Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Главные, Запорожье
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Поделиться

Чуть больше двух недель пробыли в родном Запорожье бойцы 37-го отдельного мотопехотного батальона 93 механизированной бригады: приехав под Новый год, 28 декабря, они уже 15 января снова отправились в зону АТО. Первая командировка длилась чуть больше двух месяцев: 24 октября батальон убыл в район Селидово, 2 декабря он переместился в Авдеевку. Батальон понес боевые потери — погибли уроженец Балабино Андрей Ломейко и запорожец, сын участника боевых действий в Афганистане Роман Швачко. Сколько сейчас придется пробыть в «горячей точке» — неизвестно.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
…Приказ о формировании этого батальона территориальной обороны, как сообщала «Индустриалка», был издан в начале сентября буквально за несколько дней до окончания третьей волны мобилизации. Подразделение пришлось создавать в рекордно короткие сроки. Своих активистов в тербат делегировали общественная организация «Никто кроме нас” и Самообороны Запорожья, в которой майор Александр Лобас на тот момент был начальником штаба. Первоначально 37-й батальон теробороны назывался «НКН», но затем его ввели в состав Вооруженных Сил Украины и он стал называться отдельным мотопехотным батальоном 93 отдельной механизированной бригады.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
По вполне понятным причинам за несколько дней полностью укомплектовать новое подразделение не смогли. Но в октябре, за два дня до ухода в зону АТО, его усилили ротой 40-го криворожского батальона и бойцы стали в шутку именовать его, как известную в свое время команду КВН — «Запорожье-Кривой Рог-Транзит». Об этом комбат Александр Лобас рассказал журналистам, которых собрал для того, чтобы высказать слова благодарности всем, кто оказал огромную помощь подразделению при его нахождении в пункте постоянной дислокации в Широком, и особенно — во время пребывания в зоне проведения антитеррористической операции.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Самым главным достижением своего батальона за время нахождения в зоне АТО подполковник Александр Лобас считает огневое прикрытие обмена 150 пленных украинских военнослужащих — на случай провокаций со стороны боевиков. О чем еще рассказал комбат?
О семейных узах
В батальоне на сегодняшний день служат около 400 человек. Есть династии — Ткачевы, Яковенко, Радецкие (когда начался Майдан отец семейства бросил работу в Испании и приехал в Украину, был мобилизован сначала в криворожский батальон, из которого перевелся в запорожский 37-й).
Сыграно около 12 свадеб личного состава. Думают головой на перспективу, дают оценку человеческим ценностям — узаконивают отношения с боевыми подругами.
Чем занимались в Авдеевке
Несли службу на семи взводных опорных пунктах, хотя обычно батальонам дают четыре. Запорожцам выделили семь, т. е. батальон выполнял полковую задачу. В частности, первый опорный пункт прикрывал подходы к поселку Пески и Донецкому аэропорту, пятый — контролировал трассу Донецк — Горловка и перемещение по ней.
Против нас стоял батальон «Восток», группировки Моторолы и Гиви, расстояние между нами было от 1,5 км до 200-300 метров. За время нахождения там прямого боестолкновения с противником не было. Скажу больше — на Новый год военнослужащие 5-го взводного опорного пункта под руководством старшего лейтенанта Иголкина возили на ту сторону на украинской военной машине подарки в школу от нас. И еще вручали украинские флаги! Товарищи боевики дали нам возможность это сделать.
Все боевые задачи озвучить не могу, но скажу, что благодаря действиям батальона сепаратисты были выкинуты за окраину Авдеевки, за Ясиноватскую трассу. Обеспечивались действия сотрудников СБУ, Главного управления разведки.
Среди задач были также пресечение противоправных действий на территории т. н. «серой зоны» и пресечение проникновения разведывательно-диверсионных групп противника.
Занимались также боевой подготовкой. Сами подготовили расчеты минометов, станковых противотанковых пулеметов СПГ-9, а также снайперов, медиков, саперов. Саперы проводили минирование и подрывы — в отличие от других частей, которые ждали, когда им пришлют специалистов.
Об отношении к пленным
Пленных брали много: где сами, где совместно с другими подразделениями. Чего не допускали — мордобоя, психологическое давление было. Держали день-два, уточняли некоторые параметры и отдавали СБУ.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Были случаи, когда отпускали и упускали. Так, поймали 16-летнего парня, но не смогли найти подтверждения, что он был корректировщиком. Когда мы ушли, подтвердилось, что он был корректировщиком. И он убил одного из сочувствующих нам. Не всегда срабатывает чувство.
Об отношениях с местными жителями
Еще взяли на себя определенные задачи, связанные с обеспечением мирного населения, по налаживанию мирной жизни в секторе, который был под нашей ответственностью.
В частности, в Авдеевке благодаря батальону сначала увеличилось количество колонок с водой — наши волонтеры приехали и пробурили, затем наладили централизованное водоснабжение. Обеспечили в городе и тепло.
Взяли на себя обеспечение стариков одеждой и питанием, оказывали им медицинскую помощь. Возили питание в села, которые находились между нами и сепаратистами, врачей возили. Начальник медслужбы Стрельцов получил подтверждение своей квалификации — за ним были закреплены Авдеевка и три села, потому что «скорая» выехать туда не могла, весь расчет был только на нас.
Был случай, что его вызвали чуть ли не констатировать факт смерти женщины, которая два месяца лежала. Он приехал и бабушку поднял на ноги. Она первым делом дала по шее деду — за то, что махнул на нее рукой. Еще месяц прожила.
В том секторе, где мы были, не хватает власти, органов самоуправления, соцзащиты. Там нужны военные комендатуры, которые бы взяли на себя функции военно-административного управления сектором. Но это не мой вопрос. Мы, что могли — делали.
Благодаря нашей помощи, у местных начало появляться понимание: вот укропы, которые приехали и помогли, и вот новоросы, которые ведут обстрелы Авдеевки, когда люди набирают воду. Возле первого взводного пункта у нас погиб Андрей Викторович Ломейко. Там была водокачка, куда подходили по 20-30 человек, брали постоянно воду. И представьте, подразделения Моторолы вели по ним огонь.
На базу любого пятитонника ставится миномет, машина катается, 3-4 выстрела сделал и ушел. Подчас они заезжали на нашу территорию, мы за ними охотились. Когда успешно, когда — нет.
Били по Авдеевскому коксохимзаводу — чтобы прервать работу градообразующего предприятия, где работает основная масса людей.
А у нас были другие приоритеты — дорогу отремонтировать, мост восстановить. Мы зачищали после минометных обстрелов поля, делали подрывы, чтобы тракторы могли проводить обработку почвы под будущие посевы.
Вначале, когда мы приехали, люди с Авдеевки уезжали, потом говорили нам: только вы не уедьте. Потому что поняли, что даже при таком положении, там можно жить. Боятся, что начнут возвращаться в Украину, а армия уйдет и их предаст. Вот этого люди очень боятся!
О наградах
Трое военнослужащих поданы на государственные награды — за участие в эвакуации раненых военных, попавших под обстрел в районе Донецкого аэропорта, а также вывод гражданского населения из-под минометных обстрелов. Это реально требовало мужества и героизма. Ждем указа Президента. Еще порядка 40 человек подали на награждение ведомственными наградами.
О помощи неравнодушных граждан
Волонтерам — раз в неделю батальон получал эшелон с теплыми вещами армейского назначения, привозили также тепловизоры и лазерные дальномеры. Кроме Запорожья, сильно проявили себя волонтеры из Киева, Черкасс, Львова, Тернополя, Днепропетровск, Мелитополя.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Оказывали также помощь представители Италии, США и Канады. Мы сформировали при батальоне единый координационный центр взаимодействия с волонтерским движением, через который и идет организованно помощь.
Ребята сейчас обуты-одеты, у некоторых по 2-3 комплекта формы, т. е. появилась возможность иметь смену одежды, обуви.
Спасибо запорожским предпринимателям, которые оказывают нам помощь, коммунальным предприятиям, которые подготовили нашу базу в Широком — подвели воду, сделали освещение. Приятно, что мы вернулись в теплые казармы.
О самом страшном биче в зоне АТО
Когда волонтерам из других городов задали вопрос: «Почему помогаете нам?», услышали интересную фразу — «У вас непьющий батальон, мы устали кормить пьяниц». Рассказали, что приезжали в подразделение, а там люди выпившие. У нас они с эти не сталкивались. В батальоне такие случаи были исключением, а не правилом.
Там самый страшный бич — алкоголизм. Низкое качество отбора по мобилизации привело к тому, что и наркоманы у нас были — кололись, и алкоголики, которые 2-3 раза находились на лечении. Уроженец сельского района, который без 50 граммов за трактор не сядет — как с ним бороться? Но водке и наркоте надо сразу ставить заслон: я изолирую и отправляю.
О грустном
Мы пришли на позиции, где стояла воинская часть. Так вот три месяца они окопы использовали как сортиры. Почему погиб Роман Швачко? Потому что проводили инженерное оборудование позиций, хотя мы должны были прийти на готовые окопы, блиндажи.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
О душевном
Очень помогают письма школьников, рисунки, обереги. Из комплекса «Спас» прислали видеописьмо, так разведчики слезы смахивали. На таком эмоциональном подъеме, при постоянной поддержке с ребятами можно работать. Ведь нужно учитывать, что они постоянно находятся в ожидании обстрелов, прохода противника — расстояние между нашими позициями от 1,5 км до 200-300 метров. В таком состоянии находиться два месяца — очень большое эмоциональное напряжение.
О распрях в стане неприятеля
Российские подразделения начинают расправляться с подразделениями ДНР и ЛНР, которые не хотят подчиняться — чтобы стали в общий строй. Мы были свидетелями их междоусобной стрельбы. Из тяжелых видов вооружения. Идет дележка зоны влияния, это видно.
Один из сепаратистов рассказал, что за месяц из дивизиона ушли 30 человек. Раньше хорошо платили, было нормальное обеспечение. Сейчас уже не так.
Второе. Российские подразделения входят в города, а представители «Востока», «Кальмиуса» уходят на передовую и начинают возмущаться: а чего мы зимой сидим в окопах, а россияне — в казармах? Все это обостряется еще и внутренней борьбой.
Почему «Восток» не хочет быть задействован в активных действиях? Потому что он состоит из местных жителей, которые понимают, что придется стрелять по своей территории, у них нет желания идти вперед. У тех же, кто прошел подготовку на базе ростовских центров, у тех мотивация еще высокая. У всех подразделений на «той стороне» неоднозначные позиции — по вооружению, по поддержке Российской Федерацией.
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
О защите Донецкого аэропорта
Аэропорт — это символ. Сейчас очень высокое желание военнослужащих побывать там, проверить себя на вшивость. Раньше была такая шутка: все стремятся туда, потому что там бонус. Там стоял Порше-кайен с кожаным салоном и 5-литровой бутылкой виски. Два месяца ребята пытались его «отжать» (смеется). Но сейчас это все расстреляно.
Видели мост, где ребят досматривали член группировки Моторолы (недавно по телевидению показывали сюжет о досмотре террористами украинских военных, ехавших на ротацию из аэропорта. — И.Е.)? Мои разведчики в свое время повесили на нем украинский флаг.
Сам факт досмотра говорит о том, что было соглашение между Моторолой и представителями бригады, чтобы обеспечить проезд машины. Раньше машины проходили без досмотра, просто наш военнослужащий уходил туда заложником, а один из ДНР приходил сюда.
За что наши поданы на государственные награды? Один из конвоев был обстрелян из подствольного гранатомета. И мы вывозили раненных. С той поры формат обеспечения аэропорта стал под вопросом.
Киевские волонтеры предлагали командованию автомобиль без водителя, способный на радиоуправлении возить туда имущество, боеприпасы. Создали на свои деньги, привезли, но его не приняли, не знаю почему.
О сожжении могилы Романа Швачко
Батальон поклялся, что это не пройдет просто так. Глумление над могилой героя, отдавшего свою жизнь за независимость Украины, не должно оставаться безнаказанным. Воевать нужно с живыми, а не с памятниками и могилами (на могиле огнем уничтожены венки, работники кладбища утверждают, что причиной пожара могла быть непотушенная свеча. — И.Е.)
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
Комбат запорожского 37-го батальона: На пленных психологически давили, но мордобоя не допускали - фоторепортаж
О ситуации в Запорожье
Очень напрягает ситуация в городе. Хотелось бы, чтобы народ понимал — мы там защищаем подступы к Запорожью. Напрягает передел власти, междоусобицы среди активистов Майдана, у которых до мая были единые позиции. Сейчас пошел разброд, чем начинают пользоваться сторонники Запорожской народной республики. Это и сожженная машина Самообороны, и то, что случилось с могилой нашего Романа Швачко. Это первые шаги. Как бы мы потом не упустили город. Может, есть смысл личные претензии оставить на потом, дождаться окончания противостояния. Угроза для Украины, для Запорожья еще не миновала!

Фото Александра Прилепы (на снимках — церемонии присяги бойцов тербата 22 сентября и их торжественной встречи 28 декабря)


Комментарии читателей