Индустриальное Запорожье

Запорожье
Директор ритуального бюро в Запорожской области много обещал, но на кладбище гроб и людей не доставил
Поделиться

Моя мама Шилина Наталья Афанасьевна дождалась Рождества — 7 января. Она уже была очень слаба, разговаривала с трудом. Я включил ей диктофон с ее молитвой, записанной два года назад, — «Богородице Дево, радуйся…» Она слушала молитву и все понимала — потому как в нужных местах крестилась.

Директор ритуального бюро в Запорожской области много обещал, но на кладбище гроб и людей не доставил

В последний путь проводили мы нашу маму

Помучилась ещё 8-го, а 9 января умерла. Ближе к полудню. Просто перестала дышать и заснула теперь уже вечным сном. Думаю, это было для неё облегчением. Потому что последние два года она была прикована к постели и без посторонней помощи не обходилась. Ну, и помощь была совсем не посторонняя, мои сестры с зятьями за мамой ухаживали — Аня с Сашей и Оля с Петей. Я же только наездами — на праздники да в отпуск.
Оля у нас младшая сестра, но ее все считают за старшую. Она договаривалась в ритуальном бюро насчет похорон. Три шестьсот — там сказали. Гроб, венки. Что еще? Могилу копать, сообщил директор ритуального бюро, придется не за 500, а за 1000 гривен — потому как снегопады и морозы были. А еще в услуги входит катафалк и автобус — гроб и людей на кладбище привезти. Все это моей сестре сообщил директор бюро ритуальных услуг в нашей Великой Знаменке Анатолий Демьянович.

Копальщиков могилы на кладбище отвозил на своей машине мой зять Петр. Хотя… если «ритуальные услуги» — так ритуальное бюро их и обеспечивает? Ну да ладно — не проблема отвезти четверых мужиков с лопатами на кладбище, оставить им термос с «тормозком» и договориться, когда их надо забрать обратно.

Все это Петр сделал, но домой вернулся с недоумением в глазах и в голосе. Мол, к кладбищу ведет асфальтированная дорога, но она по пояс засыпана снегом, еще со времен последних декабрьских снегопадов. Копальщиков могилы Петр провез по асфальту сто метров, а дальше уперся в сугроб и до кладбища провожал их пешком. Через три-четыре часа точно так же их забрал и отвез в центр Великой Знаменки. Село у нас вдоль Каховского моря тянется на 15 километров — потому и Великая Знаменка.

Директор ритуального бюро в Запорожской области много обещал, но на кладбище гроб и людей не доставил

Трактор Андрея оказался надежнее бюро ритуальных услуг

Владелец трактора проутюжил свой маршрут дважды. Он прошел этот маршрут, а потом только сказал — мол, да! Довезу на кладбище и гроб с покойницей, и односельчан, которые хотят с ней проститься. Правда, без особых удобств — в прицепе. За все огромное ему спасибо

Недоумение Петра сводилось к тому, что как же директор ритуального бюро на катафалке-«Спринтере» и на автобусе
с людьми, пожелавшими поехать на кладбище, будет к нему пробиваться, если там снега «по пояс»? А от нашего дома до кладбища два с половиной километра будет.

Поэтому, конечно же, мы включили «запасной вариант» — договорились с владельцем маленького мощного трактора с прицепом. Андрей, владелец трактора, проутюжил свой маршрут дважды — не по асфальту, засыпанному по пояс снегом, а по вспаханному полю и заснеженным полевым дорогам. Он прошел этот маршрут, а потом только сказал — мол, да! Довезу на кладбище и гроб с покойницей, и односельчан, которые хотят с ней проститься. Правда, без особых удобств — в прицепе. За все огромное ему спасибо.

В это же время директор ритуального бюро Анатолий Демьянович, куда уже была внесена вся сумма за предполагаемые ритуальные услуги, убеждал мою сестру — мол, вы что! Какой трактор, да еще с прицепом! — на этом транспортном средстве вы хотите везти вашу маму на кладбище?! Вы же заказали (и оплатили!) катафалк — чтобы отвезти покойницу на кладбище, к могиле, и заказали автобус — чтобы отвезти людей на кладбище, на похороны, и обратно.

Что получилось на самом деле? Гроб никакому катафалку мы не доверили — поставили его в прицеп к трактору, и он аккуратно, медленно и уверенно пошел к кладбищу.

В это время директор ритуального бюро подогнал катафалк-«Спринтер» — мол, садитесь, вернее, стойте, согнувшись в три погибели, сопровождающие, поедем за трактором, за гробом. Но через 50 метров его «Спринтер» уверенно загруз в зимнем поле и сугробе. Еле вытолкали его обратно, чтобы вернуть на сельскую улицу. Дальше пассажиры катафалка-«Спринтера» на кладбище пошли пешком. Но половина из них, кто постарше, вернулись — два с половиной километра по сугробам преодолеть не каждому из них уже под силу.
А в это время заказанный для людей автобус где находился?

В полутора километрах от нашего дома — на улице Олимпийской. Тоже застрял.
И вот что бы получилось, не договорись мы с владельцем трактора с прицепом? Катафалк бы застрял. Автобус на кладбище людей бы не привез. Люди бы дошли, утопая в снегу. И гроб мы бы, родственники, по-любому на кладбище доставили. Соорудили бы салазки — как в блокадном Ленинграде.

Директор же ритуального бюро, который взял деньги и гарантировал предоставление услуг, руками разводит: «А что я теперь — из своего кармана должен деньги возвращать? Подавайте в суд на Господа Бога!» — и подадим! На директора. Наверное, совсем безбожный человек Анатолий Васильевич. Но мне кажется, прежде чем браться за предоставление каких бы то ни было услуг, он должен был сам себя проверить — сможет ли? И на дорогу к кладбищу, занесенную снегом, должен был вылазку сделать. А дальше — или ее расчищать, понукая сельскую власть, или сразу же развести руками. Мол, ничего не могу поделать — на кладбище, извините, не доставлю. Но тогда — какие же это «ритуальные услуги»?

… Мы похоронили нашу маму. Уже на следующий день заместитель сельского головы Великой Знаменки Юрий Захарченко говорил — мол, кладбище находится не на территории села — значит, какой с сельсовета спрос, к тому же, на расчистку дорог ничего не выделяется. А кого же там, на кладбище, хоронят? Иногородних или вообще каких-то «пришельцев»? Как-то с логикой не сообразуется.

И заместитель сельского головы «задним числом» выдал успокоение: мол, уже сегодня поехали расчищать дорогу. Председатель сельсовета дал на это трактористу денег из своего кармана.

Фото автора