Индустриалка - новости Запорожья

Видео, Запорожье
Катастрофа Ил-76МД в Луганске - как это было, вспоминают летчики
Поделиться

Катастрофа Ил-76МД в Луганске стала трагической страницей в истории 25-й бригады транспортной авиации из Мелитополя (Запорожской области) и Всех Воздушных Сил ВС Украины. Спустя год о ней вспоминают командиры экипажей, которые чудом уцелели в ту роковую ночь.

Катастрофа Ил-76МД  в Луганске - как это было, вспоминают летчики

Весной-летом прошлого года международный аэропорт «Луганск» удерживали силы украинской армии, при том, что вокруг была территория, подконтрольная боевикам. Доставлять по земле боеприпасы, провиант, а также обеспечивать ротацию военнослужащих по земле было проблематично, тогда и было принято решение делать это с воздуха. Доверена эта миссия была в том числе и 25-й бригаде транспортной авиации. Опасно ли было ее выполнение? Судите сами. Буквально за несколько дней до трагедии самолет подполковника Александра Белого получил две пробоины фюзеляжа заполучил, а еще одну – в районе шасси — борт, которым управлял полковник Александр Пасиченко. Но полеты никто не отменял и в ночь на 14 июня 2014 года три Ил-76 снова взяли курс на Луганск, ведущим группы был полковник Дмитрий Мымриков — командир бригады.

— Перед крайним полетом на Луганск в июне прошлого года нас уверили, что аэродром охраняется, и к моменту нашего подхода зона, которую мы выбрали для посадки, будет чиста, – впервые «на камеру» говорит Дмитрий Викторович. – Как оказалось, нет! Да и как такового пятикилометрового кольца вокруг аэродрома было практически невозможно выдержать, он находится на возвышенности, вокруг овраги, где можно было легко спрятаться и подойти незаметно. Так что события показали — все было спланировано… Наверное, первому борту, или мне повезло, что люди, получившие приказ уничтожить наши самолеты, не успели «развернуться», и мы благополучно сели. Но самолет под управлением Александра Белого был обстрелян практически на моих глазах, по нему террористы выпустили ракету из ПЗРК и очередь из крупнокалиберного пулемета. Через считанные секунды Ил, который получил серьезные повреждения, взорвался при ударе о землю…

Огненную вспышку в районе взлетно-посадочной полосы наблюдали члены экипажа третьего самолета, который еще не успел пойти на снижение. Сомнений в том, что произошло непоправимое у авиаторов практически не оставалось, хотя и верить в это не хотелось до последнего.

— Столб огня был такой, как при атомном взрыве – гриб один, потом второй, – отмечает начальник транспортной авиации Вооруженных Сил Украины Александр Пасиченко, который 13-го июня 2014 года был командиром экипажа третьего самолета. – Конечно, я знал, что никакой снаряд не может дать такой эффект, так мог сдетонировать только авиационный керосин (а его на борту было 26-27 тонн, так как самолеты не могли дозаправиться в пункте назначения — Е.Д.). Так как в Луганске дозаправка была невозможна, у нас у каждого было порядка 26-27 тонн топлива. И наши подозрения подтвердились, когда спустя почти пять минут в эфир вышел командир первого борта: «Уходи! Уходи! Саня погиб – уходи!».

И если этот самолет ушел на запасной аэродром, то Ил, который успел сесть, а с ним и экипаж неделю провел в Луганске, так как снова взлететь без риска для жизни у летчиков просто не было. Тем не менее, им удалось вернуться невредимыми домой.

— К сожалению, останки ребят мне не удалось забрать с собой, — с болью в голосе говорит Дмитрий Мымриков. — Сразу после катастрофы к борту, упавшему в нескольких километрах от взлетно-посадочной полосы, выехали наши службы, которые охраняли аэродром, но их опередили террористы. Ходили практически по трупам, и пресса там с ними была, создали себе эти люди пиар, показали всем, что они могут делать, стремясь нас напугать. Только после переговоров тела ребят были доставлены в Днепропетровск, а затем еще больше месяца понадобилось на проведение ДНК-экспертизы, после чего мы наконец-то смогли похоронить экипаж и отдать ему последние почести.

Напомним, что факт трагедии тщательно расследовали сразу несколько ведомств. Главным подозреваемым в деле о гибели летчиков и десантников в итоге стал генерал-майор Виктор Назаров, которому Генпрокуратура Украины еще в конце прошлого года предъявила обвинение в служебной халатности (ч.3 ст.425 УК Украины). Но дело в суд до сих пор не передано. Но надежда, что справедливость восторжествует, у представителей 25-й бригады транспортной авиации все-таки остается.

Видео Екатерины Данилиной и Артема Довжика.


Комментарии читателей