминистра Яровому, тот дал «добро» — после такого боя хлопцы пусть едут домой отдыхать. И Виктор Иванович под свою личную ответственность дал команду ехать в Запорожье.
Доезжаем до Запорожья, звонят со штаба МВД: «Вы — где?» «Уехали». «Кто дал команду?» «Яровой и Ольховский» «Вам надо было дождаться — приехала куча журналистов, им нужно интервью с теми, кто подбил танк и колонну развалили». Смотрю, на следующий день по телеканалам — стоит десантник с гранатометом: «Это я разбил». Но он, если честно, спрятался. Может, он и стрелял, но уже потом, когда все было подбито. Мои тоже стреляли потом.
Когда подбили танк, прилетела БМП. Мы «гасим» ее, она и стала. Мои по рации кричат: «Командир, там стонут в машине» «Просите, чтоб сдавались». Мы же не военные, которые сразу стреляют, мы — милиционеры, мы привыкли спрашивать, у нас есть гуманность. «Командир, они не сдаются, разреши стрельнуть…»
В общем, интервью давали десантники, которые там остались. Это в Запорожье, когда нас тут чествовали, как говорится, шум прошел, что это мы отличились, а в Славянске как расссказали, так и рассказали.

Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»
Запорожским милиционерам позвонили десантники: «Ребята, готовьтесь —  вам, видно, будет труба»

Награда непричастному — это, как говорится, еще цветочки. Главный миф, касающийся Славянска — это то, что его героически освобождали. Так, официальные лица предпочитают не говорить, что Славянск и Краматорск боевики оставили сами.
— Буквально за три дня до нашего отъезда пришла команда, что они будут прорываться: «Между собой у них произошел конфликт и банды начали распадаться. Ждите гостей». 4 июля нам сообщили, что по городу движется колонна бронетехники.
Колонна, которая выходила из города, растянулась на километры, — вспоминает события годичной давности полковник Панченко. — Нам позвонили по рации десантники 95-й бригады — наши ангелы-спасители, которые стреляли из пушек: «Ребята, готовьтесь — колонна стоит от центра и до вас, вам, видно, будет труба». Они определили колонну по стопам, фары на технике те не включали. Пару раз, правда, артиллерия стрельнула. Артиллеристы выбрали точку — на мосту, это же город. Попали в КРАЗ.
Мы выбежали, увидели в ночные приборы, что рядом возле нас – 700 метров где–то – стоит какая–то бронетехника.
В это время в нашу сторону начали ехать автомобили. Первые были два легковых. Из первого автомобиля – это была «десятка» ГАИ (на ней было написано ДПС, без мигалок) – открыли пулеметный огонь по нам, после чего машину мы уничтожили.
Из нее задержали двух девчонок. Одна – представитель батальона «Рысь» специального назначения, она являлась снайпером. Вторая была ваш брат – корреспондент «РЕН–ТВ». Мы их привезли, отдали сразу в окоп, чтобы они остались живы. Никакого сопротивления они не оказывали.
…Через минут 20 пошли танки. Первый танк подбили с Бондаренко вдвоем на подходе к нам. Это был танк Т–72. Экипаж выпрыгнул, начал вести автоматический огонь. После этого выдвинулось еще одно БМП. БМП не могло пройти там, где танк, пошло немного правее, но мы там заранее приготовили им противотанковые мины. Взорвалось это БМП. С машины спрыгнула пехота, начала вести огонь по нам. Потом прорывается еще одно БМП, проходит между нами, мы расстреливаем пехоту и в конечном итоге я стреляю из РПГ, подбиваем и это БМП. Четвертое БМП пролетает мимо нас. Мы с Бондаренко опять расстреливаем, нам помогают десантники, помогают мои – у каждого была своя позиция, с которой они открывают огонь.
Мы еще оператора–наводчицу задержали из горящего БМД, так она рассказала, что Стрелков ехал сзади на белом джипе и два танка рядом. Но когда они увидели, что мы разбиваем колонну, развернулись, один танк упал в кювет, а второй вместе с ним через поле пшеничное ушел от нас где–то в километрах пяти.
…В конечном итоге нами уничтожено – один танк, две БМП–2, одна БМД–2 и один легковой автомобиль. Больше 20 человек пехоты убитых. Раненых я не знаю сколько, потому что это была ночь, где они потом делись, я не знаю. Бой длился с одиннадцати двадцати до двух сорока. Вот и все.
— Александр Владимирович, а на открытие мемориала в честь запорожских милиционеров вас не приглашали?
— Меня с Бондаренко — нет, приглашали нашего бойца Олега Булгакова, который тогда был ранен. Ему грамоту там дали.
…Остается надеяться, что руководитель благотворительного фонда «Народный тыл» Георгий Тука наградит орденами «народный герой Украины» двух Александров из Запорожья — Панченко и Бондаренко. Они того заслужили!
Кстати, командир спецроты уже несколько раз подавал на награждение всех своих сотрудников, которые принимали участие в том бою. И ни один за прошедший год так и не был удостоен награды. «Я даже расписал, за что каждого нужно наградить, — говорит полковник Панченко. — Но пока результата нет.
За уничтожение техники и живой силы противника, задержание наводчицы и 19-летнего корректировщика представления поданы на таких бойцов спецроты — Веселов, Крюк, Пеньков, Хрустов, Плясовица, Бобырь, Деркач, Шишкин, Черный, Гордиенко, Крапивка и Суховий.
Без комментариев
По случаю годовщины возвращения Славянска и Краматорска в подконтрольную Украине зону Президент Петр Порошенко встретился с военными, которые участвовали в боевых действиях в том районе.
«Этот день, 4 июля, навсегда вошел в новейшую историю Украины. Год тому назад произошло событие, которое всему миру показало, что Вооруженные силы Украины в состоянии не только защищать и оборонять, но делать блестящие наступательные операции. Символом этой мощи стал труд наших Вооруженных сил по освобождению Славянска. Славянска, который был символом издевательства над украинцами, в подвалах славянского СБУ были десятки замученных украинских патриотов, где издевались над украинским флагом, Украинским государством. Благодаря вашим совместным усилиям и блестяще проведенной операции Славянск был освобожден от российско-террористических наемников», – заявил президент, обращаясь к военным.
Глава государства отметил, что те первые победы имели особое значение.
«Эти победы вернули веру украинцев в своих защитников, в силу и мощь украинской армии. И в то же время лишили российского агрессора иллюзий относительно «парадного марша» по нашей украинской земле», – сказал Порошенко.
Говоря об особом историческом значении этой даты, президент подчеркнул, что именно в этот день был похоронен проект так называемой «Новороссии».
«Вы защитили украинскую землю и заставили врага в результате молниеносно проведенной операции убегать из Славянска, затем – Краматорска, Константиновки, Северодонецка, Лисичанска, Рубежного. Вашими усилиями было освобождено большую часть Донбасса», – заявил глава государства.
Вот так пишется история нашего государства…

Фото автора и из архива сотрудников спецроты милиции