Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Культура, Фоторепортаж
Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
Поделиться

К своим 30 годам украинский писатель и путешественник Макс Кидрук побывал в 31 стране (причем и в таких, где были не многие украинцы). Макс, живущий на два города — в Ровно и Киеве, вдоволь поколесил и по Украине — посетил более чем 30 городов. А в Запорожье побывал впервые, в рамках тура в поддержку нового триллера «Жорстоке небо».

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века

Макс Кидрук – впервые в Запорожье

Написал три триллера (за что его называют украинским Стивеном Кингом, но Макс Кидрук не любит такого сравнения) и шесть книг о своих путешествиях. За «Мексиканские хроники» получил второе место в номинации «роман» во всеукраинском литературном конкурсе «Коронация слова-2009». За первый украинский технотриллер «Бот», действие которого происходит главным образом в Чили, его отметили в «Коронации слова-2012» за лучшее произведение на тему путешествий.

— По образованию вы инженер-теплоэнергетик. Почему перешли в писатели? — поинтересовалась «Индустриалка».
— Всегда хотел писать. Просто, когда заканчиваешь школу, ты же не можешь об этом сказать родителям. И когда я получил первый контракт на книгу, решил сжечь все мосты. Это произошло после того как занял второе место в «Коронации слова» за «Мексиканские хроники».

— Вам приходится подрабатывать?
— Нет. Многие стонут, что в Украине писательством заработать нельзя, и при этом ничего не делают. Но надо посвящать этому все рабочее время, а не ждать вдохновения. Моя норма — 1500 слов, в среднем пишу с 9-10 часов до 15-16 часов.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
Бизнес по-ангольски

— Поездку в Мексику вам спонсировал издатель?
— Ездил на гонорар в 3000 долларов за книгу технического направления, изданную в России. Это была моя мечта.

— А какая страна особенно вас поразила?
— Ангола. Там поражает всё! В 2002 году в стране окончилась гражданская война, которая длилась 27 лет. Можете представить, в каком состоянии она находится.
У нас есть разрыв уровня жизни между бедными и богатыми, а уж в Анголе! В стране есть нефть и, соответственно, тот, кто имеет к ней доступ или кто у власти, получает сверхприбыль.
На обочине дороги, на которую выливают нечистоты, в грязи может лежать ребенок, пухнущий от голода, а рядом проезжать машина класса «Бентли» или «Майбах».

— В Анголе есть приличные гостиницы?
— Есть, но очень дорогие, потому что ориентированы на зарубежных специалистов, занимающихся добычей нефти. Цены неподъемные для простого путешественника.
В Анголу вообще нельзя при-ехать просто так. Визу дают только если едешь в Анголу на работу или тебя приглашает анголец. У одного из моих читателей есть товарищ, украинец, который 23 года живет и работает в Анголе и имеет право приглашать гостей. Я жил у Григория, он возил меня и показывал страну. Сегодня иначе по Анголе путешествовать невозможно.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
Экстремальное путешествие в Анголу произвело на украинца Макса Кидрука неизгладимое впечатление, в том числе и такой диковинной техникой

— Английского языка достаточно для путешествий?
— Но не во всех местах — в арабском мире или в Анголе знание английского не поможет. Но в большинстве условно цивилизованных и туристических мест — да.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века

Ангола — бывшая португальская колония на юго-западе Африки, ставшая независимой в 1975 году

— А как вы общались в Анголе?
— Ездил только со знакомым, он знает португальский. Но там мое знание португальского ничего бы и не решило. Проблема не в знании или незнании языка, проблема была в самой Анголе. Путешествовать без того, кто там живет и знает все порядки, — сложно.

— Там опасно?
— Да. Быть белым в Анголе в начале XXI века — это все равно что быть негром в Америке в начале XX века, то есть расизм наоборот. Кроме того, после гражданской войны в бедняцких кварталах до сих пор осталось огромное количество оружия.

— Вы, как белый человек, чувствовали на себе неприятие со стороны местного населения?
— С самого первого момента. Григорий встретил меня в аэропорту. И пока мы шли от машины к его дому, в меня успели бросить камень и что-то кричали на португальском — не думаю, что это стоит переводить для газеты. К Гри-горию-то они уже привыкли, а тут — новое лицо.
Григорий платит в месяц по 100 долларов, условно говоря, четырем бомжам, живущим возле его дома, которые следят, чтобы ему не побили стекла в машине. И это нормальная практика.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
Бедные дома

— Вас в Анголе не ограбили?
— К счастью, нет. А Григория за последнее время дважды грабили на светофорах в Луанде. Он останавливался, в это время открывали заднюю дверь его джипа, приставляли к затылку пистолет и выгребали все, что могли. Для сегодняшней Анголы это не является чем-то необычным.

— Какая еще страна вас впечатлила?
— Если мы не говорим о треше, то в позитивном смысле впечатлила Перу. Страна относительно бедная, но там очень приветливые люди. В границах одной страны много разноплановых интересных вещей — пустыня, очень высокие горы и джунгли, множество крепостей инков, среди которых известная Мачу-Пикчу. Есть линии (геоглифы) Наски на земле, которые видны только с высоты птичьего полета, и самое большое горное озеро планеты – Титикака.
С Анголой может посоперничать и остров Пасхи — один из самых удалённых от суши населённых островов в мире. Это очень маленький остров, где проживала одна из наиболее развитых цивилизаций древности, которая построила огромные статуи Моаи с длинными носами и ушами.

— А в Европе вас что-то поразило?
— Кроме фьордов в Норвегии, в Европе вряд ли найдется что-то такое, что может потягаться с Андами в Перу или с Мачу-Пикчу, или пирамидами майя в Мексике.

— Что самое экзотическое приходилось попробовать?
— Я не гурман и не гоняюсь за деликатесами. Но люблю коктейли и в каждой стране стараюсь попробовать какой-то особый местный коктейль. Например, коктейль «Кактус» в Мексике или «Pisco Sour» в Перу.
Первый получил свое название, потому что он трехслойный — сладкий зеленый сироп, сок лимона или лайма, тоник – и внешне напоминает срез кактуса. Второй – на основе «Pisco», очень крепкой виноградной водки или бренди.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
Занесло же «Карла Маркса» в Анголу (с запада страну омывает Атлантический океан)

— А где люди особенно поразили?
— Формула такая: чем беднее страна, тем лучше принимают. В Эквадоре, Перу средний заработок большинства населения катастрофически низкий. Если в странах более богатых, например в Чили или Мексике, тебе улыбаются, но за деньги, когда пользуешься какими-то услугами сервиса, то в Эквадоре и Перу улыбки почти всегда искренние.
Тебя могут просто так подвезти, пригласить домой, накормить — потому что ты белый, интересуешься их страной, и им это нравится.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века
А вот природа там красивая


Самый странный зимний праздник

«В честь Нового года в Анголе принято брать взятки»

— Не люблю зимнюю погоду и на Новый год стараюсь улететь за пределы Украины, — рассказывает Макс Кидрук. — Например, с 2010 на 2011 год был в пустыне Сахара в Египте. Ничего особенного. Сейчас такая глобализация, что Новый год везде празднуют примерно одинаково. Мало можно найти уголков, где осталось что-то аутентичное. Только в закрытых странах, типа Анголы или Северной Кореи.

Но однозначно самым странным в моей жизни был Новый 2013 год в столице Анголы Луанде. Встречал его в кругу украинских и российских врачей (там работает по контракту очень много наших врачей).

Новый год был в советском стиле — с оливье, все, как должно быть. Но интересно другое. Врачи живут в одном из немногих в столице многоэтажных домов, окруженном бедняцкими кварталами с домиками из необожженного глиняного кирпича, прикрытыми тростником или вообще ничем не прикрытыми.
Было очень необычно, когда выходишь на крышу многоэтажного дома и видишь перед собой всю Луанду. Где-то играет музыка, а где-то палят из автомата Калашникова — такой у них салют. Вокруг много нетрезвых чернокожих граждан (на Новый год в Анголе пьют виски). Не скажу, что это было захватывающе, но необычно.

А еще в честь Рождества и Нового года в Анголе принято брать взятки — везде. Если едешь на машине, надо иметь при себе пачку 100-долларовых банкнот. Потому что где бы ты ни остановился, постовые (как правило, пьяные) требуют у тебя газированной воды. Если же ты дашь ему, например, колу, то отвечает, мол, дай мне деньги, я сам себе куплю. В Анголе и так берут взятки, но перед католическим Рождеством и Новым годом это приобретает неимоверные размеры.

Писатель Макс Кидрук в Запорожье: Быть белым в Анголе в начале XXI века все равно что быть негром в Америке в начале XX века

Замусоренные улицы городов

О КНИГЕ

«Роман издан до катастрофы «Боинга»

«Жорстоке небо» — это история об авиакатастрофе самолета украинского производства во Франции и ее расследовании дочерью конструктора. Это микс из детектива, технотриллера и немного драмы.
— Роман издан до катастрофы «Боинга» и самолета (французского производства. — С. О.) во «Внуково», — отвечает на вопрос «Индустриалки» Макс Кидрук. — Это моя дань увлечению авиацией. Катастрофа в книге — выдуманная, но я опирался на реальные факты.
Впервые главная героиня моего триллера — девушка. Пошел навстречу читательницам, которые жаловались, что в моих предыдущих триллерах нет героини, с которой они могли бы ассоциировать себя, хотя женские персонажи там и есть. Создавать женский образ было сложно. Каждый жест, каждую мысль сверял со знакомыми девушками, женщинами, спрашивал их: «А что бы сделали вы?». Потом они вычитывали текст.
Если мои триллеры – «Бот» и «Твердиня» – более «пацанячие», то этот – для более широкой аудитории. Я увидел, что он понравился даже моей маме.


Комментарии читателей