iz.com.ua

Главные, Запорожье
Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война
Поделиться

Среди запорожцев, приехавших на Кушугумское кладбище провести в последний путь безымянных героев, погибших под Иловайском, особо выделялись несколько парней в камуфляже с нашивкой «Донбасс». Было видно, что для ребят, повидавших войну и терявших боевых побратимов, траурная церемония — это не просто скорбный ритуал.

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

Боец с позывным «Ангел» (по словам добровольца, «возможно, он помог мне выжить в этой войне») из Запорожья. До ухода на войну работал автомехаником, в армии не служил — не потому что удалось «откосить», а по болезни. В «Донбассе» с 4 июня, практически с начала формирования батальона.
— Я стремился прорваться к ребятам, которые пошли защищать свой дом, — рассказывает Александр. — На тот момент, когда пришел, была надежда, что война закончится в течение месяца. Даже до смешного доходило: нас придерживали, не отправляли в зону АТО. Мы нервничали, что не успеем оказать помощь Родине. Но это все затянулось, как я понимаю, на года.

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

Участвовал во всех столкновениях батальона «Донбасс», мы брали Лисичанск, Попасное и Иловайск. В Иловайске просидел неделю. На тот момент мы не знали, что попали в окружение. Нам была поставлена задача взять город. Мы его пытались взять трижды, на третий раз удалось. Тяжело вспоминать те дни. Многие мои друзья, мои братья, остались там. Сейчас я пришел сюда отдать дань моим погибшим друзьям.

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

— Сколько бойцов потерял при выходе из котла ваш батальон?
— Точную цифру никто не может назвать. Командир моей роты, позывной «ВДВ», и около 20 ребят из моей роты охраны. Они ехали в КАМАЗе. Прямое попадание. От ребят практически ничего не осталось. И похоронить нечего. Человек 40, по официальным данным, пропали без вести. Хотя мы знаем, что ребята погибли. Хотелось бы, чтобы о них не забыли.

Запорожец «Ангел» из батальона «Донбасс»: Нас готовили как штурмовиков, а в зоне АТО — дистанционная война

— Приходилось ли вам встречаться с российскими военными?
— Да, под Иловайском, когда были в окружении. Мы с ними сталкивались на терриконах. Однажды мы ехали на БМП и они ехали. Никто не стрелял: внезапно возникла ситуация, когда вот так — нос к носу. Были моменты, когда у нас были их пленные, у них — наши раненые пленные. Мы встречались на нейтральной территории — договариваться об обмене пленными.
Я сталкивался и с ополченцами, и с наемниками их Чечни. Это люди опытные. Они пришли воевать за деньги и они этого не отрицают. В столкновении они отступят, потому что пришли не погибать, а зарабатывать.
Беседовал и с русскими солдатами. Они — кадровые военные, их пригнали участвовать в конфликте. Они не до конца поняли нас, мы не до конца — их. Они нас обзывали бандеровцами, хотя для меня это уже не оскорбление. Вроде оскорбительное слово «укроп» для меня это уже просто приятное доброе слово. «Укроп» — защитник своей Укропии (улыбается). Чем больше будет таких «укропов», тем мы скорее прогоним агрессора.
Но хочется, чтобы побыстрее сели за стол переговоров, договорились. Хотелось бы, чтобы они по-мирному ушли, мы сами разберемся в своем доме. Нужно договариваться. Хватит стрелять! Хотя мы готовы и дальше воевать. Но я считаю: постреляли и хватит. Нужно оставлять эмоции, амбиции.
— Испытываете ли вы ненависть к российским солдатам за расстрел колонны в «коридоре смерти»?
— Я не могу сказать, что есть ненависть. Есть боль. Нас обманули, нас выставили на убой. У меня больше обиды на наше руководство, на главкомандование. Они ничего даже не попытались сделать, чтобы нас не вести на убой.
Будучи в Иловайске, мы видели, что нам не хотели помогать. Мы выполнили свою задачу — город взяли. И продержались сколько могли. Поскольку враг не вступал в ближний бой, а мы сдавать свои позиции не могли, нас там просто захоронили теми же «Градами». Каждый день обстреливали по два-три-четыре раза. По большому счету, погибли ребята не от пулевых ранений, а от осколочных, по нам стреляли из минометов и «Градов». Считаю, наши ребята выполнили поставленную задачу.
Сейчас нас отправили на ротацию, дали 21 день отпуска. Желающие могут вернуть в батальон и выполнять определенные задачи — например, обучать прибывших ребят, помочь им психологически — понять, что их ждет в зоне АТО.
Навыки, которые нам давали в учебке в Петровцах, не все понадобились в зоне боевых действий. Мы, старики, готовы с учетом приобретенного опыта рассказать, что война абсолютно не та, на которую рассчитывали.
Нас готовили как штурмовиков — брать города и освобождать населенные пункты. Сейчас же идет дистанционная война — «Грады», «Ураганы», минометы, САУ — крупнокалиберное орудие. Здесь немного другая тактика обороны и защиты, поэтому нужно много переосмыслить, пересмотреть.
Сейчас, кстати, в батальон приходит много добровольцев. На порядок больше чем когда он формировался. Люди просыпаются, они видят, что если мы сейчас не поможем стране защищаться от агрессора, то завтра будет поздно.
Я не военный человек, я простой гражданин. Почему из Запорожья, из мирного города, пошел туда? Потому что не хочу, чтобы они завтра были здесь.
Добровольческий батальон обзывают карателями. Хочу спросить, как я могу быть карателем, если я пошел защищать мою семью, моих детей, мою маму? В Запорожье у меня семья: жена, две дочки: 6 лет, в этом году пошла в первый класс, старшей — 12. Жена не хочет меня отпускать. Но она понимает, что придется.
Пока мы не защитим нашу страну, никто домой не вернется. Ребята рвутся обратно, даже не вылечившись после ранений до конца. Я осознавал, куда иду, на что иду. Кто, если не не мы? Надеюсь, проснется патриотизм в наших парнях и мужиках. Давайте станем и закончим весь беспредел!

Фото Александра Прилепы