iz.com.ua

День за днем, Запорожье
Сегодня в Запорожье возле "Тревожной молодости" вспоминали о комсомоле
Поделиться

Сегодня в Запорожье возле

Сегодня, в День рождения комсомола, возле памятника «Тревожная молодость» собрались комсомольцы разных поколений. Их воспоминания о 60-х, 70-х, 80-х комсомольских годах я сегодня записал. Встретил даже комсомольца, который в комсомол вступал еще до Великой Отечественной войны

Сегодня в Запорожье возле
Сегодня в Запорожье возле

Владимир Бабичев:

— Я работал в комсомоле в 1960-1964 годы. Сейчас живу в Киеве — с 1 января 1979 года. В запорожье работал заместителем начальника областного управления торговли Запорожского облисполкома. В Киев перевели заместителем начальника главка в Министерстве торговли Украины.

В комсомоле был комсоргом ЦК ВЛКСМ в тресте «Запорожстрой» — 18 тысяч комсомольцев! Там был освобожденный партком — на правах райкома, я — на правах райкома комсомола. Жалко, что так умолили роль комсомола, пионерии, октябрят. Жаль, что сегодня всего этого нет. Но ничего, мы свое сделали и мы горды тем, что были и в комсомоле, и в партии.

Вот эту дамбу как раз мы строили. Насыпали ее комсомольским способом — бесплатно.

— А как ее насыпали?

— Носилками, ведрами, тачками. Все райкомы комсомола выводили свои отряды — комсомольцев со всех предприятий. Самосвалы привозили землю, а мы ее насыпали, рассыпали, подчищали, утаптывали — и не один год. Года за три мы ее построили. Это примерно 1961-1963 годы.

О комсомоле — с улыбкой

— Григорий Петрович Харченко был зав. отделом обкома комсомола — по-моему на улице Чекиста, в старом здании обкома комсомола, потом вторым и первым секретарем. И на областных партийных конференциях как только объявят: «Слово предоставляется первому секретарю обкома комсомола Харченко», — и он выходит — лысый, как пятка! И все «ха-ха-ха» — такой шумок по залу — Григорий на комсомольца «не тянул», потому что он был здоровый и лысый.

… С Григорием Харченко, в обкоме комсомола он был тогда зав. отделом пропаганды, мы раскручивали инициативу комсомольско-молодежной бригады строителей-штукатуров в тресте «Запорожстрой». И мы создали эту бригаду — человек 20 в ней было девочек штукатуров. Раскрутили и в тресте, и в прессе. До Москвы это дошло. Очень хорошо эта бригада работала.

Сегодня в Запорожье возле

Людмила Жданова:

— В комсомоле я работала в 1969-1975 годы — в Жовтневом райкоме комсомола была секретарем по школам, вузам, техникумам, ПТУ.

Когда был комсомол, дети не бегали по улицам беспризорниками. А какие спортивные турниры у детей были! И «Кожаный мяч», и «Золотая шайба». Военно-спортивные игры — «Зарница», «Орлёнок». И форпосты при домах. То есть дети были заняты делом.

Сейчас это все — только за деньги. Поэтому у нас очень много беспризорных детей — это самое страшное.

Один мой знакомый давно уехал в Америку. Недавно приезжал и говорит мне: «Ты как была комсомолкой, так ею и осталась». — «Ты знаешь, — ответила ему, — я этим горжусь!» Я считаю, что это были самые лучшие годы в моей жизни. После комсомола я работала преподавателем русского языка и литературы — в медицинском училище, в школе.

Сегодня в Запорожье возле

Людмила Жданова на одной из предыдущих «комсомольских встреч» с двумя бывшими комсоргами «машинки» — Запорожского машиностроительного института. Слева — Николай Галюк, справа — Владимир Метельский, который в этой же «машинке» стал и деканом электротехнического факультета

Сегодня в Запорожье возле

Евгений Агафонов:

— Я работал секретарем комитета комсомола Запорожского машиностроительного института, 1973-1975 годы. С 75-го по 77-й — командир областного штаба студенческих строительных отрядов. С 77-го по 79-й — служба в рядах Вооруженных Сил СССР. С 79-го на протяжении 14-15 лет — заместитель и директор Запорожской зональной комсомольской школы.

— Расскажите о тех временах что-то интересное.

— Я постоянно чувствовал свою ответственность — что мне нужно еще и то, и то уметь. Молодые были ребята, 23 года — ни опыта жизненного, ничего.

Поэтому в первые годы была постоянная потребность в получении информации, знаний, опыта. Когда был командиром областного штаба стройотрядов, там тоже ответственность была…

— Это все понятно — случай вспомните!

— Случаи разные вспоминаются. Ну вот, например, мы когда готовили документы на награждение бойцов стойотрядов по итогам трудового семестра 77-го года — в это время, по-моему, был съезд партии, и все секретари горкомов и райкомов партии, как правило, были делегатами съезда. А для того, чтобы оформлять наградные документы — на медали «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть», еще «Знак почёта» был — нужны были подписи первых партийных руководителей.

Я помню, мы очень весело и с большим нетерпением ожидали на вокзале приезд в Запорожье поезда с делегатами съезда. Первому секретарю Жовтневого райкома партии Григорию Краснопёрову мы сказали, что просим его подписать документ на награждение студентов, причем, это срочно. Прямо на перроне — ни блокнота, ни подставки какой-то. И тогда Красноперов говорит: «Ну, раз срочно, давай по-рабоче-крестьянски — подставляй спину, командир!» — расписался, печать уже ждет. Вот такая хохма, но мне она запомнилась. Без вопросов, без проблем, без бюрократизма — надо, значит, надо!

Сегодня в Запорожье возле

Евгений Сырых:

— С 1973 по 1987 год — два года в Жовтневом райкоме комсомола, а потом работал в обкоме комсомола почти двенадцать лет. Финансово-хозяйственный отдел.

Вспомнить хотелось бы о том, как мы начинали строить детскую железную дорогу. Тогда, помню, эти субботники очень часто у нас проходили — и бревна, и шпалы таскали. Укладывали — под руководством специалистов, которые толк в этом деле знают.

Помню, как мост с Хортицы на Правый берег строили — тоже несколько раз мы на субботник туда выходили, убирали строительный мусор.

Это комсомол! По тем временам — организация, которая, действительно, занималась делом. Не только воспитательной работой, но еще и показывала пример, как нужно жить, как помогать стране и любимому городу.

Мы не знали в этом никаких проблем — были легки на подъем, на сборы и на труд, как говорится. И отдохнуть могли.

О комсомоле — с улыбкой

— Приняли как-то на работу одного кадра и подшутили над ним — сказали ему, что у нас выдают пыжиковые шапки и все остальное, мол, пиши заявление. Он написал. Потом месяц пыжиковую шапку ждал, но не дождался, понял, что это была всего лишь шутка. Но не сбежал из комсомола. Мы его потом выдвинули в Киев.