Индустриалка - новости Запорожья

Главные, Запорожье
Запорожский доброволец: Из зоны АТО мобилизованные очень легко могут пойти на Киев
Поделиться

Когда на Донбассе уже вовсю полыхала война, запорожский частный предприниматель Игорь Маринюк пришел в военкомат и попросил, чтобы его призвали в армию

Запорожский доброволец:  Из зоны АТО мобилизованные очень легко  могут пойти на КиевС воинской службой активист Самообороны был знаком не понаслышке: за плечами два года Афгана. Часть стояла в Кабуле, но с автомобильными колоннами, которые охранял от нападения душманов, объездил половину чужой страны. На Родину вернулся в 1988 году.

– Моя специальность по военному билету — зенитчик, – рассказывает Игорь. – В армию шел как доброволец, сам попросился. Сначала нас, около 50 запорожцев, отправили в танковую бригаду, в Кривой Рог. Там пару человек, кто подошел, оставили, а остальные уехали в 92–ю отдельную механизированную бригаду, которая базируется в Башкировке Харьковской области.

Я попал в зенитчики, но когда выяснилось, что наш зенитный взвод не идет в АТО, записался в пулеметчики. Зенитчики охраняют Харьковскую область на границе с Россией. Я сказал, что пограничник из меня никакой, у меня есть боевой опыт и поэтому мое место в зоне проведения антитеррористической операции. Месяца два в учебке постреляли, побросали гранаты, позалазили в бронежилете на БТР. И — вперед.

В зону боевых действий Игорь Маринюк отправился в составе первой роты, в которой были добровольцы в основном из Харьковской, Запорожской, Днепропетровской, Полтавской, Сумской областей.

– Наша тактическая группа была большая – человек 300, ехали не зная куда, – вспоминает Игорь. – Никто задачи не ставил. Три дня ездили по тылам противника, уничтожали технику и живую силу. До Иловайска не доехали, попали под сильный обстрел — территория оказалась полностью пристреляна. Колонна была разбита, потом выходили из окружения. Я выходил через Волноваху, через Запорожье.

Запорожский доброволец:  Из зоны АТО мобилизованные очень легко  могут пойти на Киев

Август 2014 года. Разбитая техника 92–й бригады в Старобешевском районе Донецкой области

Сепаратисты сняли и выложили в интернете фото нашей разбитой колонны. Я точно знаю, что мой БТР сгорел, другая техника. Многие пропали без вести, есть боевые потери…

…Тактическую группу 92–й бригады боевики разбили под Комсомольском Донецкой области. Уцелевшие под обстрелом бойцы, как и Игорь, добирались в расположение части своим ходом. Кому–то из опасной зоны помог выбраться батальон «Донбасс», который вывозил их до Волновахи, часть личного состава тропами и полями выводил командир роты. Добровольцы были шокированы тем, что не получали никаких разъяснений перед отправкой колонны, тем, что у них не было ни связи, ни карт местности.

Группу, в которой на вооружении были только автоматы, противник обстреливал из минометов и артиллерийских установок.
«24 августа, на День Независимости, 52–ю бригаду из того села, где мы попали в засаду, выбили. Как нас туда повели?! Как штаб давал координаты, что нас вели именно в пристрельный квадрат? Нас вели просто на убой. Идем под посадкой — трупы. Головы. Руки. Ноги. Сидит перемотанный раненый, а с ним друг: «Я его не брошу!» Мы их забрали», – рассказывали журналистам добровольцы. Назад шли по огородам и полям, без карт, по незнакомой местности, хорошо, местные помогали — давали гражданскую одежду, кормили.

– Когда ночью вышли, начали нас бомбить, с полдевятого до трех ночи, – продолжает Игорь. – Выходили с трех ночи и до утра. Шли на запад. В Башкировку добирались разными путями. В части опять собрали. Нас 20 человек оказалось, которые изъявили желание еще раз поехать в АТО, и 14 сентября мы снова были в зоне боевых действий. До сих пор, уже три месяца, находимся в Счастье.
– А в Запорожье какими судьбами?
– Приехал на несколько дней в отпуск.

– Игорь, поселок Счастье не сходит со сводок боевых действий. Там действительно стреляют с утра до вечера?
– К обстрелам мы уже привыкли, Луганскую ТЭС постоянно обстреливают. Мы охраняем штаб 92–й бригады.

– Где вы живете?
– Вырыли блиндажи. Вручную копали, потом подъехала техника. Когда прибыли, было тепло, тогда спали под открытым небом. Сейчас у нас тоже тепло – харьковчане пять буржуек прислали, спим, в принципе, раздетыми.

– Насколько я понимаю, в атаки вы не ходите. В чем задача вашего подразделения?
– Наша задача, как я понимаю, – не сдать Счастье. Что касается атак, то о чем вы говорите? Там воюет артиллерия. На прямые столкновения сепаратисты стараются не выходить. По посадкам лазят, растяжки ставят, постреливают издалека.

Как россияне завезут боеприпасы, так те и стреляют куда попало. «Спасибо» братьям–россиянам… Дай Бог, и им достанется. Наша артиллерия бьет их, и неплохо. Жертв у них немало.

– А ты лично с сепаратистами в ходе второй командировки в зону АТО сталкивался?
– Мы охраняем штаб от диверсионных групп, в пять вечера заступаем и в 6 утра меняемся. Ни одного сепаратиста здесь еще не видел.
– Они не пытались нападать?
– Нет, днем все не спят — вариант, что нападут, маловероятен, много вооруженных людей.
– А ночью как?
– Мы сразу, если видим фонарик или сработала сигналка, туда «насыпаем». Как в Афгане. Поначалу нам говорили: вы должны четко увидеть, кто там прячется. А как я могу увидеть, если туман? Тепловизоров нет, приборов ночного видения нормальных — тоже. Ориентируемся на слух.
– О местных жителях украинские военнослужащие отзываются по–разному…
– Люди просят, плачут: «Не уходите!». Боятся, что когда придут сепаратисты, будет голод, разруха, беспредел.
– А поесть вам приносят?
– Да они сами голодные. Работы нет, денег нет. Приходят, просят поесть. Даем, у нас еды много остается, с этим проблем нет. Мы сами себе готовим, на блиндаж.
– Волонтеры много помогают?
– Нас в основном только волонтеры и снабжают. Помогают с обмундированием. Вот мы сейчас с вами разговариваем в декабре, а я в осенней форме. Спрашивал начальника штаба: когда зимнюю будете выдавать? Ответ: «Спроси волонтеров, когда они привезут». Волонтеры привозят много теплых вещей, но они — гражданские.

Единственное — выдали теплые берцы. Но, опять же, их волонтеры, скорее всего, привезли: 300 или 400 пар дали в часть.
В Запорожье пытаюсь с ребятами знакомыми решить эту проблему. Не могу на все подразделение, но 5 или 10 штук теплого обмундирования — непродуваемого и непромокаемого – попытаюсь сделать. До выборов, кстати, было много обещаний, сейчас говорят: извините, потерпите до следующих выборов.

Что хотелось бы еще сказать? Мороз, холод, люди устают… Все недовольны войной, но она почему–то никак не заканчивается. Значит, невыгодно ее завершать, и это многие, особенно мобилизованные, понимают. Как мне кажется, они могут легко пойти и на Киев…


Комментарии читателей