Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Запорожье, Солдаты Победы
Невероятно, но после войны он дважды был "похоронен"!
Поделиться

— Значит, долго жить будешь! – пошутили тогда его братья

Невероятно, но после войны он дважды был

Владимир Даниленко — дважды похороненный, но выживший всем смертям назло!

«Дети мои, идите и защитите нашу Родину!»

Невероятно, но после войны он дважды был «похоронен». В «Книге памяти. Город Киев» (там семья Даниленко жила до войны) на странице 547-й написано: «Даниленко Владимир Сидорович — год рождения 1922, рядовой, погиб 1.08.1942 г.». И на родине, в Бериславе (здесь он родился) Херсонской области, на обелиске в память о погибших земляках тоже было его имя. Владимир, когда в отпуск приезжал, уже через много лет после войны, буквы те с гранита посбивал.

— Значит, долго жить будешь! – пошутили тогда его братья.

В семье Даниленко было пятеро братьев. Всех их отец Исидор Герасимович благословил: «Дети мои, сынки, идите и защитите нашу Родину и нас, детей и стариков, от фашистов!». Может, и не совсем так говорил Исидор Герасимович, но Владимир Сидорович (невнимательный паспортист в свое время переврал его отчество) позже «канонизировал» напутствие отца именно в таком виде.

Невероятно, но после войны он дважды был

Часы от президентов

Все братья выполнили наказ отца

Из пяти братьев только самый старший, Жорж, не вернулся с войны. В 36 лет 19 апреля он сгорел в танке под Берлином. Анатолий всю войну на Урале собирал танки для фронта, за что был награжден боевым орденом Красной Звезды. Владимир (мой герой), средний из братьев, – рядовой, разведчик. Николай — рядовой, минометчик, связист. Михаил — рядовой, десантник, врывавшийся в города на броне танка, в Австрии за взятие Вены был награжден орденом Красной Звезды. Все братья выполнили наказ отца.

Встречи на Эльбе и в Америке

Владимир Даниленко, начавший войну неудачно, с кратковременного плена, потом в составе 91-й дивизии 51-й армии участвовал в освобождении Запорожья, Мелитополя, Киева, Польши. Вместе с братом Николаем дошел до Эльбы – тот наступал в составе другой, соседней, дивизии. Встреча на Эльбе с американскими войсками отложилась в памяти особо. Радость, ликование, вспоминает Владимир Сидорович, были такими сильными, что передать трудно. Брат Николай подарил американскому солдату красную звездочку, а тот ему свои часы. Сейчас фотография Николая (как и фотографии остальных братьев Даниленко, уже, к сожалению, ушедших из жизни) вместе с теми часами хранится в музее Великой Оте-чественной войны в Киеве.

В 1991 году Владимира Сидоровича Даниленко приглашали в американское посольство в Киеве, где вручили памятный знак, на котором написано: «Благодарная нация помнит 1941 – 1945 гг.» А в 1998 году его пригласил посетить Соединенные Штаты Америки американский ветеран – бывший солдат 69-й пехотной дивизии Берт Экерт. Он купил Владимиру билет, и тот гостил у Берта два месяца.

Невероятно, но после войны он дважды был

Разложенная на полу квартиры военная память

«Катерина Ющенко мне очень понравилась»

С гордостью показывал мне Владимир Сидорович часы – от Бориса Ельцина (к 50-летию Победы) и от Виктора Ющенко (к 60-летию Победы). А еще показал ксерокопию первой страницы «Комсомолки», где на фотографии он изображен между Президентом Виктором Ющенко и его женой Катериной – тост за Победу.

– Катерина мне очень понравилась, — говорит Владимир Сидорович. – Хорошая и внимательная женщина, два раза мне по сто грамм наливала. Недавно я ей письмо написал, чтоб поговорила с мужем, да и решили мой вопрос – мне же, как инвалиду войны первой группы, положен автомобиль.

Невероятно, но после войны он дважды был

Владимир Даниленко в Америке, на берегу океана

С двумя винтовками против армии наступающих

Как же Владимир Даниленко оказался в списке погибших? Летом 1942 года были жаркие бои на Дону. Рядовой Даниленко служил во взводе разведчиков. Немцы прижали их так, что от взвода в живых осталось только семь человек. Полковник из штаба дивизии построил их и сказал, что бойцы будут прикрывать отход штаба дивизии. Выдали им винтовки со штыками, образца… конца 19 века и по 24 патрона. А сами штабисты драпанули, только пыль заклубилась за их штабными легковушками. Видимо, после этого бойцов и занесли в списки погибших – ведь их, по всему выходило, оставили на верную смерть.

Но Владимир Даниленко вместе с осетином Гришей Горбузеевым попали в плен. Немцы тащили их за собой аж до Сталинграда. А там и для пленных нашли работу. В момент затишья переодели их в немецкую форму и послали на нейтральную полосу, где лежали убитые и раненые немецкие солдаты. Сразу, сказали, будете вытаскивать с поля боя раненых, потом – убитых.

Двух раненых немцев с поля боя они вытащили

Делать нечего, поползли они на нейтральную полосу. По дороге Григорий говорит: «Ты знаешь, я раненого фашиста задушу, а потом уже поволоку его к своим. Скажу, что по дороге умер!» Владимир его остудил: «Гриша, ни в коем случае! Офицер ведь в бинокль за нами наблюдает». В общем, двух раненых немцев с поля боя они вытащили.

Потом, пока передохнули, пока переждали бомбежку, почти стемнело. А немцы по нужде ходили «в поле». Вот и Григорий с Владимиром пошли.

Увидев, что за ними никто не следит, они рванули, что есть мочи, и бежали без остановок километров пятнадцать. Остановились на краю какого-то села, где своей немецкой формой очень напугали местных жителей, потому что те немцев там за всю войну так и не видели. Объяснили, что, мол, они свои. Выпросили гражданскую одежду, а немецкую форму утопили в туалете. В таком виде появились в расположении советской воинской части.

Их долго допрашивали сотрудники СМЕРШа. До слез довели: «Может, вы диверсанты!» — сказал капитан, проводивший допрос. Но потом поверил. Оставили их в этой же части, но в разных ротах. С этого момента пути Владимира и Григория разошлись навсегда.

Невероятно, но после войны он дважды был

Настоящий американский ковбой! Владимир в гостях у друга Берта

ххх

Владимир Сидорович рассказал мне, что на «ельцинских» часах уже выгравировал дарственную надпись – «На память внуку Артуру от деда Владимира». Что съездил в ритуальное бюро, уточнил: мол, в случае чего, мне же услуги бесплатные? Там подтвердили – конечно! И выдали соответствующую справку.

— Готовлюсь, — спокойно сказал ветеран, закуривая сигарету.

— К чему готовитесь, Владимир Сидорович?! У вас же два юбилея в этом году, — напомнил я ему. – 85 лет со дня рождения и 60 лет совместной жизни с Пелагеей Петровной. Забыли? Вам к юбилеям надо готовиться!

Он с этими доводами согласился: «Надо жить!»

P.S. Спустя какое-то время я спросил у Владимира Сидоровича, есть ли весточки от Катерины. Он ответил без энтузиазма: Катерина Ющенко переслала его письмо местным властям. Видать, автомобиля не будет…

P.P.S. (Дописано 14 сентября 2007 года)

Сегодня утром я позвонил Владимиру Сидоровичу Даниленко.

— О, а я о тебе только что вспоминал! — сказал он бодрым голосом и сходу стал диктовать мне рецепт приготовления синеньких, которыми (ох и вкусные!) он угощал меня раньше. — Ты знаешь, на базаре они сейчас по рублю. Самое время покупать и заготавливать на зиму. А рецепт простой. Берешь четыре больших синих баклажана, килограмм сладкого перца и килограмм лука. Синенькие запекаешь в духовке, снимаешь с них шкуру. Лук и перец отдельно обжариваешь на сковородке, в конце жарки добавляешь к ним нарезанные кубиками синенькие, еще немного жаришь — и закатываешь в банку.

— Владимир Сидорович, спасибо за рецепт. Но я хотел узнать, чем закончилась ваша переписка с Катериной Ющенко.

— Да ничем! — ответил он сердито. — Она переслала мое письмо запорожскому губернатору Евгению Червоненко. Но он его, я так думаю, не читал, потому что меня вызвал начальник облсобеса и объяснил, что я 950-й в очереди на машину.

На следующий год снова поеду к Катерине. Скажу, чтоб повлияла на мужа. Мне на том свете машина не нужна. На этом хотелось бы!

Правда, и похвастался Владимир Сидорович: с 17 сентября по 11 октября будет он отдыхать и лечиться в госпитале для инвалидов войны под Киевом — областная больница об этом позаботилась.

Запорожье. 2007 год