Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО
Поделиться

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Аннета Омельченко из Бердянска – волонтер по жизни. Но сегодня для нее – доцента кафедры музыкального воспитания Бердянского государственного педагогического университета, кандидата педагогических наук, главного специалиста по воспитательной работе — слово волонтер наполнено особым смыслом. В зоне АТО, в добровольческом батальоне в поселке Пески вблизи Донецкого аэропорта, защищая независимость Украины, воюет ее сын. А она вместе с единомышленниками – волонтерской группой БГПУ «Атланты» — активно помогает не только сыну и его соратникам в зоне АТО, куда ездит регулярно, но и другим украинским воинам.

О том, что сын под Донецком узнала из новостей центральных телеканалов.

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Летом 2014 года сын Аннеты Ивановны Алексей успешно окончил институт физико-математического и технологического образования Бердянского педуниверситета, и мама с бабушкой мечтали о хорошей работе для него.
— Но ему не давали покоя события, которые с апреля стремительно разворачивались у нас в стране, — вспоминает Аннета Ивановна. – И после получения диплома он поехал на разведку в батальон «Азов», который летом стоял у нас на косе. Мне сказал об этом друг Алеши, а не он сам. Он знал, что мы будем его отговаривать. Конечно, я попыталась, но Алеше 22 года, и он принял решение сам и поехал на учебу в Киев. А 23 августа уже я поехала на присягу в Нежин. Его добровольческий батальон, как там говорят, подчиняется нежинской громаде. Когда вернулась домой, стала искать информацию о батальоне в интернете и узнала, что он уже под Донецком. В их батальоне есть военный журналист, и он выкладывает информацию в сети. Написала Алеше смс-ку, он подтвердил, что они уже там. Маме я не сказала, но уже 6 сентября мы с ней в один вечер увидели его и его друзей крупно, на весь экран, сначала в новостях на «1+1», а потом — на ICTV. Там сказали, что эти ребята воюют в Песках. Мама сразу: «Ты же говорила, что он в Нежине!».

«Глаза ребят там, в АТО, как бы спрашивают: «А что ты сделал для нас?»
— Первый раз вы поехали в Пески, когда Алеши там не было. Зачем?
— Он приехал после 24 дней в Донбассе на ротацию, сильно заболел, его даже в ЛОР-отделение положили. Это был сентябрь. Вы, конечно, помните, как тогда было тревожно, и мы практически не исключали прихода войны к нам в Бердянск. Мы в университете уже собирали помощь для воинов в зоне АТО, для тех, кто дежурит на блокпостах на подступах к Бердянску, для военного госпиталя. И вначале мы передавали в зону АТО все, что собирали, через «Бердянскую самооборону». А в начале сентября собрались четыре преподавателя в кабинете первого проректора Владимира Михайловича Федорика – он сам, Софья Олеговна Филоненко, Степан Николаевич Герылив и я. Мы понимали, что нужно что-то делать более серьезное. Так в нашем университете родилась волонтерская группа «Атлант».

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО
Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

А когда Алеша мне немного рассказал, как они там воюют и живут, я созвонилась с его командиром, спросила, чем мы можем помочь. И мы с Владимиром Михайловичем поехали туда. Тогда мы не доехали до Песок километров 10. И знаете, меня поразили глаза ребят. Они такие глубокие, смотрят внутрь тебя и, как бы, спрашивают: «А что ты сделал для нас? Чем помог?».
— Это глаза людей, которые уже заглянули за черту?
— Да, они уже пережили гибель друзей. Ребята молодые, а глаза, как у много проживших и много видевших людей. Знаете, как радовались ребята теплым курткам, которые они просили нас привезти. Тогда мы поехали на легковой машине и взяли только 18 курток. Нам очень в этом смысле помогает директор трикотажной фабрики Анатолий Васильевич Панков. Мы расстроились, что так мало привезли курток, а ребята были очень растроганы, очень благодарны и за них, и за теплые брюки, и за берцы, и за продукты. Нам чуть ли не руки готовы были целовать…

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

А тем временем очень многие люди откликнулись на наши просьбы помочь украинским воинам в Донбассе. Все наши институты, факультеты, многие кафедры включились в работу очень активно. Приходят, узнав о нас из газет, просто бердянцы разного возраста.

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Приносят вещи, деньги. На деньги мы покупаем то, что нужно бойцам. А отчет о потраченных деньгах обязательно размещаем в интернете.

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Все прозрачно, все видно, и люди могут быть уверенными, что их деньги попали именно бойцам. Очень активно откликнулись с самого начала наши студенты, даже те, которые живут не дома, а в общежитиях. Изготавливают маскировочные сетки.

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Просто приходят и спрашивают, что нужно. Мы созваниваемся с командиром батальона: «Что нужно в этот раз?». А на тепловизор собирают деньги на благотворительных ярмарках, которые по инициативе Софьи Олеговны Филоненко проводит Институт филологии.

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО
Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО
Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Было уже пять таких ярмарок, на которых за 3-10 гривен продают принесенные студентами, преподавателями, просто бердянцами книги, игрушки, теплые вещи.
Собаки при обстреле сразу бегут в укрытие, а кошки – нет
— Аннета Ивановна, Пески – единственный коридор, который позволяет сообщаться с аэропортом «Донецк». Как там живут наши бойцы? Есть ли местные жители?
— Да, по этой дороге в аэропорт привозят все нужное, вывозят раненых. И там стоят три регулярные военные части. Знаете, Пески были элитным поселком примерно в трех километрах от аэропорта, в основном, с богатыми красивыми особняками. Но очень многие из них разрушены. Когда мы приехали первый раз, там жило трое местных жителей — старики, вскоре двоих из них убило, а оставшегося дедушку вывезли. В следующий приезд было трое, в третий раз – шестеро – трое стариков и три старушки. А сейчас уже около 80-ти человек.
— Люди возвращаются?
— Да, возвращаются, но там нет ничего: ни воды, ни света, ни газа, ни магазинов. Ничего. И наши ребята подкармливают местных жителей. Мой сын там пригрел двух брошенных собачек. Коты тоже живут возле наших ребят. Но что самое интересное — когда начинается обстрел «Градами», собаки тут же бегут в укрытие, моментально. А коты остаются на месте.
— То есть, и в зоне они гуляют сами по себе?
— Наверное, с места не двигаются. Кстати, когда Алеша вернулся после ротации в батальон, собаки его узнали, прибежали приветствовать и опять от него не отходят. Он с детства любит животных.
— Где живут бойцы батальона?
— Все живут в подвалах. Ребята приходят с дежурства на блокпосту и ложатся спать, закутавшись в теплое одеяло. Пищу никто особенно не готовит. Для этого нет ни сил, ни времени, ни мощного генератора. Открыли консервы – и все. Знаете, толстых там нет. И такие хорошие ребята! Один с Алешей пришел, когда я приехала. Хоть и не его мама приехала, но мама… Глаза добрые, домашний мальчик. Я спрашиваю: «Дитя мое, как ты сюда попал?». Он из Дрогобыча, тоже университет окончил.
— Мы говорим сейчас о добровольцах?
— Да, конечно. Они не получают денег, воюют за идею. Они говорят, что воюют за свою страну. Солдаты живут там в холоде, но никто не жалуется. Они привыкли к обстрелам, а нам, когда приехали первый раз, и начался обстрел из «Градов», было не по себе. У меня первая мысль была о машине: хотя бы она не пострадала, иначе, как мы домой поедем? Туда проехать не так легко – множество блокпостов, нас встречают, провожают, сами мы не может просто в зону проехать. И вот – обстрел, ребята привыкли, не боятся, и стыдно сказать, что мне страшно. А еще я очень остро почувствовала тонкую грань между жизнью и смертью. Стреляют «Грады», кто-то может быть убит в следующую минуту. Мирные жители, в том числе…И там нет никакой лжи, предательства. Все, как на ладони.

«Мы готовы отвезти помощь и другим ребятам»

— Там ведь не только добровольческие батальоны воюют, но и части Вооруженных Сил Украины? Ребята с ними общаются?
— Конечно, мы и сами с ними общаемся, забирали солдата на ротацию, их могут оттуда вывезти только волонтеры. И вообще, когда мы приезжаем, тянутся бойцы регулярных частей, спрашивают, что мы привезли. Кому чай нужен, кому что-нибудь еще…Мы спрашивали у них, как им живется, и они сказали: «Все, что на нас надето – помощь волонтеров. Если бы не волонтеры, мы бы замерзли и голодали».
— Наша страна много лет уничтожала свою армию, довела ее до нищеты. И теперь, не знаю, каким должен быть суд или возмездие тем, кто и сегодня разворовывает деньги, предназначенные армии, кто прикарманил те миллионы, которые пенсионеры собирали по 5 гривен…Почему солдаты Вооруженных Сил не одеты как следует и не накормлены государством?! Честь и безмерное уважение волонтерам взяли на себя заботу о защитниках, всем людям, которые помогают своим защитникам.
— Конечно. Вот мы в Харькове закупали теплые штаны, они оказались 1976 года выпуска. На каких складах они лежали, пока нам их не продали, чтобы мы одели солдат?.. Где искать ответ?..

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Хочу сказать, что деятельность «Атлантов» расширяется. К нам обратились ребята из Авдеевки, там есть и добровольцы, и регулярные войска, где воюют бердянцы. До них помощь не доходит, там есть только небольшой участок, с которого можно попасть в Авдеевку. Мы готовы отвезти помощь и другим ребятам, тем, которые находятся в Авдеевке, Карловке, Тоненьком, Песках, в аэропорту. Я раньше Алеше передавала с людьми, которые ехали в зону, нужные вещи. Этим детям тоже очень хочется получить передачу из дома, для них важно знать, что о них помнят, думают, заботятся.

В батальоне Алеши воюют два псковских десантника
— Аннета Ивановна, хотя мы уже привыкли к аббревиатуре АТО, все понимают, что в Донбассе идет настоящая война. Вожди на самом верху решают свои геополитические вопросы, а убивают, калечат тела и души простых людей внизу, в зоне АТО. Но наши солдаты воюют на своей территории, за свою страну. Не сформировалась ли за эти месяцы у ребят ненависть к русским?
— Я повторюсь, что там особенно видна тонкая грань между жизнью и смертью, но ребята все время говорят о жизни после войны. И они не ожесточились против россиян как народа. Они понимают, что не простые люди принимают решения. Тем более, что у них в батальоне воюют два русских парня.
— Они сами перешли на нашу сторону?
— Да, перешли добровольно, из псковской дивизии, которая воюет в аэропорту. Уже ни для кого не секрет, и СМИ не раз сообщали о том, что многие российские военные не знают, куда их везут, и только оказавшись в Донбассе, начинают понимать, в чем дело. Здесь очень много вопросов, на которые трудно дать однозначные ответы. Тем более, после поездок туда, в зону АТО. Мне трудно слышать, что там с нашей стороны воюют бандеровцы, фашисты. Полная ерунда, настоящая фальшивка. В Алешином батальоне представлена практически вся география Украины – западные области, Николаев, Херсон, Запорожье, Приморск, два человека из Донецка.
— Ваш сын воюют в добровольческом батальоне, то есть, он и его товарищи не обязаны, как в случае с военнослужащими Вооруженных Сил Украины, быть постоянно в расположении воинской части, где бы она не находилась. Их ведь там не удерживают бесконечно?
— Нет. Я познакомилась с командиром батальона, он — настоящий военный человек – считает, что больше месяца бойцам нельзя быть там, на передовой, в тех тяжелых условиях. Ребятам очень трудно психологически. Особенно домашним детям, которых там очень много. И командир дает им возможность отдыха. Ротация обычно дается на неделю. Но некоторые возвращаются раньше. Дома все спокойно, а там их товарищи гибнут. И там они нужны. У детей все чувства оголены. В батальоне очень строгая дисциплина. Там нет мародерства, нет пьянства. Мы привозили туда маленькую бутылочку коньячку, у нас ее не взяли. Там каждая капля алкоголя может стоить жизни, потому что диверсанты, пользуясь темнотой, ставят минные растяжки, и каждый шаг может быть последним. Поэтому мы собираем деньги на тепловизор. Мы хотим купить модель с обзором на километр 200 метров, который «видит» даже животное в этом радиусе. Мы бросили все силы на тепловизор. Однодневный заработок перечислил коллектив экономико-гуманитарного колледжа в составе нашего университета, административно-хозяйственная служба, коллектив Бердянского профессионального лицея. Юрий Владимирович Федорик, молодой преподаватель, который учился в Польше, перевел наш буклет «Атланты» на польский язык, и поляки прислали деньги на покупку тепловизора. Нам помогает американская диаспора, это связи Степана Николаевича Герылива, который там жил около 10 лет. Сейчас тепловизор стоит около 3 тысяч евро, и конечно, не получилось так быстро, как мы хотели, из-за скачков курса доллара. Да и постоянно нужны деньги на ежедневную помощь нашим ребятам. Но я оптимистка. Мы уже договорились со Львовом, нам готовы поставить тепловизор даже с уплатой не всей суммы, а половины или большей части.

«У нас все добре», но каждый ходит с гранатой
— Аннета Ивановна, ваш сын и его друзья воюют за Украину, при этом восточная и южная Украина говорит на русском языке. На этом ваш русскоязычный сын и другие ребята не акцентируют внимания?
— Акцентируют. Мой сын и другие ребята стараются там говорить по-украински. Когда на радиоволне они слышат сопредельную сторону, и их спрашивают: «Ну, хохлы (или укропы), как вы там, еще живые?», — наши отвечают: «У нас все добре. За нас не хвилюйтеся».

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

Шутят. Когда Алеша приезжал на ротацию, и мы с бабушкой снова попробовали его отговаривать, а он нам ответил: «Это вы меня воспитали, чего вы теперь хотите?». И это правильно. Вожди там, наверху, меняются, а мы остаемся, и землю свою предавать нельзя. Кстати, у нас в университете студенты настроены очень патриотично. Все наши патриотические мероприятия проводятся при полных залах. Студенты из зоны АТО, у нас таких много, приезжают с уверенностью, что в Донбассе стреляют только украинские солдаты, в этом их каждый день убеждало российское телевидение, здесь начинают получать и другую информацию и начинают задумываться. Мы ненавязчиво привлекаем их к общей работе, и постепенно мнение многих меняется. Они начинают понимать, что учатся в украинском вузе, что жили и живут в Украине.
— Новый год – на пороге. Что для ребят, кроме тепловизора, может быть новогодним подарком?

Тепловизор сыну в подарок к Новому году в зону АТО

— Я обратила внимание на то, что там ценятся самые простые вещи, на которые в обычной жизни мы не обращаем внимания. Когда мы привезли туда пирожки и трубочки с кремом, ребята радовались им, как дети. И когда я у Алеши спрашиваю, что привезти, он отвечает: «Сладенького. Мама, привези сладенького». Он иногда звонит не потому, что нужно что-нибудь: «Мама, поговори со мной, расскажи, что ты делала сегодня, где была». Для них очень важна связь с мирной жизнью. Они за нее там, на фронте, воюют. Страшно об этом говорить, но и мой Алеша, и все ребята ходят с гранатой.
— Для себя?
— Да, для себя. И это ужасно, что такое происходит на нашей земле. Я хочу пожелать всем нашим защитникам вернуться домой живыми и здоровыми, хочу пожелать мира нашей стране и нашим душам.
— Аннета Ивановна, огромное спасибо вам, всем «Атлантам», всем, кто вас поддерживает, за эту работу сердца и совести. Пусть новый год будет мирным!

Теплови́зор — устройство для наблюдения за распределением температуры исследуемой поверхности, которое позволяет ночью в зоне действия прибора видеть живые объекты.


Комментарии читателей