iz.com.ua

Главные, Запорожье
Запорожские киборги: Мины запросто летели к нам
Поделиться

Среди почетных гостей Урока мужества в облвоенкомате, на котором чествовали участников АТО, были и два «киборга» из 93–й отдельной механизированной бригады – старший солдат Дмитрий Хряпинский и младший сержант Сергей Дашевский, которые вместе с товарищами больше месяца защищали Донецкий аэропорт. Несколько диковинное прозвище, позаимствованное из научной фантастики, украинским военнослужащим дали ополченцы из ДНР, отдавая дань уважения их героизму и бесстрашию.

Запорожские киборги: Мины запросто летели к нам
Бойцы прославленной 93–й бригады Сергей Дашевский и Дмитрий Хряпинский (справа)
больше месяца под огнем противника героически обороняли территорию Донецкого аэропорта

28–летний Дмитрий до мобилизации работал раскройщиком на обувной фабрике «Мида», Сергей — мастером ЖЭКа. В армию их призвали в первую волну мобилизации — 2 апреля. Ребят направили в 93–ю отдельную механизированную бригаду, дислоцирующуюся в Днепропетровской области. В зону боевых действий ребята попали после 35 дней обучения — в начале мая подразделение направили на пост под Добропольем. Отсюда, по словам Сергея Дашевского, и началась «широкая география» по горячим точкам.

Донецкий аэропорт вместе с боевыми побратимами Сергей защищал с 13 августа по 22 сентября, когда был ранен. А боевое крещение получил в начале июля при обороне поселка Пески возле Донецкого аэропорта.

ОБСТРЕЛЫ ДЛИЛИСЬ ТРИ ДНЯ

– Мы прикрывали фланги, чтобы враг не окружил, – говорит оператор–наводчик БПМ–2 Сергей Дашевский. – Противник накрывал нас огнем, пока наша артиллерия не дала залп по терриконам, после чего огонь прекратился. Потом поступил новый приказ — освобождать Авдеевку.

Всего на штурм этого населенного пункта пошли около 40 бойцов на четырех БТРах. Разбили три вражеских блокпоста, заняли позицию, а затем поступил приказ — зайти в окружение. Трое суток ребята держали оборону. Сначала их обстреливали из минометов, а потом боевики подошли ближе и вели автоматный огонь из ближайшей «зеленки».

Когда прибыло подкрепление, бойцы 93–й ОМБр отступили на ближайший блок, а затем вернулись в часть. Им дали краткосрочный отпуск, а после возвращения в часть отправили в Донецкий аэропорт.

– Сменили вдвое больший по численности отряд, – говорит Сергей Дашевский. – Наши позиции были на взлетно–посадочной полосе. Все время были серьезные атаки, нас постоянно обстреливали из минометов и «Градов», поскольку это была одна из ключевых точек.
…Особенно массированным был обстрел 1 сентября, в первый день очередного перемирия, который начался поздно вечером. Их подразделение накрыли первым. Обстрелы длились три дня.

– Очень грамотно командовал наш командир, железную волю и мужество наших ребят отмечал и противник, – продолжает Сергей. – То, что нас прозвали киборгами, — приятно, значит, противник боится, зауважал. Но хотелось бы, чтобы называли как–то по–другому, чтобы название отражало суть украинских воинов, «киборги» – это как–то неестественно.
22 августа Сергей получил осколочное ранение, сутки находился в больнице в Донецкой области, затем его перевели в госпиталь бригады. После выписки дали 15 суток на реабилитацию, и сегодня, 30 октября, запорожец снова должен прибыть в часть.

«МЫ МОРАЛЬНО УСТАЛИ!»

Дмитрий Хряпинский пробудет дома чуть дольше — у него медики обнаружили проблемы с сердцем.
– Перед отправкой на передовую мы прошли обучение, – вспоминает Дмитрий. – Некоторые увидели то, чего не видели, когда служили срочную, многое вспомнили, подтянули, отрабатывали слаженность экипажа.

Запорожские киборги: Мины запросто летели к нам

Нас готовили для несения службы на блокпостах, чем в основном и занимались, когда почти месяц стояли под Добропольем. Контролировали тылы ребятам на передовой. Когда пошли глобальные наступления со стороны ДНР и ЛНР, нас перебросили в другое место.

Первый бой приняли при обороне поселка Пески недалеко от Донецкого аэропорта. Там отстояли первую минометную атаку. Было тяжело, психологически в том числе, многие не были готовы к этому. Ждали другого, а все оказалось намного хуже. Оборону держали по периметру 10 бойцов на БМП. Нас поливали огнем из минометов пять часов. Благодаря мужеству не сдали позиции. Ждали дальнейших приказов. Через некоторое время нас отвели в более спокойное место, где снова ждали приказа. И он поступил — штурмовать Авдеевку.

Ночь переждали и пошли на штурм. Участвовали минимальными силами. Было тяжело. И тут нам сказали — нужно зайти в окружение. Многие не захотели, почувствовав опасность для жизни. Мы выступили малыми силами, выполнили приказ. Потеряли паренька, много раненых. Но через время поступил приказ отступать, чтобы выйти из этого котла.

После этого отправили на некоторое время в отпуск. А по прибытии в часть получили приказ идти на помощь ребятам в аэропорт. Там я пробыл с 13 августа по первые числа октября.

Запорожские киборги: Мины запросто летели к нам

– Дима, стойкость и мужество защитников аэропорта вызывают уважение даже у террористов. Благодаря чему удается так долго удерживать терминалы и взлетную полосу?
– Да, несмотря на все усилия бойцов ДНР по взятию аэропорта, они не могут его захватить. Будучи в меньшинстве, благодаря четким приказам и слаженности командования, мы держим этот объект. Они поняли, что там ребята бессмертные, почему и прозвали нас киборгами. Но мы несли потери, ребята молодые погибали, взрослые мужики… Переживаю за тех, кто остался. Судя по последним кадрам, терминал, который мы держали, вроде взяли.

– Здание аэропорта, как видно из телесюжетов, представляет собой развалины. Где же вы прятались от снарядов и пуль?
– Укрепление было более–менее надежным — терминал, который мы держали, еще совдеповской постройки. Плиты бетонные, стены, колонны выдерживали хороший обстрел — почему мы и держались столько дней. Новый терминал (сооруженный к Евро–2012. – И.Е.) – как сыр: снаряд пройдет с первого до третьего этажа запросто. Возле него территорию тяжело контролировать — она большая.

Там, где мы были, уже отсутствовали потолки, мины запросто залетали к нам. Прятались кто где мог, кирпич был укрытием. От танка тяжело было прятаться, пробиваемая способность велика: кладка в 10 кирпичей для него — не проблема!

Один раз, после зачистки первого этажа от бойцов ДНР, не рассчитали с периметром и попали под взрыв танка в трех метрах. Засыпало всех кирпичом.
По ходу заряд у него был фугасный, а не бронебойный — была большая вспышка. Одного накрыло осколками, едва увидели — был весь в побелке. Слава Богу, никто (в эпицентре нас было трое) не пострадал.

– Дима, кто против вас воюет в районе аэропорта?
– Основная масса — жители Донецка. Они заинтересованы в своей жизни, отделенной от Украины и приближенной к России. Они хотят жить по–своему. Плохо, что все слабо контролировалось, нужно было пресекать на корню…

– А кадыровцев или российских военных встречали?
– В наших степях чеченцев не видели. В некоторых ситуациях видна была слаженность работы подразделений, которые работали на зачистке нашей территории, и техника современная использовалась. Но с нашивками российскими никого не видел, им, считаю, нет смысла показывать, потому что это уже прямое вторжение в Украину.

И вот о чем я бы хотел сказать. Все матери, дети из Донбасса находятся здесь. Когда спрашиваешь: «Где ваш муж?», слышишь ответ: «Он защищает наш дом». Мы даем здесь приют, а их мужики валят наших пацанов. В голове не укладывается: воюют граждане одной страны!

– На войну будете возвращаться?
– Будучи в отпуске, по здоровью я обратился в госпиталь, выявили «негаразди» с сердцем, будем лечить. Но лучше воевать, чем быть больным, неполноценным.
Мы уже полгода участвуем во всех передрягах, безотказно воюем, ротация не проводилась все это время. Это несправедливо! А энное количество призванных по мобилизации отсиживается в тылах, не хочет воевать. Хочется сказать ребятам: «Сколько можно! Мы не железные! Давайте подрывайтесь — и на помощь. Зарабатывайте ордена, медали, звания. Мы морально устали!»

Фото Александра Прилепы