Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Запорожье, Марафон репортёра - «Запорожсталь»
О чём говорила Наталья Королевская на встрече с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?
Поделиться

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

Эта встреча с народным депутатом Украины, членом парламентской фракции Оппозиционного блока Натальей Королевской состоялась непосредственно в цехе. Сели по-домашнему, за большим столом. Гостье кавы налили. Но она так и остыла — за разговором Наталья Юрьевна совсем о ней забыла.

Обжимной цех называется так потому, что тут действительно обжимают — многотонные слитки металла в заготовки для проката, блюмы. И этими слитками, раскаленными, к тому же, до бела и до красна, ворочают женщины. Их 46 в цехе, и все они, в основном, работают крановыми машинистами.
Наталью Королевскую, которая из рабочей семьи, им интересно было послушать.
О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?
— Всегда у нас в стране было непросто — и год назад, и пять лет, и десять, — говорит Наталья Королевская. — Но то, что происходит за последний год, какие решения принимаются, возмущает больше всего. Когда решили поднять пенсионный возраст женщинам, первой, самой сложной категории. Все эти налоги на пенсию — ограничения на пенсию работающих пенсионеров, невыплата пенсий госслужащим.

Недавно я видела премьер-министра, он говорит: «Ну как оно, в оппозиции?» Я говорю: «Знаешь, я не первый раз за свою политическую жизнь в оппозиции. Но если раньше оппозиции приходилось выискивать неправильные решения власти, то сегодня каждое утро, когда открываешь новостную ленту, как вроде в фильме ужасов находишься. Начинается с того, сколько людей погибло, сколько людей пострадало. Потому что за год столько напринимали решений — поднять тарифы, поднять цены, девальвировать полностью курс, поднять пенсионный возраст, ввести налог на пенсию, ввести налог заработной платы — этот военный сбор. Смотришь и не верится, что все это в твоей стране происходит».

А последние решения — «по декоммунизации». Я говорю: «Знаете, наверное, у нас в стране больше нет проблем. Легче всего побеждать памятник. Пришел к памятнику, победил — и чувствуешь себя победителем в этот момент. А тяжелее всего побеждать бедность, нищету, безработицу».

Они сейчас все объясняют одним — война, кризис, поэтому все на это можно списать. Но мы же адекватные люди, мы понимаем, что и война, и кризис, и тяжело, и плохо. Но это не является поводом для того, что нужно просто ограбить всех в стране, самых простых людей — пенсионеров, ветеранов, инвалидов, работающих людей. И при этом все украсть, отправлять деньги непонятно куда. Получили МВФовские деньги — три миллиарда, из-за этого ужаса натворили в стране. А где эти деньги, никто так и не понял.

Может, в предприятия вложили, в создание рабочих мест вложили, в молодежь нашу? Нет. Поэтому просто принимать решения, которые являются антисоциальными. Ты их принял, а в ответ — тишина. Потому что люди сегодня — держатся за работу, у кого работа еще есть.

Я сама с Луганска, всю жизнь там прожила. Все могилы бабушек, дедушек, всех-всех там. И когда ты элементарного не можешь сделать — поехать на могилы, чтобы подправить их, это ужасно. Нашли там знакомых каких-то дальних, которые там остались, позвонили, попросили, чтобы пошли хоть могилки убрали. И, конечно, по сравнению с тем ужасом, который там происходит, кажется, что у нас тут еще и не так плохо. Но с другой стороны, мы понимаем, что и тут уже становится тоже невыносимо.

В магазине качан цветной капусты — 100 гривен. Ну, думаю, «классно»! Я аж не поверила — дай повнимательнее его рассмотрю, может, там есть вкрапления какие-то? Ничего нету — обыкновенная капуста. Скоро новый урожай, так вообще непонятно, по какой цене он будет с этой «дизелькой», с этими ценами на удобрения, на все остальное. Селяне тоже уже загибаются.

Поэтому надежда осталась одна — это на промышленность, на те флагманы, которые несмотря на кризис и сплошные проблемы еще работают.
Как правительство наше послушать, так каждое предприятие может прийти и сказать — а что, нам тоже тяжело, плохо, давайте скратим, уволим, закроем и переждем эти времена. Но тогда кто страну поднимать будет? Поэтому сегодня и надежда — найти точки опоры, которые работают через «не могу»…
Вам сейчас пообещали зарплату поднять, но в то же время мы понимаем — ее в три раза же не поднимут. А цены поднялись в три раза. И все это сказывается на домашнем бюджете. Раньше зашел в магазин — потратил одну сумму. А сейчас зашел в магазин — в три раза больше потратил, а вроде и есть нечего.

Недавно я зашла в магазин, приехала домой — мужу говорю: «Потратила тысячу гривен». Он мне говорит: «Что ты купила?» — «Ничего не купила — покушать купила». Не поверил, пошел смотреть — на кухне все лежит, в одном пакете уместилось.

Так что — как плохо стало, мы все понимаем. А вот что делать дальше, это, наверное, главная сегодня ответственность. Потому что мы понимаем прекрасно, что с этим правительством и вот с этим подходом — войны с памятниками и войны с прошлым — будущее не построишь. Историю, героев пересматривать — это решать не сегодняшним правителям.

И люстрацию — не им проводить. Потому что когда они кричат, что, мол, народ требует люстрации, я говорю: «Люстраторы-то кто, ребята? Которые за год страну успели разграбить?» Оно, говорю, и год назад нелегко было. Но, по крайней мере, хотя бы не забирали последнее, хоть старались какую-то стабильность удерживать.

Вот это такая моя позиция. Мы, со своей стороны, и проекты готовим, и законы. И вот сегодня областная конференция прошла в Запорожье — и Ростислава Игоревича Шурму выбрали руководителем Оппозиционного блока Запорожской области. Потому что поняли — ну нужно объединять усилия всех еще здравомыслящих людей, которые остались в этой стране. Потому что это — наша страна, и она у нас одна и другой никакой у нас нет. И нужно объединиться ради того, чтобы действительно победить. Победить в этой войне. И в первую очередь в войне с бедностью и с нищетой.

Потому что идти в Европу хорошо, когда есть европейские зарплаты и европейские пенсии. А идти в Европу, когда у тебя европейские цены и тарифы — как-то не очень.

Я им всегда говорю: «Почему вот вы людей обманываете? Ну кто возьмет в Европу нищую страну? Ну кому мы там будем нужны?» И что такое — мы пришли в Европу? Визы. Да сейчас виза стоит больше, чем зарплата. Денег хватит только на то, чтобы визу купить — а куда ехать и на что смотреть, смысла тут особого не видно.

И задача у нас сейчас одна — сделать все, чтобы свою страну поднять. Сделать так, чтобы у детей наших и будущее было, и уверенность, и надежда на то, что ты можешь гордиться своей страной. Не только красиво петь и красиво надевать на себя рубашку, а еще и… просто быть защищенным. Вот это, наверное, главная позиция.

Фото автора

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?

О чём говорила Наталья Королевская на встрече  с женщинами «Запорожстали» в обжимном цехе?


Комментарии читателей