Индустриалка - новости Запорожья

Главные, Запорожье
Боевой запорожский командир орден «За мужество» до сих пор не получил
Поделиться

Это уже похоже на форменное издевательство — командир специальной роты милиции Главного управления МВД Украины в Запорожской области Александр Панченко, который со своими бойцами начиная с 6 июня больше месяца находился в самом пекле войны на Донбассе, под огнем боевиков (на горе Карачун и на блокпосту №5 между Славянском и Краматорском), орден «За мужество» 3-й степени, которым Президент Украины наградил его еще в середине июля, так до сих пор не получил.

Боевой запорожский командир орден «За мужество» до сих пор не получил

Когда ребята вернулись домой, руководство главка, как сообщала «Индустриалка», устроило чествование настоящих патриотов, которые достойно несли службу в «горячей точке». Генерал-майор милиции Виктор Ольховский не скрывал своей радости от того, что все вернулись домой живыми (двое получили ранения, но смогли присутствовать на торжестве). Все получили денежные премии, а командиру Александру Панченко первый заместитель губернатора Григорий Самардак вручил медаль «За розвиток Запорізького краю”. А спустя несколько дней пришло известие, что отважный командир за мужество и героизм, проявленные при защите суверенитета страны, отмечен и государственной наградой — 15 июля Президент Украины удостоил Александра Владимировича ордена “За мужество” 3-й степени.
Боевой запорожский командир орден «За мужество» до сих пор не получил

Аналогичным орденом чуть позже был отмечен и второй боец спецроты — Александр Бондаренко, который вместе с командиром уничтожил несколько единиц техники боевиков и два десятка террористов. Два Александра служили в спецподразделении запорожского УБОП «Сокол», а когда командир «Сокола» Панченко был назначен командиром специальной роты милиции, сформированной на базе «Беркута», Бондаренко перешел к нему в подразделение. Ну, а настоящее боевое крещение ребята под Славянском проходили вместе.
Интересно, что свой орден Александр Бондаренко уже получил — накануне Дня независимости государственную награду ему вручил губернатор Валерий Баранов. А вот с орденом Александра Панченко происходят малопонятные нормальному человеку вещи.
Сначала награду привезли из Киева в зону АТО — высокопоставленные государственные мужи, очевидно, планировали во время своего визита на Донбасс наградить отважного запорожского командира, который, замечу, на тот момент уже вернулся со своими бойцами домой. Награда, в конце концов, оказалась у командира сводного отряда запорожских правоохранителей — заместителя начальника горуправления милиции полковника Андрея Долинного.
Руководство главка, обеспокоенное тем, что Александру Панченко заслуженную в боях награду никак не вручат, попросило Андрея Владимировича переправить орден в Запорожье, что он и сделал, воспользовавшись визитом журналистов из «МИГа». Коллеги с гордостью написали в своем репортаже, что они доставили в Запорожье награду для героя.

Боевой запорожский командир орден «За мужество» до сих пор не получил

И как же был удивлен Андрей Долинный, когда узнал, что начальник управления кадрового обеспечения главка Виктор Нестеренко, который 7 августа прибыл в Краматорск вместе с новым отрядом запорожских стражей правопорядка и творческими коллективами, привез и Сашин орден.
Как рассказал «Индустриалке» начальник ГУ МВД Украины в Запорожской области Виктор Ольховский, они уже продумывали варианты вручения награды Александру Панченко, как из Министерства поступила команда отправить орден в зону АТО — мол, там будет происходить церемония вручения. Вроде все логично — с учетом того, что Александр Панченко со своими бойцами сейчас находится в Краматорске, где их главная задача — охрана общественного порядка, да и День независимости припадал как раз на их месячную командировку.
— Ну как, Саш, тебе уже вручили многострадальный орден? — поинтересовалась «Индустриалка» 1 сентября у командира спецроты.
— Нет, не вручили, — был лаконичный ответ.
— Да ты что?! А как вы там, в Краматорске, опасная служба?
— Нет, здесь мирные люди, мирный город.

Боевой запорожский командир орден «За мужество» до сих пор не получил

…Повторюсь, иначе как издевательством над боевым командиром, который действительно проявил героизм в зоне АТО и который, на мой взгляд, достоин не только ордена (причем дали третьей степени, на первую или хотя бы вторую пожмотились!), но и звания Герой Украины — хотя бы за то, что смог уберечь всех своих бойцов от гибели (Виктор Ольховский так прямо и говорил журналистам: «За то, что все ребята вернулись живыми, спасибо Богу и командиру»), уж не говоря о том, что сам Александр проявил в боях отвагу и мужество, всю эту абсурдную ситуацию и не назовешь.
…О том, что им пришлось пережить за тот месяц, командир спецроты рассказывал «Индустриалке» без особых эмоций. Хотя они реально все это время были в боевых условиях — постоянные обстрелы, попытки захвата блокпоста, на их глазах террористы подбили вертолет, в котором погибли 9 человек. Самым тяжелым для запорожцев, по словам Саши, оказался бой в ночь с 4 на 5 июля, когда целая колонна боевиков прорывалась из Славянска, а самым поучительным — первый бой.
— 6 июня мы прибыли в Изюм, — вспоминал Александр Панченко. — Вооружены и экипированы полностью для проведения контртеррористической операции. Переночевали в Изюме. В 6 утра была поставлена задача вылететь на вертолетах на пункт дислокации — гора Карачун, шесть человек там моих должны высадиться. Остальные должны были высадиться на пятом блокпосте, который называли в то время «пеклом». Ивано-франковские хлопцы (мы их называли там «бендеры», они нас «кацапы»)говорили — там пекло, вы летите в пекло.
Прилетели мы в это «пекло», там находились десантники 25 бригады и Национальная гвардия. Но нацгвардию спрятали за холм, чтобы ее меньше видели, чтобы не провоцировали население Донбасса. Те жители Донбасса, которых мы задерживали, говорили: «Нам рассказывали, что вы приехали нас убивать, головы резать». Мы им сказали, что мы из Запорожья, мы нормальные.
С минометов обстреливали каждый день
8 июня в 8.20 приехали два танка, пехота и нас начали уничтожать — расстреливать из подствольных гранатометов, из автоматов. Это был наш первый бой. Мы его приняли. У десантников были гранатометы. Десантники хлопцы хорошие, но они молодые, 1993-1994 годов. Они воевали с мужеством, героизмом, но приходилось их немножко подгонять.
В конечном итоге взорвали один танк ИМР. Стрелков потом писал, что потери их боевого отряда — один ИМР подбит, какого-то Петровича сожгли мы, пять человек убили, одного взяли в плен. Это был первый день. Первый бой был для нас как поучительный, мы поняли, что нам нужно делать.
После этого нас каждый день обстреливали с минометов. Пресловутая «НОНА», которая каждый день стреляла в нашу сторону, мочила со всех сторон нас. Вот такие у нас были будни. До последнего дня.
Мы находились в полном окружении. Каждый день нас атаковали то слева, то справа, то с фланга. Поставка боеприпасов, питания и воды осуществлялась первично вертолетами, но после того, как подбили вертолет и погибло 9 человек, вертолетами запретили летать.
После этого нам с самолетов выбрасывали платформы, на которых находились продукты питания, боеприпасы и вода. Воды было очень мало. Сначала было полтора литра на человека в день, потом – кружка воды. Умываться нельзя. Зубы чистить нельзя, все ходили с влажными салфетками.
Самый страшный бой — последний
Буквально за три дня до нашего отъезда пришла команда, что они будут прорываться: «Между собой у них произошел конфликт и банды начали распадаться. Ждите гостей». 4 июля сообщили, что по городу движется колонна бронетехники. Потом увидели в ночные приборы, что рядом возле нас – 700 метров где-то – стоит какая-то бронетехника.
Артиллерия начала туда стрелять с Карачуна, подбила один танк и в это время в нашу сторону начали ехать автомобили. Первые были два легковых. Из первого автомобиля – это была «десятка» ГАИ (на ней было написано ДПС, без мигалок) – открыли пулеметный огонь по нам, после чего машину мы уничтожили.
Из нее задержали двух девчонок. Одна – представитель батальона «Рысь» специального назначения стрелковой армии, она являлась снайпером. Вторая была ваш брат — корреспондент «РЕН-ТВ». Мы их привезли, отдали сразу в окоп, чтобы они остались живы. Никакого сопротивления они не оказывали.
…Через минут 20 пошли танки. Первый танк подбили с Бондаренко вдвоем на подходе к нам. Это был танк Т-72. Экипаж выпрыгнул, начал вести автоматический огонь.
После этого выдвинулось еще одно БМП. БМП не могло пройти там, где танк, пошло немного правее, но мы там заранее приготовили им противотанковые мины. Взорвалось это БМП. С машины спрыгнула пехота, начала вести огонь по нам. Потом прорывается еще одно БМП, проходит между нами, мы расстреливаем пехоту и в конечном итоге я стреляю из РПГ, подбиваем и это БМП. Четвертое БМП пролетает мимо нас. Мы с Бондаренко опять расстреливаем, нам помогают десантники, помогают мои — у каждого была своя позиция, с которой они открывают огонь.
Мы еще оператора-наводчицу задержали из горящего БМД, так она рассказала, что Стрелков ехал сзади на белом джипе и два танка рядом. Но когда увидели, что мы разбиваем колонну, они развернулись, один танк упал в кювет, а второй вместе с ним через поле пшеничное ушли от нас где-то в километрах пяти.
…В конечном итоге нами уничтожено – один танк, две БПМ-2, одна БМД-2 и один легковой автомобиль. Больше 20 человек пехоты убитых. Раненых я не знаю сколько, потому что эта была ночь, где они потом делись, я не знаю. Бой длился с одиннадцати двадцати до двух сорока. Вот и все».


Комментарии читателей