Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна
Поделиться

За много лет поисковой работы запорожец Владимир Шовкун собрал целое хранилище исторических материалов, среди которых серебряные гривны 14-го века, золотой перстень хана Абдаллаха, третья в мире коллекция монет Золотой Орды, Библия 1663 года, тысячи уникальных книг и других исторических документов

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна

Владимир Шовкун посреди своего богатства, а его у этого казака было вволю — 32 тысячи книг!

Владимир Николаевич, как вы дошли до жизни краеведческой?
— В Запорожье приехал в 59-м году и первым делом поинтересовался, как попасть на Хортицу. Об этом я мечтал с детства, с тех пор, как наслушался рассказов деда о славных делах запорожских казаков.

К тому же мой прапрадед тоже был казаком. Он был то ли сапожником, то ли портным в войске знаменитого атамана Запорожской Сечи Сирко. Шил что-то, одним словом. За что и прозвище получил – Шевчик. Вот оттуда и пошло мое увлечение. Стал собирать монеты, другие вещи, связанные с историей края.

— Наслышаны о вашей коллекции монет…
— За 30 лет я собрал, например, коллекцию монет Золотой Орды. Она третья в мире по полноте. Первая находится в Казани, вторая – в Эрмитаже, в Петербурге. Первая состоит из 480, вторая – из 236 монет. Третья была у меня – 210 монет. Она включала и гривну ладьеобразную. Их всего-навсего на Волге было найдено две. А я нашел на Днепре сразу шесть. Сейчас я вам покажу эту гривну. Вот! Волжская ладьеобразная гривна, 14-й век. Слиток серебра весом 204 грамма.

— Как гривны оказались на Волге?
— Киевская же Русь выходила на Волгу.

— Интересно, что можно было купить на эту гривну?
— Сто рабов.

— Где сейчас эта коллекция монет?
— Я передал ее в областной краеведческий музей. Было у меня и золотое кольцо хана Абдаллаха (1340 год). Весом девять граммов с гаком. Тоже передал в музей.

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна

Поражают воображение не только 32 тысячи книг Владимира Шовкуна, коллекция монет Золотой Орды, но и две с половиной тысячи грампластинок. Сейчас он поставит на патефон пластинку, предположительно, 1913 года, фирмы «Стелла Концертъ Рекордъ». «Любовное письмо съ пиколло» исполняют «известные комики и цирковые клоуны — дуэт «Бим-Бом»

Бесплатно? Все же золото, а вы не такой уж и богатый человек.
— Я предлагал бесплатно, но мне сказали, что так не положено. Надо хоть что-то, но заплатить. Порядок тогда был такой в музейной системе. Пришлось согласиться. Получил за это 2 рубля 60 копеек.

— Где же вы время и средства находите для краеведческих поисков?
— Использую выходные дни. 25 лет я ни разу не был дома в выходные. Все в походах, в поисках. Всю область обошел вдоль и поперек. И не один раз. Случалось выезжать и за пределы Украины. Все это на свою зарплату и пенсию.

— Экскурсии вы тоже проводите бесплатно. А кто ваши экскурсанты?
— Люди звонят мне домой, просят провести для них экскурсию. Школьники изъявляют желание, иностранцы. Хотят побыть на Калке, где в 1223 году была битва с татаро-монголами, на Городище, на Хортице, проехать по местам атамана Сирко, побывать на его могиле.
Бывают и по городу экскурсии. Я никому не отказываю. Это давно стало частью моей жизни.

— Как и коллекционирование старых книг?
— Ну, книги – это для себя, это мое хобби, можно сказать.

— 32 тысячи книг. Откуда они у вас?
— Собирал где придется: в местах сноса старых домов, на чердаках, в сараях, на городской свалке и даже в собачьих будках. Покупал и в магазинах, на базарах, если что-то толковое попадалось.

— Интересно, что можно найти в собачьей будке?
— Не скажите! Именно в собачьей будке мне попалась интересная вещица – официальный справочник о народах, населяющих СССР. Издание 30-х годов. Вот оно. Здесь указано — читайте! — что самая многочисленная нация в Союзе – украинцы. Вот – «русские – 77 миллионов 791 тысяча человек, украинцы – 81 миллион 195 тысяч человек». Русские на втором месте.

Я отвез эту книгу в Киев, Павлу Мовчану. Он показал ее Ивану Плющу. В общем, книгой заинтересовались, стали искать в библиотеках и архивах. Но нигде не нашли. Ее нигде нет. Она была в свое время изъята. Это, возможно, единственный экземпляр во всем СНГ, а может, и в мире. Нигде ее нет, а у меня она есть.

— На свалке, говорят, находят удивительные вещи…
— Представьте себе, что именно на городской свалке я подобрал семьдесят процентов имеющихся у меня книг. Я там находил такие книги, о которых только мечтать можно.
Однажды, это было в семидесятые годы, приезжаю на свалку, смотрю – бомжи разбирают только что привезенные бытовые отходы. Я говорю им: «Хлопцы, все книги, которые вам будут попадаться, откладывайте для меня, а я вам за это буду привозить каждый раз бутылку вина».
Они согласились, и дело пошло. Они накопают там все, что попадается, а я уже отбираю то, что меня интересует. Книги откладывали, граммофонные пластинки…

— Вы и пластинки собирали?
— Да, у меня их две с половиной тысячи. И патефон есть. Однажды подхожу к своим ребятам, спрашиваю: есть что-нибудь для меня? Они смеются. Потом достают мне книгу. Сейчас я ее вам покажу. Это «Жизнь короля Генриха 17», 1882 год.

— А почему хлопцы смеялись?
— Ну, книга же на немецком языке. Они думали, что я ее не возьму. И очень удивились, когда я дал им за нее трояк. Вместо бутылки белого вина, которое тогда стоило 1 рубль 7 копеек. «Раз такое дело, — говорит один из них, — посмотри, сколько я отобрал таких книг. За голову схватишься».
Посмотрел я и действительно за голову схватился. Целая куча книг. И все редкие. «Сколько, — спрашиваю, – надо тебе за все это заплатить?». «А ничего не надо, — отвечает, — найди мне сонник, чтобы можно было разгадывать сны, и забирай все это». Сейчас я вам покажу кое-что из этих книг.
 Вот «Прусская хроника». 1815 год. Библиотека Академии города Кенигсберга. А это «Библиотека пособий для практических занятий при историческом факультете Императорского Харьковского университета», Лейпциг, 1903 год. Фашисты Харьков грабили, книги вывезли в Германию. Дальше: «Кодекс прусской дипломатии», 1853 год, Кенигсберг.

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна

Знаменитый дуэт «Бим-Бом», запись которого имеется в коллекции Владимира Шовкуна. Бим — Иван Радумский, Бом — Мечислав Станевский

— И это все на свалке?!
— А где ж еще! Приходит целый вагон книг для Запорожского пединститута. Семь томов Брежнева «Ленинским курсом» и много других. Целый вагон! Стали выгружать и задумались – куда их девать? И направили целую машину, а может, и не одну, на свалку. Две охапки книг мои ребята успели отобрать для меня, остальные бульдозер сгреб в костер, и все сгорело.
Но оказалось этого мало. Через месяц выбросили на свалку из пединститута — сейчас Запорожский госуниверситет — еще кучу книг. Вот эти книги: Гоголь, Пушкин – полные собрания сочинений. А это «История русской общественной мысли» — прижизненное издание Плеханова.

— Сейчас их не найти…
— Конечно. Вот «Первый опыт словаря татарского языка». С автографом автора: «Его превосходительству господину директору Казанской учительской семинарии Николаю Ивановичу Ильинскому от бывшего его ученика Николая Остроумова». Остроумов – составитель словаря. Издан он был в 1876 году в Казани.
Он где только ни бывал, а потом оказался в Запорожском пединституте. Вот печать стоит: «Особый фонд ЗПГИ». И это выбросили наши ученые мужи.

— Вы не выяснили, по чьему распоряжению это было сделано?
— А зачем мне это надо? Это ваша задача. Какие книги вывозили на свалку! «Первый татарский словарь»… А вот еще: «Опыт русской историографии» Иконникова, том I, 1891 год, тоже с автографом автора. Это же уникальные вещи, все они оказались на свалке. Аж чертям тошно!
То, что мне досталось, — это два-три десятка книг, а сколько сгорело! Вот оттуда же: «Памятник истории древнего нового рода», 1909 год; «История Испании и Португалии», 1902 год, «Цесаревич Павел Петрович», 1897 год.

— В числе ваших книжных находок есть что-нибудь о казачестве?
— Конечно, есть. Вот «Архив Юго-западной России», 1907 г., Киев. Целых восемь томов.
— Выходит, до октябрьской революции 1917 года больше рассказывалось о запорожском крае, чем в советское время?
— В советское время вообще ничего не издавалось о запорожцах. А вот еще – «Акты о казаках», 1679-1716 гг., том I. Кстати, у меня тогда и Грушевского искали, все перерыли.

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна

Было у Владимира Шовкуна и кольцо хана Золотой Орды — Абдаллаха. Летом 2013 года археологи обнаружили в Попаснянском районе Луганской области летнюю ставку Абдаллаха (на фото). Исторические находки в этой местности тогда поразили археологов. Чем сейчас поражает Луганская область, вы знаете из новостей

— Подозревали вас в буржуазном национализме?
— Наверное, я же по-украински говорю, а раз по-украински, то – националист.

 — Правда, что в советское время вы по поводу Деда Мороза, стоящего под новогодней елкой, бросили такую фразу: «Так он же трезубец держит!». После этого, якобы, у всех запорожских Дедов Морозов изъяли палки…
— Я тогда работал на телефонной станции. Перед Новым годом устанавливали елку. Я подошел, присмотрелся и говорю: «Дед Мороз держит Трезубец». Не знаю, по всему ли Запорожью оставили Дедов Морозов без палок, но такое было.

— Преследования были?
— Вызывали в КГБ каждую неделю. Правда, разговаривали вежливо, но если бы у меня был диплом, посадили бы. А я отказался от диплома.

— От какого диплома и почему?
— Учился в Харькове, на истфаке. Закончил его. Уже дипломную написал. Оставалось получить диплом, и я отказался. Иначе бы сел. В КГБ уже готовили бумаги соответствующие. Я же был «буржуазный националист». А без диплома я простой рабочий. Что с меня возьмешь?

— Как складывалась ваша жизнь смолоду?
— Родился в Харькове. Когда мне было шесть лет, отец с матерью разошлись, я остался с дедом и бабкой. Потом приехал в Запорожье.

— Интерес к книге начался рано?
— Где-то в 5-6-м классе. Бабушка и дедушка жили в селе, под Харьковом. Там и в школу ходил. Я был двоечником высшего класса. Школьная программа была мне ненавистна. Потому что урок начинался и кончался Сталиным. Но голову чем-то забивать нужно было. Первая книга, которая заинтересовала меня, была «Нисса» Лукницкого. О внедрении советской власти в Средней Азии. Вторая книга, которая тоже тронула, – «Два капитана». Это удивительная штука.

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна
И такие деньги были у Шовкуна — Волжская ладьеобразная гривня — вероятно, была продуктом переработки собранного татарами на Руси серебра. Попади Владимир Николаевич с такой монетой в XIV век, смог бы купить на нее 100 рабов

 Бабушка занималась травами, я часто ходил в лес и, естественно, хотел знать все о растениях, которые там встречались. Нужна была литература об этом. В библиотеке была такая книга, но мне хотелось иметь свою.

— Нашли?
— Дед работал в колхозе, денег, понятно, у нас не было. Покупать книги я не мог, пытался собирать старые журналы и книги. У меня даже Бунин был. Находил старые книги, еще с «ятями». А вот той, о которой мечтал, не было. И мы с дружком решили бежать из дома.

— Куда и зачем?
— Решили ехать в Киев, чтобы там, в книжных магазинах, найти книгу о путешествиях и растениях. До Киева добирались на крыше вагона, потому что денег у нас не было. Обошли все киевские магазины, но того, что нас интересовало, не нашли. Дома нам, конечно, всыпали ремня. Но ничего.
Потом бабушка посылает меня в магазин за хлебом. В сельском магазине все продавали – и хлеб, и керосин, и прочее. Смотрю – на полке стоит книга на украинском языке «Подорож за домашніми рослинами». То, что мы искали в Киеве. Тут же начали собирать бутылки, чтобы ее купить.
К 16 годам у меня уже было сотни четыре книг. Среди них были и очень редкие. Но первая моя библиотека, к сожалению, погибла. Я – большой любитель собирать грибы. Как-то отправились мы с ребятами в лес и случайно наткнулись на старый окоп. Это было в 56-м году. Стали раскапывать…

— И нашли клад?
— Что-то вроде этого — сундук с замком. Дужка его вся проржавела. Я стукнул, она отпала. Открываем – ткань сверху. Под ней здоровенная книга. Подняли ее с трудом – 32 килограмма весила. На обложке надпись – Библия. Это была Библия с рисунками голландского художника Даре. Она 15 тысяч долларов стоит сегодня.

— Вес Библии 32 килограмма, а размеры?
— Примерно сантиметров 60 шириной и где-то с метр высотой. Когда такие книги читал священник, два человека переворачивали страницы. А священник стоял на расстоянии и читал. Там каждая буква с сантиметр. На русском языке, 1901 года издания. Кожаный переплет, телячья кожа.

 — Одна книга лежала в сундуке?
— Нет, были и другие. Под Библией лежала книга белой и черной магии. Автор Папюс. Поменьше первой, но тоже интересная вещь. Следующая книга о хиромантии. В довольно оригинальном оформлении. Поднимаю четвертую книгу. В пергаменте, кожаный переплет. Большая. На двух языках – немецком и русском. На первую страницу глянул – все понятно: «Майн кампф», Адольф Гитлер. Говорю хлопцам: это тоже мое. А остальное, — говорю, — все ваше.
У одного из ребят был велосипед. Я погрузил книги, лыком перевязал – и домой.

— Чей это был сундук, не удалось выяснить?
— Ну, какой-то деятель, видно, награбил, а потом деваться было некуда, зарыл в лесу до лучших времен. Хотел вернуться, да погиб, наверное. Может, это был немец, может, наш – не знаю.

— Ну и как вы распорядились своей находкой?
— Ага, распорядился! На второй день ко мне пришли председатель сельсовета, участковый милиционер и председатель колхоза. Руки мне скрутили, обшарили все на свете. Забрали все книги, даже мои учебники. Еще и пригрозили. Книги, конечно, мне никто не вернул…

— У вас на полке многотомное ленинское издание. Вы что-то из этих томов читали?
— Всего Ленина и все его издания. Кстати, они все у меня есть: 20 томов первого издания, 30 – второго, 30 – третьего, 45 – четвертого и 55 томов пятого. И я убедился в том, что некоторые работы Ленин не писал, а ему их приписали. И нестыковки, которые имеются в этих изданиях, нашел.

За много лет поисковой работы запорожец Владимир Шовкун собрал целое хранилище исторических материалов, среди которых серебряные гривны 14-го века, золотой перстень хана Абдаллаха, третья в мире коллекция монет Золотой Орды, Библия 1663 года, тысячи уникальных книг и других исторических документов

— А они действительно имеются?
— И очень много. Вот смотрите: газета «Правда», 1986 год. Тут сказано, что ее основал Ленин. А вот газета «Правда», 1943 год. Тут нет ссылки на то, что она основана Лениным. Вот «Правда» за 33-й год. Тоже не сказано. Не сказано об этом и в «Правде» за 53-й год, после смерти Сталина. А в 86-м сказано. А теперь смотрите: это ленинский том.
Читайте, что здесь написано.

Богатство запорожского казака-характерника Шовкуна
Книгу, в которой утверждалось, что когда-то в СССР украинцев было больше, чем русских, Владимир Шовкун нашел не где-нибудь, а в собачьей будке. Этой книгой, по-видимому, была «На великой стройке», изданная в 1931 году

— Газета Троцкого «Правда»…
— Когда я об этом написал в одной из газет, любви ко мне не прибавилось. Но в «Правде» появилась запись «Газета основана по инициативе Ленина». И по сей день так пишут. Раньше писали — основана Лениным, а теперь – по инициативе Ленина.

— Какие еще нестыковки вы обнаружили в ленинских изданиях?
— В ранних изданиях сказано, например, что работа «Социализм и война» написана Зиновьевым и Лениным, в поздних – Лениным. Почему так?
Ленин написал только первую главу и некоторые части других глав. А поскольку послесловие отредактировано Лениным, то в последующих изданиях ему и приписали авторство. Зиновьев там уже не значится. Есть расхождение и по основателю Компартии.

— Вы хотите сказать, что им был не Ленин, а кто-то другой?
— Факты говорят об этом. Вот смотрите — это список депутатов XI съезда партии, где указано время их вступления в партию. Крупская, Рыков и Смидович – 1892 год. Ульянов, то есть Ленин, – 1895 год. Как же мог он создавать партию, если он был еще беспартийным?
Смидович и Рыков – да, могли. Они, по сути, и были создателями кружка «Союз борьбы» в 1895 году. На это указывают и другие, более поздние, документы партии. Например, письмо Крупской к Каменеву (1922 год). Безусловно, Ленин – гениальная личность. А Сталин, по-моему, даже Ленина переплюнул, то есть еще гениальнее. Авторитетный лидер Англии Черчилль сказал: «Сталин принял Россию с сохой, а оставил – с атомной бомбой».

 — Но какой ценой достигнут этот прогресс…
— Это уже другое дело. Благими делами дорога вымощена в ад. Сталин делал благие дела, но его дорога вела страну в ад. Как и Гитлер. А вы знаете, что Ленин по матери украинец? По отцу он чуваш.
А мать его – Мария Александровна Бланк – украинка, из Бердянска. Это я читал в источнике за 1940 год.

 — Не собираетесь засесть за книгу? Вы где работаете?
— На свалке. Бутылки собираю. А насчет книги… Сейчас столько написано всякой ереси, что диву даешься: как такое «творение» могло увидеть свет? У меня же не только библиотека, у меня – архивы. Это и рукописи, и автографы, и другие документы. Тоже собирал на свалке.

— У вас архивные документы и о Запорожье?
— Конечно, есть. И немало. Вот такое, например, читайте: «Протокол комсомольского собрания от 5 октября 1932 года. Слушали: доклады секретарей комсомольских организаций и лектора из Харькова. Постановили: провести антирелигиозную акцию по городу Запорожью и окрестным селам с целью изъятия и уничтожения божественных книг и икон. Акцию приурочить ко дню пуска Днепрогэса».

— Глупость величайшая была…
— Не глупость, а преступление. Мне рассказывали очевидцы, как это было. На проспекте Ленина, в районе площади Свободы и улицы Тургенева, была гора книг и икон. Каких только книг там не было! И на замках, и на цепях. Были книги в рост человека, и такие миниатюрные, которые и в истории нечасто встречаются.
Эта книжно-иконная гора была высотой до двух метров и шириной до четырех. Потом ее облили чем-то и подожгли. Двое суток пылал этот костер. И все это время музыканты духового оркестра играли «Интернационал». Двое суток горело — двое суток играли.

— А это что за книгу вы принесли?
— Библия, 1663 год.

— Церковь не пыталась купить эту книгу?
— Что значит купить? А кто ее продаст?

— Кто-то, кроме вас, пользуется этими книгами?
— Ко мне обращаются многие мои знакомые. Особенно те, кто работает над диссертациями. Я им не отказываю, разрешаю пользоваться любыми источниками, но только здесь, на месте. На руки я никому не выдаю ни книг, ни документов.

— Помещение, в котором хранятся ваши книги, далеко не идеальное…
— Я арендую его. Мне могут завтра сказать – освободи помещение. Что я должен делать? Придется сжечь все это. А как иначе?..
— Университету передайте.
— Все это там уже было, потом оказалось на свалке. Что дальше?

— Оставить добрую память о себе – передать городу, заручиться гарантиями, что все будет сохранено.
— Я в этом городе квартиру получил только за два года до пенсии. Этот город на меня плевал. Вот есть статьи обо мне, я вам их покажу: какой я враг, какая я сволочь.

— Кем писались эти статьи и когда?
— В советское время, конечно. А те, кто это писал, сейчас пользуются моими лозунгами. И такие антикоммунисты стали – страшное дело.

— Владимир Николаевич, все-таки вы не ответили: куда же вы будете девать все это богатство? Вы же не вечный.
— У меня есть еще жена и внучка. Пока жив – сам буду заниматься, а умру – пусть они решают, как распорядиться всем этим.

Автор: Валерий ПОЛЮШКО, Николай ЗУБАШЕНКО (май 2007 года)
Фото Александра Прилепы