Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Остров Крым. Холодная "Крымская весна" 2015-го
Поделиться

Остров Крым. Холодная

Так сложилась, что моя последняя поездка к семье сына в Ялту совпала с годовщиной аннексии Крыма Россией. Жизнь на полуострове за этот год круто изменилась. Не заметить этого невозможно. Это и личные впечатления, и взгляд сквозь призму мнений самих крымчан: от полного одобрения — до тяжелых раздумий о собственной судьбе и судьбе полуострова, который для Украины практически превратился в труднодосягаемый остров. Предвижу возражения: «А у нас разве лучше?!». Я не собираюсь сравнивать. Сейчас речь о том, как теперь «у них», которые еще год назад были такими же «нами», как я и вы.

Унижение границей

До конца прошлого года пересечение административной границы Украины с временно оккупированной территорией Крыма и государственной, с точки зрения России, границы вызывало недовольство, раздражение, забирало уйму времени. Но пассажиры при этом сидели на своих местах в автобусе или вагоне поезда. В средине декабря 2014 года в Крым перестали ходить российские поезда, спустя неделю – украинские, еще через неделю границу закрыли и для автобусов. Регулярных пассажирских перевозок нет, частные автомобили, как легковые, так и тяжелые фуры, ходят. Я знала об этом в теории, поскольку успела съездить в Ялту в конце ноября. Теперь я знаю, что такое переходить границу пешком.
Что касается железной дороги, поезда идут до станции Новоалексеевка. Оттуда автобусы и такси перевозят народ на пункт пропуска через границу в Чонгар. Сюда же прибывают автобусы крымского направления. Только теперь это – исключительно частные маршруты, и они разделены, как бы, на два плеча. Скажем, Запорожье-Чонгар и Чонгар – Ялта. Украинским автобусом вы доезжаете до нашей административной границы, российским – от их границы до Джанкоя, Ялты, Симферополя, Севастополя и так далее. В автобусе водители дают пассажирам визитки с телефонами украинского и российского перевозчиков, и ты с ними договариваешься, бронируешь место.
Но самое «интересное» начинается на пешем переходе. Большего унижения в пути я не испытывала никогда в жизни.
Итак, выходим из автобуса и, предъявив паспорт украинским пограничникам, пешком идем до моста, разделяющего нейтральные украинскую и российскую зоны. Около 1,5 километров с вещами, детьми. Идут молодые и не очень, здоровые и инвалиды с палочками. Вопрос, почему они не сидят дома, давайте отбросим. Им нужно попасть на другую сторону, так же, как вам или мне. Пуповину между Крымом и остальной Украиной разрубили, но у семьи, просто интересы по обе стороны границы остались. Говорят, что еще неделю назад по нейтральной украинской полосе желающих с большим удовольствием возили вездесущие частные перевозчики. Теперь этот сервис запрещен. И, поскольку, как правило, люди в такую дорогу не отправляются с дамскими ридикюлями, марш-бросок народ совершает с полной выкладкой. У меня до сих пор болят руки и плечи.
За мостом начинается нейтральный российский участок длиной около 2,5 километров. Мне повезло: я прошла всего метров 500, когда приехал микроавтобус и за 20 рублей довез меня и еще нескольких таких же пилигримов до российской границы.

Остров Крым. Холодная

Тут толпу очень вежливые пограничники (кстати, вежливы и наши, и россияне), разбивают на небольшие табуны по 10 человек и поэтапно проводят их к модульным домикам на паспортный контроль. Иммиграционные карточки заполняют на металлическом базарном прилавке. Правда, рядом уже строится навес по типу навесов на автозаправках.
Все это забирает около получаса или часа. Все зависит от количества людей на переходе. С «той» стороны их ждут автобусы и такси. Меня встречали на машине, поэтому всю прелесть пересадки с одного автобуса на другой я прочувствовала на обратном пути.
Во-первых, на российской границе мы простояли 2,5 часа, но все-таки за исключением 15-20 минут сидели в автобусе.

[center]Остров Крым. Холодная

Потом он подвез нас к тому же мосту, и народ ринулся пешком к украинской границе. Было очень холодно. С Сиваша дул пронизывающий ветер, и все рвались быстрее пройти паспортный контроль. Но не тут-то было. У наших возникли проблемы с интернетом, и проверку паспортов после довольно долгого ожидания начали производить в ручном режиме. Опять-таки толпу разбивали на партии по 10 человек. А теперь представьте себе осатаневших от холода и ожидания людей, которых пограничники тщетно пытались призвать к порядку: «Уважаемые, отойдите за линию!». Толпа (или все же — стадо?) неуклонно продвигалась вперед. Часть людей размахивала билетами на поезд из Новоалексеевки на Киев, другая боялась, что автобусы второго плеча маршрута уедут. Я позвонила своему водителю по телефону, который был на визитке, и умоляла, чтобы не уезжали без меня. Спасибо огромное водителям, подождали. Я простояла в толпе на холоде два часа, за мной еще был народ, который все прибывал. Люди, которые пересекают границу регулярно, говорят, что в любом случае в очереди на паспортный контроль приходится стоять около часа.
Вот так «горячо» встретила родная страна своих граждан. Я не обвиняю пограничников – они выполняют свою работу. Те, кто все это придумал и допустил, пешком через границу не ходят. Их границы – в просторных залах и терминалах, где не дует штормовой ветер и граждане отъезжающие не чувствуют себя стадом.

Остров Крым. Холодная

Да, еще — на Чонгаре была огромная очередь легковых автомобилей и многокилометровая – фур. В интернете я прочитала, что фуры растянулись на 14-15 километров. Описать возмущение сограждан не берусь, в моем лексиконе не хватит соответствующих слов…

«Возвращение в родную гавань»: от восторгов до эмиграции

Посыл о «возвращении в родную гавань», то есть, в состав России, был год назад основополагающим. Причем, восторженное большинство, прямо скажем, не молодежь, с одной стороны, ставило знак равенства между нынешней Россией и СССР, с другой — почему-то было уверено, что им, крымчанам, будет счастье, просто потому, что они осчастливили новую родину своим возвращением.
Какими бы ни были проценты – от 90 с лишним, по официальным данным, и до 40-50, по независимым оценкам, – большинство крымчан проголосовало за «возвращение в родную гавань».
Не будем сбиваться на большую политику, не наше это дело, хотя в ней не считают себя знатоками только ленивые. Попробуем остаться на уровне тех, кого принято называть обычными людьми, кто, собственно, и есть народ.
В течение недели пребывания в Крыму я смотрела, слушала и слышала. И поняла, что родственники, коллеги и друзья давно разобрались, кто по какую сторону баррикад, и круг их общения значительно сузился. Они научились скрывать свое мнение, если оно отличается от официальной точки зрения, и говорить на больные темы только с немногими близкими людьми.
Обвинять Украину во всех смертных грехах – хороший тон. Вот об этом говорят громко, не скрываясь, в транспорте и на рынке, на работе и набережной. Здесь и правящая в Украине фашистская хунта, американские негры, воюющие в украинской армии, и тотальная передача церквей из Московского патриархата в Киевский вкупе с убийством православных священников, и то, что Бог покарал Мариуполь украинскими же бомбежками за массовое (до 20 человек) изощренное убийство девушек в этом городе, и так далее. То есть, вольный пересказ некоторых телевизионных программ и пропагандистских клише. В крайних, прямо скажем, клинических случаях, вывод такой – надо очищать православную землю от хохлов, тем более, что и нации такой – украинцы – нет, есть бендеровцы. В остальных – просто стойкое, агрессивное и снобистское отношение к Украине, которая, по определению, значительно хуже России.
Это по большей части относится к людям старшего возраста, которые располагают временем для детального обсуждения политических проблем. Это поколение очень довольно значительным повышением размера пенсий, что совершенно логично и понятно. Но спустя год некоторые уже ропщут на то, что цены слишком выросли, и в итоге пенсии оказались не такими крутыми, как обещано. В автобусе я слышала версию о том, что виноват плохой Аксенов (глава Крыма), который обижает пенсионеров, что Путина на него нет, и надо как-то донести эту проблему до Путина. В общем, извечная славянская вера в хорошего, прямо, как у Некрасова: «Вот приедет барин, барин нас рассудит».
Что касается медиков, зарплата которых вначале «крымской весны» просто взлетела, с нового года, то есть, после окончания переходного периода, она значительно – иногда до 2 раз – снизились, потому что зависит от очень многих факторов, связанных с количеством обслуженных больных и прочего.
Упала зарплата педагогов, с которых сняли надбавки. И даже если она в цифрах остается большей, чем раньше, взлетевшие цены ее «уценивают».
Высокие зарплаты и пенсии получают военнослужащие, силовики и госслужащие. И даже взятки, как по секрету поделилась жена одного гаишника, стали значительно выше, и теперь муж приносит домой после смены не 100 долларов, как раньше, а больше. Но справедливости ради надо сказать, что коррупция в Крыму приобрела более скрытые формы, и получающие неплохие зарплаты госслужащие и силовики в этом смысле, видимо, и воздерживаются, и маскируются лучше.
Не все крымчане с восторгом приняли «возврат в родную гавань». История учит, что сделать всех счастливым насильно невозможно. Из Крыма в течение прошедшего года, по данным ОБСЕ, выехали более 20 тысяч людей, из них около половины — татары.
Первая волна состояла, в основном, из идеалистов, не принявших новые исторические реалии, которые бросали квартиры, работу и выезжали, как говорят в Крыму, на материк, на территорию Украины.
Вторая – это предприниматели, которые все аккуратно распродали и на всякий случай, переоформили часть собственности в соответствии с российским законодательством.
В Ялте продаются многие офисные помещения, небольшие магазинчики одежды, обуви, бытовых товаров. Очень усложнилась логистика: если раньше мелкие предприниматели могли сесть в автобус, поехать, например, в Одессу и торговать привезенным товаром, сейчас это ушло. Если кто-то все-таки провезет товар на своем автомобиле через две таможни и заплатит на обеих пошлины, цена его тоже взлетает. Раньше крымские предприниматели активно закупали, например, бытовую технику через интернет-магазины и получали ее с помощью экспресс-почты разных почтовых компаний.
Сказать, что деловая жизнь замерла, будет неправдой. Усложнилась, съежилась, изменилась – да.
Недовольство и сторонников новой жизни, и ее противников вызывает и то обстоятельство, что, по сути, у руля власти остались те же самые люди, те же чиновники. Они пришли к власти под знаменем Партии регионов, с которой люди связывают небывалый разгул коррупции и крайнюю централизацию власти со всеми вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями. Что, собственно, в большой степени и вывело людей на Майдан, а многих крымчан заставило голосовать за новую жизнь. Теперь бывшие регионалы дружными рядами влились в правящую партию России и прекрасно занимают практически те же посты.

Курортный Крым теряет блеск и превращается в курортные задворки

В средине марта в Ялте цвели абрикос и алыча — природа берет свое, хотя первая годовщина «Крымской весны» выдалась не по-крымски холодной, и в один не очень прекрасный день цветущие деревья накрыл снег. Наутро, он, конечно, растаял.

Остров Крым. Холодная

Ялтинская набережная практически пустует. Конечно, это – не показатель для ветреных мартовских дней. Например, в конце ноября на сотни раз воспетой поэтами и художниками набережной было много людей пенсионного возраста. Они приехали по соцстраховским путевкам из Тульской, Смоленской и прочих областей России, уплатив у себя дома небольшую сумму. Приехали в национализированные, бывшие ведомственные и частные, санатории. И для старшего поколения это — прекрасно. За них заплатит санаториям государство. Но они – не курортники. Раньше избалованные ялтинцы говорили об украинских отдыхающих, что те ездят со своим салом. Но за квартиры, мороженое и прочие курортные удовольствия они платили не салом, а деньгами, которые оставались в городе. Не говоря уже о более изысканной публике, которая жила в отелях, питалась в ресторанах и активно потребляла курортные услуги – спа-комплексы и прочие дорогие удовольствия.

Курортный упадок характерен не только для Ялты. За последние лет десять, по оценкам специалистов курортного бизнеса, крымские курорты определили свою нишу. Коктебель – молодежно-музыкальный, Ялта – гламурно-блестящая и дорогая, Севастополь – исторический, Евпатория – детский лечебный и так далее. Каждый нашел свою «жилу» и начал ее разрабатывать. Сейчас это стало бессмысленным. Ялта потеряла блеск и привлекательность. Нет концертов, нет ярких событий, которые проходили раз-два в неделю: концерты местных коллективов и больших звезд, разнообразные фестивали. На них приезжали телохранители, охотники, соревновались в своем искусстве бармены и так далее. На бал хризантем и тюльпанов в Никитский ботанический сад ехали изо всех восточных и южных областей Украины, в последние годы стало модным встречать в Ялте Новый год… Ялта была востребована. Люди приезжали не в санатории, а на имидж города, на образ красивого места отдыха. Истины ради стоит сказать, что в этот Новый год было много приезжих из России, которые в Сочи уже побывали, а за границу из-за санкций так просто, как раньше, выехать не могут. Сочи дороже и сервис там лучше. Но достопримечательности в сравнении с Крымом проигрывают. Потенциал курортного Крыма намного выше. А цены – на уровне Геленджика, который все же – не Ялта. Пустуют роскошные и не дорогие гостиницы Судака и других крымских городов и городков. Дальше, уверены профессионалы курортного бизнеса, будет хуже.

Празднуют «возвращение в родную гавань» не все

Будет не честным, сказав об одобрении нового порядка, не сказать, что не все его приняли с восторгом.

[center]Остров Крым. Холодная

Есть видимая часть этого айсберга — украинские символы. Например, на камнях и подпорных стенках вдоль дороги, на скалах высоко в горах, откуда их хорошо видно – большие украинские флаги и сердечки, выполненные мелом, красками, желто-голубые ленточки на деревьях в лесу. Желто-голубые сердечки размером примерно 40х40 сантиметров постоянно появляются на остановках транспорта, на стенах. Их оперативно закрашивают, причем, разными красками, вероятно, довольно часто — сами горожане, а не коммунальные службы. Но символы появляются снова.
Что это – форма протеста? Не знаю. Но не замечать это невозможно.
Есть и скрытая часть – разговоры между людьми, которые друг другу доверяют.
С одной стороны по-прежнему остро стоит тема предательства Украины, которая просто сдала Крым, унизив свою армию не защитив целостность государства, как это положено испокон веков, и бросив своих граждан. Об этом говорят даже россияне: «Вас же бросили!». Стоит вспомнить сроки проведения референдума, который вначале намечался на май, потом был перенесен на конец марта, а проведен, в конце концов, 16 марта.
С другой — крымчане думают, что их в Украине считают предателями, Иудами. Другой вопрос, как можно было сопротивляться, если государство, что называется, кинуло их. Думающие крымчане, а их не так мало, хотя почти не видно и не слышно, считают, что они еще долго будут расплачиваться совестью, деньгами, бизнесом (имеются в виду потери в этом плане). Они вновь и вновь задают себе вопрос, что они могли тогда сделать, но так и не сделали, боясь за свои семьи, бизнес, будущее. И, как выяснилось, не напрасно. Достаточно открыть севастопольский форум – на нем адреса и телефоны тех, кого обвиняют или просто подозревают в проукраинских взглядах.
Та часть, которая не плясала от радости в марте 2014 года, старается принимать действительность такой, как она есть, и очень ценит мир в Крыму. Но думающим людям не дает покоя мысль о том, что страна, в которой они теперь живут, причастна к войне в Донбассе. Они говорят о своей вине: промолчали в прошлом марте (хотя что изменило бы их немолчание?) и тем самым дали надежду жителям Донбасса — ложную надежду на то, что у них может быть свой «Крым».

Неделя – небольшой срок, но и его хватило, чтобы в который раз за прошедший год поразиться тому, как с треском порвались вековые связи между нашими народами, как легко манипулировать людьми и формировать в их сознании образ врага, если очень постараться. В случае с Крымом очень постарались. И очень стараются в Донбассе…

По официальной российской статистике, 86 процентов россиян одобряют политику руководства страны в отношении Украины.