Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме
Поделиться

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Среди работ члена Национального Союза художников Украины из Бердянска (Запорожская область) Юрия Тихонова, представленных на персональной выставке в Бердянском художественном музее, особое внимание привлекает отдельная небольшая экспозиция с фотографиями фресок в храме Святого апостола Петра в Тель-Авиве.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Эту работу бердянский художник выполнил в соавторстве с братом Николаем Тихоновым, членом Союза художников СССР. Но хорошо известен он и в родном отечестве.
Есть его работы как художника-монументалиста не только в Бердянске, который стал родным для уроженца Урала, но и в Запорожье, и в нашей области. В свое время он в соавторстве с товарищем выполнил из смальты мозаичную работу «Рождение» размером 2, 6 Х 7 метров, которая украшает один из роддомов в Запорожье. Еще одно мозаичное полотно художника — «Украинские мотивы» — выполнено на стене Дома культуры в районном центре Приазовском.
Но монументальная работа в израильском православном храме по-особому дорога Юрию Никитовичу, хотя он успешен во всех жанрах изобразительного искусства, в которых работает.

Во время работы в израильском храме художник жил в монастырской келье

В Израиль братьев Тихоновых привел затяжной кризис 90-хгодов, когда для людей важнее любого искусства был кусок хлеба, и художники в прямом смысле этих слов остались без заработка и зарабатывали хлеб для своей семьи кто как мог. Юрий Никитович счастливо избежал челночной участи, устроившись еще в 1993 году преподавателем в Бердянскую художественную школу. А его брат Николай поехал в Израиль. И там со временем нашел работу для себя и брата – выполнение мозаичных полотен в православном храме Тель-Авиве. И Юрий Никитович в 2001-м году отправился на землю обетованную.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме
Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

— Этот храм был построен еще в средине 19-го века, — говорит Юрий Никитович. – В патриархии Израиля было решено выполнить храмовые мозаичные иконы не из смальты, то есть вареного стекла, как мы дома работали, а из натуральных камней. Такая мозаика меньше выцветает, прекрасно сохраняется под солнцем. Брат сделал для меня вызов, и я полетел в Израиль. Перед началом работы была заказана специальная служба в храме Гроба Господня в Иерусалиме. Нас благословил на работу патриарх иерусалимский. И только после этого мы приступили к эскизам, картонам и другим работам по технологии. Я жил в монастыре, каждый день мы с братом шли на утреннюю службу, и только потом приступали к работе. В келье у нас была специальная мастерская.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

— Юрий Никитович, изменилось ли что-то в вашем мироощущении в связи с этой работой? Ведь до этого вы выполняли только светские заказы.
— Конечно. Это обязательно происходит, когда соприкасаешься с высоким искусством, тем более — с духовным. До этого я ходил, конечно, в церковь. И мне всегда были интересны фрески, росписи, мозаичные полотна в храмах. Перед поездкой в Израиль я посетил все киевские соборы, где есть мозаичные работы, побывал во всех музеях при Киевской Софии, посмотрел весь апостольский ряд, внимательно посмотрел Оранту. Обращал внимание на кладку, на технологию. Перевернул гору литературы, пересмотрел массу наглядных пособий. И уже это дало толчок определенным изменениям в сознании. А работая в монастыре, общаясь с монахами, чувствуя постоянно запах ладана, ты чувствуешь дальнейшие изменения в мироощущении. Возникает какой-то светлый и более чистый настрой. Ты как бы уходишь от светской жизни, остаешься наедине с тем творением, которое создаешь.

Для храмовых мозаик было закуплено множество натуральных камней и золото 12 оттенков

— Работа над мозаикой, надо полагать, существенно отличается от работы над живописным полотном в студии?
— Конечно, она требует больших усилий и времени. Храмовую икону мы с братом делали не менее полугода.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Ведь в палитре – гранит, яшма, малахит, мрамор, чароит и другие минералы с израильской земли. А золото 12 оттенков для нимбов и архангела Гавриила закуплено в Италии. Это стекло, на которое накатано натуральное золото, которое сверху покрыто тонким слоем стекла, чтобы защитить эти пластинки от механических повреждений и неблагоприятных природных факторов.
— На вашей палитре – пластинки разной ширины. Камни вы с братом сами распиливали?
— Основной модуль – «кирпичик» размером до одного сантиметра, а потом это все вырезается, подгоняется по линиям, по контурам и так далее. Есть кусочки золотой смальты, которые доходят до одного, двух, трех миллиметров.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Если взять архангела Гавриила, золото на крыло у него идет от одного до девяти миллиметров по возрастающей. Здесь очень много труда, очень. Это очень кропотливая работа.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме
Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Ведь лики, руки – это множество оттенков теплых, холодных цветов. Здесь, как краски, не смешаешь цвета. Иной раз режешь, наждаком шлифуешь, прикладываешь на нужное место, а тон не подходит. И начинаешь заново все делать.
— По-видимому, даже приблизительно представить, сколько «кирпичиков» пошло на эти мозаики невозможно?
— Конечно. Размер только храмовой иконы – 1,30 на 2,70 метра. И она ведь не одна.
[center]Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Надо понимать, что выполнение мозаик – сложная физическая работа, которая выполняется на высоте, на лесах. Это растворы и другие особенности монументальной работы.

До окончания работы и освящения икон никто из монахов не имел права даже подходить к ним

— Юрий Никитович, был момент, когда работа окончена, установлена, и она уже воспринимается не как работа, а как произведение искусства, притом, духовного?
— Пока мы выполняли мозаики, это была работа. Светлая, чистая, но – работа.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Кстати, до ее окончания и освящения икон никто из монахов не имел права даже подходить к ним, не имел права смотреть. Потом, это было в 2002 году, когда альпинисты подняли и укрепили иконы над входом в храм (а высота его 54 метра), пришли другие чувства. Мы видели, как люди молятся на эти иконы, и ты ощущаешь ответственность огромную и в какой-то степени – гордость за то, что твоя голова, твои руки, твоя душа сделали это. Вы, конечно, слышали выражение – намоленные иконы, иконы, вобравшие в себя чувства людей, их веру… Сложные чувства возникают, когда люди с надеждой молятся на то, что с Господней помощью сделал ты …

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

— Вы еще и другие работы выполняли в этом израильском храме?
— Они уже не так значительны – иконопись, реставрация. Главное – эти мозаичные полотна.

Юрий Тихонов говорит, что счастлив тем, что всю жизнь занимается любимой работой.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Он любит писать маслом, акварелью, пастелью. В 2000-м году он был одним из двух украинских художников, принявших участие во Всероссийском конгрессе экслибриса, который носил международный характер, и экслибрисы Тихонова не только вошли в роскошный каталог, но и были закуплены Вологодской картинной галереей.

Бердянского художника перед началом работы над мозаиками в православном храме в Тель-Авиве  благословил патриарх Израильский в Храме Гроба Господня в Иерусалиме

Еще одна сторона творчества Юрия Никитовича – работа в художественной школе. Более 80 его учеников окончили художественные вузы или вузы с художественным уклоном – архитектура, дизайн – и работают по специальности в Украине и за рубежом. Одна его ученица еще учится по специальности иконопись, другая после украинского художественного вуза окончила еще и специальную школу в Милане и работает реставратором живописи и монументальных работ 15-17 века, это эпоха Возрождения. А Юрий Никитович учит новых ребят. И даже читает им сказки на занятиях по композиции, потому что нынешние дети, к сожалению, практически не читают книжки, не знают сказок.

В мастерской художника нет развешанных по стенам работ. Он говорит, что не хочет тиражировать Тихоновых, старается развивать в них личность, индивидуальность. Ему есть чем поделиться с учениками.