Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Культура
Тайны запорожских музеев: Пушка, пролежавшая триста лет в воде, выстрелила
Поделиться

 

Два почти «родственных» праздника сошлись в эти выходные: сегодня в календаре значится Международный день музеев, завтра — Всеукраинский день работников культуры и мастеров народного искусства, который отмечается в третье воскресенье мая. «Индустриалка» попросила руководителей главных запорожских музеев вспомнить самые необычные истории появления экспонатов в их коллекции.

Загадка Айвазовского

Директор областного художественного музея Галина Борисова:

— В 1988 году из нашего музея украли три картины — «Парусник в море» Ивана Айвазовского, приобретенную в Московском художественном салоне-выставке, «Пристань» Александра Маковского (сына знаменитого художника Владимира Маковского), которую купили в Киеве у известного исполнителя и коллекционера Дмитрия Гнатюка, и «Солнечный день. Этюд к картине» Кириака Костанди (приобрели у дочери художника в Одессе). Пропажу искали, но безрезультатно.

А через несколько лет в музей пришел молодой человек, оставил сверток и ушел. Когда сотрудники открыли пакет, то ахнули — там лежали пропавшие картины! До сих пор остается загадкой, кто украл картины и почему их вернули. Сейчас они хранятся в закрытых фондах музея.

Возвращение серебряного орла

Тайны запорожских музеев: Пушка, пролежавшая триста лет в воде, выстрелила

(Серебряный орел знаменитого Вознесенского клада «прилетел» в Запорожье в результате обмена с Харьковом)

Директор областного краеведческого музея Георгий Шаповалов:

— Один их уникальных экспонатов нашего музея — серебряный орел, главный раритет из знаменитого Вознесенского клада конца VII–начала VIII века. Клад нашли в 1930 году вблизи села Вознесенка в рамках историко-археологической экспедиции по исследованию территории Днепростроя. Считалось, что он безвозвратно утрачен во время Великой Отечественной войны, и о кладе надолго забыли. А в 1981 году серебряный орел неожиданно вернулся в Запорожье.

Сотрудница нашего музея музея Галина Пугина рассказала мне, что в 60-е годы стажировалась в Харьковском историческом музее и его директор Николай Воеводин узнав, что она из Запорожья, рассказал, что в Харькове хранится Вознесенский клад, найденный в нашем городе. Галина Ивановна была поражена, и тогда Николай Антонович показал клад в спецхранилище, сообщив, что экспонаты из драгметаллов хранятся в Харькове, из железа — в Днепропетровском историческом музее.

Мы договорились о приезде в Харьков для ознакомления с Вознесенским сокровищем. Нашему восторгу не было границ — мы воочию увидели и подержали в руках редчайшие археологические раритеты мирового уровня, которые видели единицы! Особенно потрясло навершие (верхушка какого-либо предмета, например, рукоятки меча. — С. О.) в виде орла.

За чаем разговорились с коллегами и узнали, что недавно им предложили купить для музея случайную находку, обнаруженную под Харьковом – редчайшее скифское бронзовое навершие, увенчанное сфинксом. Археолог музея показал рисунок навершия, а на полях были записаны фамилия и телефон автора находки.

Мы спросили, можно ли его пригласить, а уже через полчаса в кабинет вошел молодой человек и продемонстрировал великолепное навершие. Мы поинтересовались — сколько стоит? Он попросил сто рублей. Я достал кошелек, вытащил пятьдесят рублей, еще пятьдесят взял у своего запорожского коллеги, и протянул продавцу. Молчавший до этого харьковский археолог воскликнул: «Подождите! Что вы делаете?».

Мы пояснили, что вот так запорожцы приобретают экспонаты в музейную коллекцию. А в данном случае приобретен экспонат для Харьковского музея. Но, в силу сложившихся обстоятельств, он временно становится частью коллекции Запорожского музея. То есть, мы создали следующую ситуацию — в Харьковском музее хранится навершие, найденное в Запорожье, а в Запорожском – найденное под Харьковом. И теперь музеи могут поменяться ими…

4 июня 1981 года министр культуры УССР подписал соответствующий приказ под историческим номером 555, и серебряный орел из Вознесенского погребения вернулся в Запорожье. Сегодня эта уникальная древность является нашей гордостью и украшает экспозицию отдела археологии музея.

Пушка в ракушках

Тайны запорожских музеев: Пушка, пролежавшая триста лет в воде, выстрелила

(2001 год. Находка казацкой пушки- сбылась мечта сотрудников Национального заповедника «Хортица»!)

Генеральный директор Национального заповедника «Хортица» (в ведении которого находится и Музей истории запорожского казачества) Максим Остапенко:

— Один из самых любопытных и памятных для меня экспонатов — казацкая пушка начала 18 века, найденная в ноябре 2011 года в русле Старого Днепра. Сейчас у нас в музее две таких — до этого, в начале 70-х годов, во время подводных экспедиций, подобную пушку нашел Георгий Шаповалов (нынешний директор областного краеведческого музея. — С.О.).

Найти пушку казацкого времени или нечто подобное — большая мечта для любого археолога-подводника. Мы много лет мечтали о такой находке и однажды вечером мне позвонил археолог Валерий Нефедов, который ходил на подводные разведки: «Я такое нашел!». Не задумываясь, отвечаю: «Неужели пушку?» — «Откуда знаешь?!».

А у меня почему-то первая мысль такая промелькнула. Валерий же, и правда, нашел фальконет — небольшую казацкую пушку с судна «чайка». Причем, абсолютно случайно. Она до неузнаваемости обросла ракушками — на глубине порядка 20 метров лежал предмет непонятной формы. И когда Валерий привел меня к месту находки, я не смог ее найти, пока тот на нее не указал.

Когда поднимали пушку из-под воды, пришли представители казацких организаций. И пока мы снимали гидрокостюмы, выгружали оборудование, они ухитрились зарядить эту пушку холостым зарядом и выстрелить! Между прочим, до этого она триста лет пролежала в воде. Пушка из чугуна великолепно сохранилась, практически не повреждена коррозией, прошла реставрацию.

Знаковый экспонат! Не могу назвать его уникальным. В свое время такие пушки были широко распространены, фальконеты такого типа выпускались лет двадцать-тридцать, но в столь хорошем состоянии их сохранилось немного. Сейчас пушка выставлена в Музее истории запорожского казачества.

На вопрос, находили ли в Днепре что-нибудь интересное в течение последнего месяца Максим Остапенко ответил:

— Находили, есть у нас одна хорошая, достойная находка. Тоже случайная. но о ней пока ничего сказать не могу. До окончания реставрации я вообще ничего не хотел о ней рассказывать.

Из Украины — в Америку и обратно

Директор музея истории оружии Виталий Шлайфер:

Тайны запорожских музеев: Пушка, пролежавшая триста лет в воде, выстрелила

( Виталий Шлайфер в интерьере своего Музея истории оружия. Скоро здесь выставят коллекцию булав и перначей)

— В нашем музее есть целая группа булав и перначей 14-18 веков, полтора десятка — уникальнейшая коллекция! Это, пожалуй, наибольшее собрание булав и перначей в украинских музеях.

Интересно, что изначально эти булавы и перначи были собраны в Америке, куда в годы гражданской войны бежало много наших соотечественников. Нашелся человек, еврей, родившийся в Украине, он собрал там довольно большую коллекцию и завещал одному американскому университету.

В конце 80-х годов университет решил расстаться с коллекцией и ее приобрел другой выходец из Украины. А когда в начале 90-х годов я был в Америке и мы пообщались, он предложил приобрести коллекцию за символические деньги.

Мы еще не выставляли эти экспонаты. А в течение двух месяцев эта группа булав и перначей займет место в экспозиции, для этого нужны серьезные перестановки.

Фото Александра Прилепы

 

 


Комментарии читателей