Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»
Поделиться

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

Анастасия Каратеева

Домашние дела, уроки с ребенком, разговоры с подружками, встречи, шопинг – от всего этого и многого другого женщинам-волонтерам, о которых мы расскажем, пришлось отказаться – ради помощи переселенцам и воинам АТО. Готовя эту публикацию, я думала, что столкнусь с разрушенными семьями или девушками, которые идут в волонтеры ради женихов. Да, такие случаи есть, но мне посчастливилось услышать совершенно другие истории замечательных людей.

Здесь далеко не все, что я услышала при работе над публикацией. Спасибо всем волонтерам за помощь и участие! На самом деле этих людей очень много, и каждая история о добрых делах в тылу заслуживает уважения и благодарности. Всех женщин-волонтеров поздравляем с 8 Марта и желаем вам здоровья, сил и энергии!

Мы подъехали к загсу на «Хомячке»!

Илона – волонтер из Мариуполя – познакомилась с запорожским капитаном Сергеем (фамилию и название батальона попросили не указывать) в мае, когда он с другими ребятами пришел на блокпост. Парочка подружилась, но ни о какой свадьбе они тогда и подумать не могли.

— Просто общались, летом он приезжал в отпуск в Мариуполь, — рассказывает Илона. – Мы не юные создания, сошлись на общих интересах, взглядах на жизнь. Нам было хорошо вместе, но никаких планов мы не строили. Прозрение у Сергея наступило 5 сентября после серьезного боя, в котором погибло много наших ребят. Когда пошли танки, он лежал в окопе и понимал: может умереть. Тогда вспомнил обо мне и понял, что нужно жить и любить. Пока есть время. Сергей сделал мне предложение, и 28 января мы поженились.

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

ИЛОНА: БЕЗ АВТОМАТА ЛЮБИМОГО Я НЕ УЗНАЮ

Этот день я не могу назвать светлым. Он позвонил и сказал, чтобы я ехала в госпиталь, туда везли раненых и убитых. Сергей приехал на броневике «Хомячке» — так мы все его называем. Мой любимый вылез весь грязный, пропитанный запахом солярки и пороха, и спросил, с собой ли у меня паспорт.
Так на броневике со следами крови мы и поехали в загс. Там все были в шоке. В общем, расписали нас, а потом, мы даже чая не успели попить, ребята высадили меня возле подъезда и поехали на базу. Кольцо я уже потом сама себе купила.

Впереди у нас еще много чего нового. Например, Сергей еще ни разу не видел меня в юбке и на каблуках. А я его всего один раз видела в обычной одежде. Сказала тогда, что без автомата его и не узнаю.

Илона рассказывает очень сдержанно, будто извиняется, что счастье пришло к ней в такое неподходящее время. Сейчас молодожены общаются исключительно по телефону, но ждут, когда все закончится и они смогут быть вместе. Хотя Сергей уже и подготовил Илону к тому, что из армии не уйдет.

— Я готова идти за ним, куда скажет, и сменить родной город на Запорожье, если понадобится, — уверяет она. – Решив стать волонтером, я не ставила себе цель найти мужа, но теперь уже свое счастье ни за что не упущу. А пока буду ждать. Как говорят наши воины: волонтеры – это невидимый батальон, и мы должны крепким тылом стоять позади.

Мой папа обязательно победит!

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

ИРИНА: ЛЮБОВЬ ПОСЛЕ МОБИЛИЗАЦИИ ОКРЕПЛА

Запорожский волонтер Ирина Кабова своего мужа уже полгода ждет.

— Сергея призвали 15 августа, с тех пор моя жизнь разделилась на «до» и «после», — рассказывает Ира. – Последний раз муж был дома в отпуске в январе, потом их отправили в АТО. Моя судьба – это дни ожидания и надежды. Конечно, без него тяжело, но мы созваниваемся постоянно. Я не звоню, не хочу отвлекать там… Он звонит сам.

Разговоры у нас специфические, бывает, на улице говорю с мужем, а люди в шоке. Вот, например, из последнего:
— Привет, у меня все нормально. Обстрел был.

— «Грады»?
— Да.

— Все живы?
— Да.

А это самое главное. После такого и говорить нечего.
Без Сергея тяжело, но я стараюсь не опускать руки, понимаю, что мы с сыном для него сейчас – весь мир и смысл жизни. Если он знает, что у нас все хорошо, ему спокойнее и он может там сосредоточиться на деле.

Сын тоже по-своему переживает. Сначала закрылся сильно, а сейчас почти каждому рассказывает, что папа воюет на танке и обязательно победит! Мы все так думаем и очень его ждем домой.

Отсутствие мужа я воспринимаю просто как очередное испытание для нашей семьи, которое мы переживем. А любовь наша после мобилизации стала только крепче, потому что приходит твердое понимание: главное — чтобы любимый человек был рядом, а неурядицы – это мелочи.

Раньше я не знала, что такое любовь к Украине

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

ИРИНА: ЛЮБИШЬ ВОЛОНТЕРА – ЛЮБИ И ГРУЗЫ НА БЛОКПОСТЫ ВОЗИТЬ

Сохранить семью, занимаясь волонтерством, непросто. Не каждый захочет делить внимание супруги с кем-то еще, поэтому некоторые мужья и сами приобщаются к делу своих жен.

— Моего мужа так и стали называть: «волонтер поневоле», — рассказывает Ирина Прудкова. – Он почти всегда развозит со мной грузы переселенцам, ребятам на блокпосты. Две дочери тоже активно подключаются к этому делу. Сложно не помогать, когда в квартире почти постоянно тонна груза лежит. Младшая дочь Лера уже не раз готовила бойцам домашнюю пиццу, и мы всё отвозили на блокпосты. Ребятам сейчас реально очень хочется домашней вкусной еды.

Ирина волонтерит с лета и не помогать уже не может.
— Сумасшедшее чувство патриотизма расцвело у меня во время Майдана, — рассказывает Ира. – Я родом из Санкт-Петербурга. Родители переехали в Мариуполь, когда мне было 9 лет. В России у нас живет много родственников, знакомых. В глубине души я всегда мечтала вернуться в родной город. Но сейчас это невозможно – судьба нас всех жестко разделила, а я стала «про-украинкой». И очень горжусь этим. Теперь я знаю, что такое любить свою страну, и от этого чувства хочется всем помогать! Мне совершенно все равно, кому помогать – вчера киевляне стояли, сегодня – запорожцы. Мы готовы прийти на помощь всем! И после завершения этой войны у нас очень много дел – восстанавливать страну.

Если одиноко, звони

Для волонтера группы «Наша перемога» Марии Хабровой муж стал тылом, и он уже не только работает, но и занимается домашними делами.
— Не знаю, что бы делала без его поддержки, я почти все время в штабе, ведь я на пенсии, — рассказывает Мария. — Два раза в неделю мы обязательно мотаемся на передовую – возим передачи бойцам. Я счастлива, что занимаюсь этим делом и хоть чем-то помогаю нашим ребятам. А когда видишь сотни добрых людей, которые несут пироги, консервацию и все-все-все для бойцов, сердце наполняется надеждой – хочется жить. Знали бы вы, как ждут нас в АТО! Ребята там хоть и измученные, но очень остроумные. Как-то один парень из Львова Роман сказал, что в АТО настолько тяжело, что ничего другого, кроме шуток, уже не остается.

Чтобы подбодрить бойцов, волонтеры часто привозят им приветы из мирных городов в виде сладостей, милых презентов. Студентки, например, передали вязаные носки, а внутри – номера своих мобильных телефонов.

— Я совершенно случайно участвовала в этой акции, — рассказывает студентка ЗНТУ Валерия Антонюк. — Задумка была такой: если им там одиноко, то пусть знают, что мы их здесь ждем, при желании они могут нам звонить и общаться. Через две недели мне позвонил Андрей. Мы уже два месяца общаемся по смс. Я его ни разу не видела, но очень жду.

— После таких знаков внимания ребятам из АТО значительно легче, — уверена волонтер Елена Ярошенко. — На 14 февраля отвезли им «валентинки» от девочек из университетов. Радости было — не передать! Конечно, внимание и забота им сейчас очень нужны. Мальчишки ведь всегда остаются мальчишками, они и шоколадкам радуются, как дети! Из таких наших акций рождаются симпатии, но мы стараемся не расспрашивать, потому что это слишком личное.

«Когда подорвался на фугасе, увидел ее в белом платье»

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»

Женя с Дашей на своей свадьбе. Они решили не устраивать пышную свадьбу. Главное – любовь, говорят ребята, а ее у них – в избытке

О бойце батальона «Азов» Евгении Ситенко мне рассказали волонтеры. Сказали, что его история стала знаковой для ребят в АТО. Якобы парню ампутировали ногу, а потом он нашел свою любовь в военном госпитале.

Связавшись с Евгением, я выяснила, что он уже успел создать семью — 10 февраля женился на девушке Даше. Сейчас он в Киеве, куда при-ехал по делам, а молодая жена пока осталась в Днепропетровске. Евгений рассказывает о себе очень скромно — отстоял Майдан и пошел на войну добровольцем. В Волновахе парню ампутировали ногу и в сентябре переправили в днепропетровский госпиталь. Там он и познакомился с Дашей.

— Мы с одним парнем – Балаганом — стали на фугас, чтобы осколками не порубило других, — рассказал Женя. — Когда оглядываешься и видишь неопытных ребят, по-другому не можешь поступить. Пусть лучше погибнет один, чем тридцать. Балагана изрубило осколками, а я взлетел и живой остался, значит, для чего-то суждено было. И можете, конечно, смеяться, но я говорю правду – в момент, когда я подлетел, мне привиделся образ девушки в белом платье. Когда я впервые увидел Дашу, не мог понять, почему мне ее лицо кажется знакомым, а потом осенило: это она была в моем видении.

Даша работала в госпитале и пришла меня побрить. Я сначала отнекивался, но когда посмотрел в ее глаза, понял, что пропал (смеется). Знаете, у меня девушек было много, и все рассказывали, что любовь — это когда в сердце птички летают или бабочки порхают. Но я никогда такого не испытывал. А когда встретил ее, сразу почувствовал и бабочек, и все остальное. Мне было приятно, что она полюбила меня таким, каким я есть.

Выписавшись из госпиталя, Женя купил кольцо и сделал Даше предложение. Девушка согласилась. Свадьба прошла скромно.
— Сами понимаете, сейчас такое время, что не до этого, — поделился Евгений. – Я сейчас в Киеве готовлю технику на фронт для нашего батальона. Как только обживусь, сразу Дашу к себе заберу. Знаете, я уверен, что мне ее Бог послал, и всем нашим бойцам желаю по возвращении домой тоже счастья и такой же любви.

Психологическая помощь нужна бойцам

— Часто, когда бойцы приезжают в отпуск к семьям, они уже не могут стать «прежними», потому что не доверяют никому, кроме боевого товарища, — рассказал «Индустриалке» волонтер-психолог Запорожского военного госпиталя, член ассоциации специалистов по предотвращению последствий психотравмирующих событий Федор Неткал. – Эти парни не могут отпустить ситуацию, постоянно думают о том, как было или как будет там, на линии фронта. И, конечно, им нужна поддержка — семьи, волонтеров и специалистов. В военном госпитале мы проводим встречи, где помогаем бойцам преодолеть страхи, переживания. Одним достаточно таких встреч, но многих ребят нужно будет реабилитировать.

Многие начинают пить, потому что не могут уснуть из-за постоянного напряжения.
Чтобы человеку качественно помочь, нужно вывести его из травмирующей ситуации, а травмирующая ситуация для него — пребывание на войне. Вот когда ребята вернутся, тогда можно будет говорить о восстановлении.

Психологическая помощь нужна и волонтерам

— Волонтерам тоже нужна психологическая помощь, но они этого не признают, — говорит волонтер-психолог военного госпиталя Федор Неткал. — Многие так выкладываются и стараются везде успеть, что сгорают, и это плохо отражается на их здоровье. У нас был случай, когда девушка-волонтер на похоронах так рыдала, что мы ее потом откачивали. Важно понимать, что без отдыха организм может дать сбой. Во всем должен быть рациональный подход. Надо распределять свои эмоциональные затраты: помог другим сегодня — проведи день с семьей завтра.

Однозначно: после АТО психологическая помощь понадобится и волонтерам, и бойцам. Хотелось бы, чтобы они это понимали и берегли свои силы, больше проводили времени с родными, подпитывая себя положительными эмоциями.

Психологическая помощь нужна и женам бойцов

Людмила Евсеева, практикующий семейный психолог,координатор волонтерской группы психологической помощи солдатским семьям «Збережи душу»:

— Когда боец возвращается из зоны АТО, он все еще находится в так называемой реактивной фазе посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Очень важно, чтобы жёны и матери хорошо разбирались в особенностях такого состояния. ПТСР проявляется поразному — это могут быть и вспышки агрессии или замкнутость, недовольство происходящим, нарушение сна и питания, смена круга общения и стиля поведения, обострённое восприятие  звуков, запахов. То, что в стрессовой ситуации помогало выжить, в мирной обстановке ещё какое-то время будет «мешать существовать, как раньше». Об этом должны знать и старшие дети бойца.

 Женщине бойца в таком случае надо проявить много любви, ласки, понимания, заботы. А еще — быть чувствительными к реакции бойца — не расспрашивать лишнего, не навязывать объятия.  Иногда достаточно просто посидеть рядом с солдатом молча (прислонившись).

Если вы увидели нарастание напряжения, говорите мужчине хорошие слова: «Я вижу, Серёжа (Саша, Женя), ты хочешь, чтобы мы с ребёнком ушли. Хорошо, но я беспокоюсь о тебе, я люблю тебя. Ты уже дома, всё в порядке».

На женщину солдата в этот период выпадает большая эмоциональная нагрузка, поэтому попавшим в такую ситуацию лучше собираться в группы поддержки (находить совместные занятия), работать с психологом/священником, не забывать баловать себя любимыми делами (вязание, чтение, спорт, баня, танцы, пение). И когда боец возвращается к родному очагу — ему надо вернуть роль Хозяина, Мужчины в доме.

Константин СИМОНОВ

Запорожцы подъехали к загсу на «Хомячке»Мне хочется назвать тебя женой

Мне хочется назвать тебя женой
За то, что так другие не назвали,
Что в старый дом мой, сломанный войной,
Ты снова гостьей явишься едва ли.

За то, что я желал тебе и зла,
За то, что редко ты меня жалела,
За то, что, просьб не ждя моих, пришла
Ко мне в ту ночь, когда сама хотела.

Мне хочется назвать тебя женой
Не для того, чтоб всем сказать об этом,
Не потому, что ты давно со мной,
По всем досужим сплетням и приметам.

Твоей я не тщеславлюсь красотой,
Ни громким именем, что ты носила,
С меня довольно нежной, тайной, той,
Что в дом ко мне неслышно приходила.

Сравнятся в славе смертью имена,
И красота, как станция, минует,
И, постарев, владелица одна
Себя к своим портретам приревнует.

Мне хочется назвать тебя женой
За то, что бесконечны дни разлуки,
Что слишком многим, кто сейчас со мной,
Должны глаза закрыть чужие руки.

За то, что ты правдивою была,
Любить мне не давала обещанья
И в первый раз, что любишь,— солгала
В последний час солдатского прощанья.

Кем стала ты? Моей или чужой?
Отсюда сердцем мне не дотянуться…
Прости, что я зову тебя женой
По праву тех, кто может не вернуться.
1941

10 фильмов про любовь на войне

ПЕРЛ ХАРБОР (США, 2001).
ИСКУПЛЕНИЕ (Франция, Великобритания, 2007).

АВСТРАЛИЯ (США, Великобритания, Австралия, 2008).

ХОЛОДНАЯ ГОРА (США, Италия, Великобритания, Румыния, 2003).

АНГЛИЙСКИЙ ПАЦИЕНТ (США, Великобритания, 1996).

ЧЕТЫРЕ ПЕРА (США, Великобритания, 2002).

ХИРОСИМА, МОЯ ЛЮБОВЬ (Франция, Япония, 1959).

ВОЖДЕЛЕНИЕ (США, Гонконг, Тайвань, Китай, 2007).

ГОЛОВА В ОБЛАКАХ (Великобритания, Канада, 2004).

МОСТ ВАТЕРЛОО (США, 1940).


Комментарии читателей