iz.com.ua

Запорожье
Писатель Сергей Авдеенко уверен - о наших земляках нужно снимать кино
Поделиться

40-летие творческой деятельности мелитопольский писатель Сергей Авдеенко отметил «трудовыми успехами», выпустив сборник избранных произведений «Любкин клад». В книге, кроме привычных рассказов и повестей, два сценария фильмов.

Писатель Сергей Авдеенко уверен - о наших земляках нужно снимать кино

В 2013-м Сергей Авдеенко уже подводил определенный итог своего писательского труда: тогда в издании под названием «Звонки» были представлены произведения, «родившиеся» в 1975-1991 годах. А новый сборник «Любкин клад» знакомит читателя с литературными творениями за очередную двадцатилетку – с 1992 по 2012 год.

— В свое время я написал документальную книгу о Феодосии Станкевиче – священнике, который исполнял свои обязанности на военных кораблях, а затем перенес тяжелейшие испытания, уже служа Богу на берегу, – арест, тюрьму, фашистскую оккупацию, но не отказался от веры, – уточнил Сергей Иванович. – И на презентации мне кто-то сказал, что о таком человеке вполне можно снять фильм. Я в шутку ответил: «Если Голливуд закажет мне сценарий, я напишу!». И хоть такого заказа не получил, но попробовал себе в новом жанре, так появился киносценарий «С крестом на море и на суше». Еще один раскрывает перипетии жизни нашего земляка, прославленного летчика-истребителя Сергея Щирова, которому была посвящена повесть «Последний бой сталинского сокола».

Сергей Иванович очень сожалеет, что не реализовал себя как драматург, хотя во время учебы в Литературном институте имени Горького в Москве прослушал тематический семинар, и о его задатках на этом «поприще» положительно отзывались педагоги. Но отсутствие профессионального театра в родном Мелитополе и невозможность переезда в другой город заставили земляка сделать упор на прозе.

— Знаете, меня иногда называют самым плодовитым писателем Мелитополя, но я начал писать в 1975 году, а первую книжку выпустил только в 1995, — обращает внимание Сергей Авдеенко. – Дело в том, что я уверен, если поэзия — удел молодых, то для прозаика важно сначала накопить жизненный материал, литературный опыт, потом уже издаваться. Что касается любимой формы, то мне созвучно чеховское «Я умею писать коротко о длинных вещах», так что мой жанр, все-таки, рассказы.

Не изменяет Сергей Иванович и документалистике. Завтра в краеведческом музее он презентует новую книгу, в которой представлены две истории об удивительных людях. Первая — «Предсказание Иоанна Кронштадтского» — рассказывает о визите святого праведного протоиерея в местечко Васильево Мелитопольского уезда Таврической губернии (ныне — город Васильевка Запорожской области) и его пророчестве о судьбе дворца дворянина Василия Попова. Вторая, под названием «Духовный подвиг Алексея Боглевского», повествует о протоиерее, который пережил ссылку, запрет на службу в церкви, но остался верен своему делу. Часть жизни священник прожил в Мелитополе, здесь же был похоронен.

А в планах у писателя с 40-летним стажем вернуться к теме войны в Афганистане. В свое время Сергей Иванович записал воспоминания 46 молодых ребят, которых Родина отправила в далекую исламскую страну исполнять интернациональный долг, и даже издал часть из них. Но основной объем информации «осел» в архивах, недавно автор наткнулся на черновик книги и уверен, что живые свидетельства участников тех боевых действий могут быть интересны и сейчас.

БЛИЦ-ОПРОС:
— В какое время суток вам пишется легче?
— В молодые годы работал по ночам, чтобы никто не мешал, а сейчас — только в световой день. И пишу я по старой привычке «пером», потом набираю тексты на компьютере.

— Какое из произведений далось вам труднее всего?
— Книга «Тысяча и одна смерть», в которой идет речь об обстоятельствах ухода из жизни известных украинцев, описаны там и события, которые привели к гибели многих людей — Голодомор, революция, война. Заканчивал я работу в 2004 году, когда началась Оранжевая революция, и посчитал необходимым дописать главу о Георгии Гонгадзе, смерть которого стала толчком для определенных событий. В целом, собирал материал для этой книги 10 лет, писал ее на украинском языке, хотя я — русскоязычный писатель, так что это была самая тяжелая работа.

Еще непросто писать произведения для детей, ведь они очень хорошо чувствуют фальшь, их не обманешь. Поэтому свои детские рассказы, собранные в изданиях «Медали» (1996) и «Ромкины журавли» (2008), ставлю на один уровень с книгой «Тысяча и одна смерть».

— Какие интересные факты удалось открыть для себя во время работы над книгами?
— К примеру, когда писал «Тысячу и одну смерть», меня удивило, что кроме известного мавзолея в Москве, существовал еще один в Одесской области, в нем покоилось тело Григория Котовского. В 1941 году румынские солдаты его выбросили из гроба и захоронили в общей могиле. Поразила и гибель знаменитого полководца Николая Щорса. Помню, подростком читал о том, что он был убит в бою с белополяками, пуля попала в сердце и голову, командира подхватили бойцы, с криками «Ура!» кинулись в атаку и победили врага. Оказалось, что Щорс, на самом деле, был убит в затылок политработником, и моя версия, что по приказу Льва Троцкого.

— Кто вам помогает издавать книги?
— Чаще всего я делаю это за свой счет. Недавно встретил журналистку Альбину Кузнецову, с которой мы давно дружим, она и спрашивает: «Ты пешком еще ходишь?» – «Да, пешком», – отвечаю. «Ты же мог давно купить машину на деньги, которые потратил на издание книг!» – «Представь себе, пройдет время, и, вспоминая писателя Авдеенко, вряд ли кто-то будет говорить о машине, на которой он ездил, а, наверное, будет вспоминать о том, что он написал». Вот такой мой ответ на эти разговоры!