Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке
Поделиться

Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

Михаил Украинский из Бердянска (Запорожская область) вышел на дистанцию ультрамарафона в районе Квинс в Нью-Йорке четвертый раз подряд. Как и в 2011 году, он стал победителем, пробежав почти 5000 километров за 44 дня 6 часов 58 минут и 10 секунд. У него экономическое образование, он предприниматель, но все силы души отдает любимому спорту.
На днях он приехал в родной город и дал интервью «Индустриальному Запорожью»

— Я начал бегать не так давно – 13 лет назад. Сейчас мне 41 год. Начинал с коротких дистанций в 3 километра Потом – марафон, 12-часовой бег, суточный, потом – сразу 10 суток. Я четыре раза бежал 10 суток. Наш первый марафон – 42 километра – мы пробежали всей семьей (я, жена и сестра) в августе 2002 года в Мариуполе. Это было очень вдохновляющим событием. А потом я решил поучаствовать в самом длинном в мире сертифицированном пробеге, который проводит в Нью-Йорке команда Шри Чинмоя. Пробег этого года был уже 18-м. Попал я на него в 2011 году, можно сказать, случайно, потому что два участника получили травмы прямо перед забегом, а я был в листе ожидания с неплохим результатом. Туда ведь не так просто попасть, просто с улицы не берут. Мне сообщили об этой возможности буквально за две недели, и я, конечно, с радостью согласился. Я в то время был в Канаде, в Оттаве, где отдыхал у друзей после 10-дневного забега. И мне так повезло, что мой бег стал самым быстрым дебютом за всю историю этого ультрамарафона – 44 дня и 13 часов. В этом году я улучшил свой результат — 44 дня 6 часов 58 минут и 10 секунд. На этой дистанции выигрывает тот, кто преодолеет ее быстрее. Но есть также и лимит — 51 день. То есть, в среднем нужно пробегать 60 миль ежедневно, а это больше 100 километров.

Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

— Михаил, трасса в этом году была та же? В том же месте?
— Да, та же самая. Она проложена вокруг жилого квартала в районе Квинс в Нью-Йорке. Внутри круга – школа, игровая площадка, поле для бейсбола. Сам круг 883 метра. За весь пробег нужно пробежать 5649 кругов. Это 3100 миль. Мы, марафонцы из стран, где действует метрическая система, пробегали еще 13 кругов для ровного счета, чтобы получилось 5 тысяч километров. У меня в день получалось пробежать от 120 до 130 кругов. Были дни очень удачные, когда получалось пробежать, например, 148 кругов. Это был рекордный день, радостный.
— Ваш второй забег принес вам 2-е место, третий не принес высокого результата.
— Да, но я тогда уложился в лимит, пробежав дистанцию за 50 дней. Знаете, каждый забег отличается от других. По-разному реагирует тело, иногда бывает очень жарко. Это лето было идеальным. Кстати, летняя погода в Нью-Йорке очень похожа на летнюю погоду в Бердянске, поэтому мне было очень комфортно бежать.
— Михаил, вы победили второй раз. Этот забег – стремление к победе, преодоление трудностей забега во имя физического и духовного совершенствования или что-то другое?
— Бег, особенно на длинные дистанции – уникальный вид спорта. Когда ты бежишь долго, с тобой происходит что-то волшебное. Бег работает на многих уровнях. Как на физическом, так и на духовном, как вы правильно заметили. Во время длительных забегов достигается какой-то особенный духовный покой, особое состояние ума. Бег успокаивает, ты открываешься для других людей, для красоты. Особенно на нашем забеге, когда ты бежишь 44 дня или 50 дней с четырнадцатью другими бегунами. Возникает удивительное единство, мы бежим, как семья.

Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

Соревновательность там – не самое главное. Мы вдохновляем друг друга то ли упорством, то ли выносливостью, то ли радостным восприятием окружающего… И это дает дополнительные силы. Я не такой, как был раньше. После каждого забега я – совершенно другой человек.
— На мой взгляд, бег по кругу – монотонное занятие, ведь каждый день вокруг – одно и то же.
— Нет, что угодно, только не монотонное. Когда тело втягивается, приспосабливается к нагрузкам, сердце открывается для радости. Мне трудно это описать, но это близко к тому, что внутри у тебя цветок, и он раскрывается навстречу всему, что происходит. И тогда я уже забываю, что у меня есть тело, которое устало. В этот забег не раз было, что к вечеру я бежал быстрее. Даже организаторы начинали беспокоиться, что это слишком быстро, и возможны травмы. А у меня было ощущение полета, потока и уверенность, что ничего страшного не может случиться, как будто я был под божественной защитой.

В этот раз изношено 18 пар кроссовок

— Михаил, я попрошу вас немного спуститься на землю. Сколько кроссовок вы износили в этот раз? В 2011 году, помнится, 11 пар.
— В этот раз друзья мне помогли, и я не терпел до последнего, получилось 18 пар. Очень важно, чтобы кроссовки были в порядке. При таких длительных нагрузках можно, как говориться, набежать на травму, если тянуть со сменой обуви.
— Знаете, Михаил, в этот раз вы совсем не выглядите истощенным, как в 2011 году. Вы похудели за этот забег?
— Да, это интересно. Бог наградил нас телом, и если за ним правильно смотреть, правильно использовать, то оно проявляет себя как уникальный, универсальный и очень сильный инструмент. При этом оно очень хорошо приспосабливается к любой нагрузке, любому виду деятельности, любой погоде. А если говорить о весе, в первый забег я похудел на 20 килограммов, а сейчас немного, не более 8 килограммов. Уже, видимо, есть какая-то память тела. Причем, я перестал терять вес после 20 дней бега. И чувствовал себя после финиша почти нормально. После 44 дней бега нужен период адаптации к другому ритму жизни. В этот раз он был значительно короче. Я даже те 13 кругов до 5 тысяч километров пробежал в тот же день, когда финишировал. Без особого напряжения.
— Сколько длился ваш беговой день?
— В 6 утра старт, в 12 ночи финиш. Потом на велосипеде мы ехали к месту нашего расквартирования. С полкилометра.
— Сколько же вы спали?
— У кого как получалось организовать это время. 5 часов, 4 с половиной. Во второй половине забега я иногда опаздывал на старт, но организаторы не сильно серчали, знали, что к вечеру я нагоню время, которое прихватил утром для сна.
— Вам сейчас 41 год. Вы собираетесь снова участвовать в этом ультрамарафоне?
— Да. Считается, что расцвет на таких дистанциях наступает где-то к 45 годам. Кстати, человек, который идет первым в рейтинге (я – четвертый), свой рекорд – 40 с половиной дней – установил в 45-летнем возрасте. И этот спортсмен из Германии бегает до сих пор. Я мечтаю когда-нибудь побить этот рекорд, который держится давно.
— Сколько бегунов было в этот раз на дистанции?
— 14, из них три женщины – из Австрии, Австралии и России. Две вложились в лимит времени.
— Когда вы финишировали, звучал гимн Украины?
— Звучала специально написанная Шри Чинмоем песня об Украине. Ее исполняла группа певцов. Гимн Украины они просто не успели выучить. Развевался флаг Украины. Газеты написали, что первое место – за Украиной. Второе и четвертое – тоже наши, все украинские бегуны показали хороший класс. Олег Лебедев вообще участвовал в этом забеге 10-й раз. Кстати, он – председатель оргкомитета 24-часового забега, который 21 сентября стартует в Киеве.

Сестра снова бежала последний круг с Михаилом

Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

— Михаил, в первый раз, в 2011 году, незадолго до финиша к вам приехала сестра Анна, на втором и третьем забегах с вами была жена Любовь, в этом году вы поехали в Нью-Йорк с сестрой.
— 50 процентов моих успехов – заслуга семьи: жены и сестры. Помощник на забеге практически делает все, кроме самого бега. И это не так просто. Анна это лучше знает.
Анна — В этом году я была с самого начала и до финиша в качестве помощника бегуна, или хелпера. Моей задачей было обеспечение беспроблемного бега. Это забота о питании, одежде, кроссовках, медикаментах, массаже, просто моральная поддержка. Организовать связь с домом по скайпу или телефону, рассказать маме, как дела. Посмотреть новости, рассказать их Мише. Мой рабочий день начинался не в 6 часов утра, как у бегунов, а чуть позже.
— Как вы его кормили?

Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

— У забега есть команда, которая готовит еду бегунам. Эти люди знают все их предпочтения, переносимость продуктов, склонность к аллергии, если она есть, и так далее. К определенному времени они приносили завтрак, обед и ужин, а между ними – легкие перекусы: какие-то бутербродики, фрукты, овощи, сладости. Большой бутерброд я делила на несколько частей, чтобы можно было на ходу взять в руку и сразу положить в рот. Или подавала еду в стаканчике. Я проходила с ним рядом какое-то расстояние, спрашивала, чего он хочет, не нужно ли обратиться к врачу. После завтрака я уходила и возвращалась в обед, когда у Михаила был перерыв.
[center]Бердянец Михаил Украинский второй раз победил в ультрамарафоне «Преодоление» на 3100 миль в Нью-Йорке

Он немножко спал, я делала массаж стоп, подвязку на стопе, смотрела, не появились ли мозоли, если – да, обрабатывала специальной мазью. Нужно было проследить, чтобы во время сна не шумели люди, ведь многие приходили на забег. Даже знаменитости. Кристин Гафман, известная в Нью-Йорке певица и композитор, например. Она несколько раз приходила, садилась за инструмент и играла примерно час во время забега, для поддержки бегунов. Так вот, в обед у меня было очень ответственная миссия – постараться, чтобы люди не шумели, и Михаил мог поспать. А вечером, когда брат бежал быстрее, так у него получалось, я подавала ему воду, зеленый чай. Да, еще – березовый сок. Мы нашли там русский магазинчик и покупали сок, черный хлеб, масло, сырки глазурованные, чтобы было, как дома.
— За состоянием кроссовок вы следили?
— Да, я следила, чтобы они не стирались, чтобы брат не бежал в кроссовках, которые вышли из своей хорошей формы. Обувь очень влияет на суставы бегуна, на связки.
— Анна, сколько длился обеденный перерыв?
— От 15 минут до получаса. Чаще всего Михаил засыпал, когда я делала массаж стоп, но иногда, когда массаж был болезненным, брат ворчал, не мог заснуть.
— Вы снова последний круг бежали с Михаилом?
— Да. И, хотя не такая уж бегунья, но через две недели я стала по вечерам бегать с ребятами. Это заражает, когда смотришь на бесконечно сильных людей, которые бегут, чтобы ни происходило с ними. Это вдохновляет, и я стала ежедневно набегать свои 4 мили, или около шести километров.
— Анна, когда Михаил закончил бег, он заказал вам что-нибудь из еды не «забеговое»?
— Да, традиционно – жареная картошка, хлеб с маслом, молоко. Как нас мама кормила в детстве. Миша просил: «Пожарь картошку, как жарила мама».
— Что вас впечатлило в Нью-Йорке, кроме забега?
— Скажу честно. После финиша Миша сказал: «Проси, что хочешь». – Я попросилась в театр. И мы поехали на Бродвей, на спектакль «Призрак оперы». И это, конечно, самое яркое впечатление. Американцы умеют делать шоу. Я очень люблю театр. И это шоу стало для меня настоящим потрясением. Но есть и другое. Так замечательно я еще никогда не проводила лето, свой отпуск (Анна преподает английский язык в лицее). Кроме самого забега, общения с прекрасными людьми, интересной работы, я по-новому обрела брата. Мы никогда там много и тесно не общались. Я поняла, что мы очень похожи, легко находим общий язык. И это замечательно.

События в Украине на первых полосах американских газет

— Михаил, полтора месяца в Америке вы провели на дистанции. Вы успели заметить, знают ли американцы о ситуации в Украине?
— Конечно. События в Украине на первых полосах американских газет. Когда люди узнавали, что я из Украины, они проявляли сочувствие, поддержку, говорили: «Мы знаем, что ваша страна переживает нелегкие времена».
Анна. – Я не бегала, и ко мне часто подходили американцы, расспрашивали, где наш город, наш дом. Они следили за выпусками новостей, давали мне ссылки на сайты, где была размещена обширная информация. Это было искренне, с сочувствием и пониманием, как тяжело Украине.
— Михаил, отношение американцев к Украине и украинцам отличается от того, каким оно было в первый раз, четыре года назад. Вас, украинцев, было трое?
— Да, кроме меня бежали Юрий Тростенюк из Винницы и Олег Лебедев из Киева. Раньше о нас не особенно и знали, Слышали, что есть Украина, которая раньше была частью России. На этом забеге мы были не только участниками ультрамарафона, мы хотели, чтобы об Украине узнали как можно больше. Что у нас есть способные атлеты, что мы интересны не только нынешней тяжелой ситуацией в стране. Америка – страна многонациональная, люди там искренне интересуются тем, что происходит в остальном мире. И там как-то по-особому понимаешь, что на самом деле наша планета – не очень большая. Команда забега тоже многонациональна. Рядом с нами бежали спортсмены из России. Нормальные ребята. У нас не было никаких проблем в общении. Вообще никаких. О политике мы не говорили. Мы искали моменты, которые нас объединяют. Мы бежим одну дистанцию, у нас нет никакой причины испытывать враждебность друг к другу. Мы понимаем, что эта война не нужна ни украинскому, ни российскому народу. И все очень ждем, когда это закончится. Мы в это верим, за это молимся и за это бежим свой ультрамарафон.


Комментарии читателей