Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду
Поделиться

Тяжелые ранения, полученные в зоне АТО, лишили нашего земляка Александра Гриня возможности ходить

Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду

В больнице Александр Гринь был подключен к аппарату, который убирал жидкость из того места, где должно быть колено

Шестой месяц наш земляк Александр Гринь лишен возможности передвигаться: при обстреле в зоне АТО он фактически лишился коленных суставов. 28-летнему жителю села Орлянское Васильевского района предстоит перенести еще не одну операцию. Вдобавок ко всему, в канун Нового года со счета жены бойца, открытого для сбора средств на лечение, мошенники сняли все деньги

Военная эпопея началась для Александра Гриня в День смеха со звонка из сельсовета, но известие о том, что он подпадает под мобилизацию, не было шуткой. Вернувшись домой с работы (наш земляк трудился в Днепрорудном слесарем), Александр получил под роспись повестку. Уже на следующий день с вещами прибыл в военкомат.

— Нас никто особо не спрашивал, кто хочет служить, кто не хочет, – вспоминает Александр. – Сразу сказали: или в тюрьму, или в армию. Запугали, одним словом. Но мы-то думали, что нас на 40-45 суток забирают, пере-обучат, да и все, ничего страшного. Я попал в 93-ю отдельную механизированную бригаду, где в свое время проходил срочную службу как водитель-механик боевой машины пехоты.

Но после месяца, проведенного в расположении части на Днепропетровщине, Александра сотоварищи перебросили в Харьковскую область, а затем и в Донецкую. Бригада то и дело меняла позиции: Доброполье, Артемовск, Часов Яр, Славянск, Краматорск…

Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду
6 ноября 2014 года. Запорожье встречает бойцов 93-й бригады, возвратившихся из зоны АТО в рамках ротации. Александр Гринь в это время лежал в военном госпитале в Виннице

— Все хиханьки-хахоньки ушли на второй план, и по-настоящему стало страшно, когда убили парня из Запорожья, с которым я был знаком еще со службы в армии. Утром с ним общались, а вечером его привезли с простреленной головой. И, конечно, когда первый раз начало крыть рядышком «Градами». Все тряслось, горело… После этого уже никто от работы не отлынивал, усиленно окопы рыли и прочее, потому что каждый понимал: это стоит ему жизни.

Чуть не лишился ее наш земляк 29 июля, когда «караван» из трех машин с топливом, продуктами и водой для блокпостов угодил в засаду. Дело было неподалеку от села Санжаровка, что близ Артемовска.

Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду

Настоящей опорой для Саши стала жена Марина. — Всем бы таких жен, — с благодарностью признается он. Всего полтора года Марина с Сашей прожили вместе, когда его мобилизовали

— Нас ждали: открыли огонь по машинам, как только мы подъехали к первому блокпосту. Почувствовал удар по коленке, откинулся назад, наложил жгут на ногу, перезарядил автомат и продолжил отстреливаться, пока не опустошил четыре магазина. Машины стали, парни выпрыгивают из кузова, занимают круговую оборону, а я-то сам не могу, кричу: «Борт открывайте!». Уже когда на земле оказался, ноги болтались сами по себе, увидел крошево из костей и мяса, понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду…

Выбраться помог командир моей машины Сергей Хачко – друг, с которым вместе мобилизовались, он же вторую ногу зажгутировал. Тут нас противник принялся гранатами из подствольников забрасывать. Все вокруг взрывается, я пополз под грузовик, где меньше вероятность попадания, но мне осколком пробило левую руку.

Ко всему еще и поле вокруг нас загорелось, – продолжает рассказ Александр Гринь. – А у нас в машинах баки пробиты, среди вещей, которые везли,– гранаты и патроны. Ребята, как могли, тушили огонь, понимали: если рванет, то мало не покажется. А я дозвонился командиру взвода, говорю, что попали под обстрел: «Давай подмогу!».

Друг меня тем временем перетянул в другое место. «Приматывай, – говорю ему, – автомат к ноге, чтоб я ее не потерял». Он так и сделал, обезболивающее мне вколол. И еще 20 минут нам пришлось держать оборону, пока не приехала БМПшка. Отогнали тогда боевиков, а нас развезли по больницам. Был еще один парень, у которого ногу прострелило, у остальных – контузии, ушибы…

«Из части даже не позвонили ни разу!»

Первую операцию Александру Гриню сделали в Артемовской районной больнице: искалеченные ноги собрали аппаратами внешней фиксации. Через два дня реанимобиль доставил бойца в Харьков, где он перенес еще два хирургических вмешательства, а затем был переведен в Винницкий военный госпиталь.

Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду

Андрей Кравченко стал первым запорожцем, погибшим в зоне АТО. — Когда его убили, стало по-настоящему страшно, — говорит Александр Гринь, знавший Андрея еще со времени срочной службы. В тот день утром они общались, а вечером Андрея привезли…

— Там мне поменяли аппараты, разблокировали правое колено, чтобы мог хоть чуть-чуть его разрабатывать, началось полноценное лечение. А на реабилитацию меня выписали только 26 ноября, – рассказывает боец.
С этого момента наш земляк оказался в четырех стенах родного сельского дома. Передвигается Александр только на инвалидной коляске, и это при том, что не может сгибать ноги.

— Максимум — под руки меня поднимают, ставят на костыли, и то опереться я могу только на правую ногу, на которой аппарат держит раздробленные кости, а на левую — нет, чтобы не усугубить ситуацию, – говорит Александр. – Но находиться в таком положении могу минут пять от силы, потому что все немеет: и руки, и ноги, отвык уже от вертикали.

Не пасть духом в такой ситуации помогает жена Марина, которая примчалась к любимому супругу в больницу в Харьков, как только узнала о ранении. Волонтеры, которые также стараются поддержать бойца, признают, что ему очень повезло со спутницей жизни. Да и сам Александр это прекрасно знает.
— Всем бы таких жен, – говорит он. – Хотя мы немного прожили до того как меня мобилизовали, полтора года только, Марина постоянно со мной. Молодец она! Взяла месяц обычного отпуска, второй – по уходу за тяжелобольным, потом – за свой счет. Мама подменяла, так до выписки и продержались. А ведь многих бойцов девушки, жены бросают, когда понимают, что те стали инвалидами. Сейчас моя «половинка» вышла на работу, выкручиваемся, как можем. Ведь забирают в армию одной бумажечкой – повесткой, а когда ты ранен, то становишься никому не нужен. Мне из части даже не позвонили ни разу, пока я не начал их теребить: «Дайте справку о моей службе!».
Несколько месяцев проводилось расследование, а потом оказалось, что я вообще в других списках был. В общем, бестолково, как в шутках про армию: «круглое носим, квадратное катаем».

Александр добавляет, что, кроме сложностей с оформлением документов, подтверждающих участие в антитеррористической операции на Донбассе, есть и вопросы с их применением. Пока никаких льгот бойцам они не дают, та же ситуация с задекларированной компенсацией за инвалидность, у кого ее требовать — не понятно.

— В апреле закончится год моей службы, значит, на работе перестанут платить зарплату, выйти-то на нее я не смогу. И из части меня спишут, так как надо туда являться раз в четыре месяца, а для меня это физически невозможно. И все, лечись как хочешь? – недоумевает собеседник.

«Подарки на Новый год бывают разные»

В конце этой недели Александр Гринь должен отправиться на очередное обследование в Винницу. Возможно, после него станет известно, когда можно будет проводить эндопротезирование коленных суставов. Средства на это нужны немаленькие, и возьмет ли на себя затраты государство — неизвестно.
— Обычный имплантат стоит около 50 тысяч гривен, но мне такой не подойдет, нужно заказывать индивидуальный, а это тысяч 100-150, — делится Александр.
Попытка помочь финансово со стороны неравнодушных людей, а активисты объявили сбор средств на лечение Александра Гриня через соцсети, привлекла и мошенников.
— Подарки на Новый год бывают разные: кто-то получил новый телефон, кто-то кольцо с бриллиантом, а один из моих любимых подопечных – снятие большой суммы с карты, – так описала это событие на своей странице в Facebook волонтер Ксения Падалко. – Я не понимаю, как люди не боятся наказания за свои мерзкие дела. А они обязательно будут. Не на этом свете — так на том.

— На карточке было семь тысяч гривен, – уточняет Александр Гринь. – Думаю, если бы мошенники знали, сколько у нас денег, не полезли бы, они же привыкли воровать у тех, кто накопил 100 тысяч гривен и больше. Эти люди вычисляют атошников без конечностей, которые собирают на протезы, на поездки на лечение за границу, и обирают. Вот такие бессовестные — кому война, а кому и мать родна. Нам тоже летом названивали, потом отстали. Но потом, видимо, решили, что за полгода мы насобирали денег и решили взломать карточку. Обидно, досадно, но ничего уже не сделаешь.
Пребывание на передовой в корне изменило представление Александра о войне, сформированное, как и у многих, фильмами о Второй мировой, когда люди поднимались в полный рост из окопов и шли в бой.

— Сейчас, в основном, используются минометы, «Грады», и с противниками приходится «общаться» на расстоянии, – говорит Александр. – Они отстреляли боезапас и уехали. Нам что остается? Вылезть из блиндажей, собрать осколки — ответку дать не можем, потому что уже некому. Сказано нам: «Перемирие!», и мы стоим, хотя иногда и знаем, где боевики и сколько их.
Бывает, приезжают местные жители к нам и говорят: «В семи километрах от вас стоит вражеский блокпост, у них 20 человек, и то из них 10 пьяных или неадекватных, только с автоматами. Почему вы не можете поехать их и разбить?».

Боец из Запорожской области: Понял, что на своих двоих я уже отсюда не уйду

Уже шестой месяц передвигаться бойцу более чем сложно — сейчас Александр может это делать только на инвалидной коляске

А потому что у нас нет приказа. Старались во всем люди нас поддерживать, продукты привозили: то ведро вареников, то тушеный перец или картошку – уже радость. Сами понимаете, полевая кухня – особо не пошикуешь. Но были и такие, кто недовольство проявлял, когда останавливали на блокпосту для проверки документов и осмотра транспорта. Но щелчок затвора автомата быстро меняет человека в лучшую сторону. Сразу же.

Всем миром

— Хорошие мои, подключайтесь! — с таким призывом обращается волонтер Ксения Падалко ко всем неравнодушным.
— Саша ушёл в АТО не задумываясь, теперь наша очередь помочь ему кто чем может. Любая копеечка приближает его к здоровому образу жизни на обеих ногах.

Карта Приватбанка: 5168 7572 8016 3306
Получатель: Гринь Александр Викторович

Коляски инвалидные (Киев, Ortos.com.ua)) Инвалидные коляски — незаменимое устройство для людей, имеющих проблемы и нарушения функций опорно-двигательного аппарата. У нас на сайте представлено множество видов и моделей инвалидных колясок с различными техническими характеристиками.