Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Лидия Ковалева: "Обязательно возьмем в семью деток, чьи близкие погибли во время боевых действий"
Поделиться

Чтобы эвакуированные из горячих точек воспитанники детских домов семейного типа забыли об ужасах войны, жители Запорожья каждый день устраивают для детишек праздник

Лидия Ковалева: Детский дом семейного типа, созданный супругами Ковалевыми, был одним из первых и самых крупных в Украине. Начатое родителями продолжила родная дочь Ковалевых: 33-летняя Наталья тоже стала приемной мамой. В этом году семейному детскому дому Ковалевых исполнилось 20 лет. За это время семья вырастила и дала путевку в жизнь двадцати двум сиротам! А в данный момент воспитывает еще двадцать ребятишек.

Фонд «Развитие Украины» Рината Ахметова, который уже много лет опекает этот детский дом семейного типа, успел эвакуировать многочисленное семейство из Донецка за несколько дней до того, как в город вошли террористы.

«В интернате дала обещание: «Обогрею столько сирот, сколько смогу»

— Я выросла в интернате, а там жизнь не сахар, — говорит 63-летняя Лидия Ковалева. — Будучи ребенком, дала себе слово: «Ни за что не брошу своих детей. И обогрею столько сирот, сколько смогу». После интерната вышла замуж, родила троих детей. Вместе с другими матерями создала фонд многодетных семей при Донецком исполкоме. Однажды мы с девчатами приехали в больницу, куда только привезли осиротевших детишек. Три девочки: полуторагодовалая Наташа, шестилетняя Люба и девятилетняя Надя. Худенькие, перепуганные, глазенки несчастные… Глядя на них, вспомнила свое сиротское детство, и так душа заболела!

*Семейный детский дом Ковалевых, которому в этом году исполнилось 20 лет, является гордостью Донецка. Эту семью часто ставят в пример

Вечером собрала семью (старшему сыну тогда было 16 лет, младшему — восемь, а дочери Наташе — 13 лет) и рассказала о трех сестричках. Дочка оживилась: «Давай возьмем одну девочку! А то у меня два брата, а сестрички нет». На следующий день мы всей семьей приехали в больницу, привезли детям подарки. Зашли в палату, стоим у порога. Первой нам навстречу робко шагнула Люба. И вдруг самая маленькая, Наташа, как прыгнет мне на руки! Обняла за шею, сжала ручонками и говорит: «Мама!» Моя Наташа сразу в слезы: «Мама, давай ее заберем!»

Сначала решили, что усыновим только младшую из сестричек. Но сердце щемило: а как же старшие? Однажды вечером муж сказал: «Негоже семью разделять. Не по-людски это. Берем всех!» На помощь государства не рассчитывали. У нас была четырехкомнатная квартира, муж работал шахтером, я тоже неплохо зарабатывала. В общем, денег хватало.

А тут как раз в Украине начали создавать детские дома семейного типа. Мне позвонили сотрудники службы по делам детей: «Почему бы нам не стать первым таким домом в Донецке? Опыт есть. Мы вас часто в пример ставим. Может, рискнете?» Мы с мужем подумали: дело хорошее — возьмемся. И пошли один за другим новые детки: Алинка, Вовочка, Оля, Саша, Даша… Набрали 22 ребенка. Ребята уже выросли, стали учителями, экономистами, юристами… Создали свои семьи. Сейчас у меня 12 внуков: шесть девочек и шесть мальчиков.

— Звучит как сказка. Неужели так легко и просто все давалось?

— Чего скрывать? Тяжело было. Дети разные, у каждого свой характер, трагическое прошлое… Самым сложным было донести до сердца ребенка, что я, мама, всегда буду рядом и, что бы ни случилось, не брошу. Когда дети начинали в это верить, все менялось.

Помните, я рассказывала о трех усыновленных сестричках? Среднюю, Любочку, нам не хотели давать. У нее неожиданно отнялись ноги, и врачи настаивали, чтобы девочку поместили в спецучреждение. Но мы с мужем таки отвоевали Любочку. После ссоры с медперсоналом супруг сам вынес ее из больницы на руках. Мы ездили с ней по врачам, возили к массажистам, старший сын на спине носил Любу на прогулки…

Наконец нашли хорошего невропатолога. Он и подсказал, что ножки отказали на почве нервного потрясения. Я прижала Любу к себе, поцеловала: «Доця, скажи маме правду. Что случилось?» Она в слезы: «Там, в больнице, я думала, что вы заберете только Наташу и Надю. А меня не возьмете…» Через несколько месяцев после этого разговора Люба встала на ноги. Сейчас работает поваром, растит семилетнюю дочурку.

Мы с мужем постановили: в нашей семье нет приемных детей — все родные. Старались, чтобы малыши развивались творчески. Водили их на кружки, мальчики занимались спортом, девочки — пением и танцами. Создали семейный вокальный ансамбль. Одна из стен нашей гостиной до потолка увешана медалями: дети побеждали и в бальных танцах, и в соревнованиях по дзюдо, много раз привозили кубки с вокальных конкурсов.

Некоторые детки попали в нашу семью «внепланово». Как-то мы с мужем приехали в больницу забирать очередного ребенка. Из соседней палаты выглянул двухлетний Артем. Увидел моего супруга и стал ходить за ним хвостиком. Когда мы собрались уезжать, Артем умостился к мужу на колени, схватился ручонками за руль и четко так произнес: «Мой папа и моя машина». Медперсонал пытался забрать малыша, а он ни в какую: крепко за «папу» держится и кричит. Тогда муж подхватил малыша на руки, мы вместе пошли к главврачу, написали заявление и забрали Артема. Всю дорогу до дома он просидел у папы на коленях.

— Трое родных и двадцать два приемных ребенка. Наверное, трудно было справляться с такой ватагой.

— Помогло то, что я сразу приучила девочек к женской работе, — продолжает Лидия Ковалева. — Они помогали мне купать и пеленать малышей, готовить еду, убирать в квартире… С гордостью могу сказать, что все мои дочери отличные хозяйки. Недавно в гости приезжала Света с новорожденной дочуркой. Обняла меня и говорит: «Мамочка, если бы не ты, у меня не было ни любимого мужа, ни нашей малютки». Светина мама умерла от алкоголизма. Мы с мужем успели забрать девочку за день до того, как ее собирались увезти в интернат.

— В 2007 году «ФАКТЫ» писали, что городской голова Донецка подарил вашей семье двухэтажный коттедж площадью более пятисот квадратных метров с тренажерным залом, игровыми комнатами, с 12-ю санузлами, где есть даже джакузи.

— Это не дом — мечта! Вы не представляете, как мы радовались! До этого вся семья, 23 человека, обитали в четырехкомнатной квартире. Повсюду стояли двухэтажные кровати, а мы с мужем и малышами спали на полу. Ой, это отдельная история! Дети постоянно ссорились, кто будет спать с мамой и папой. Пытались устраивать дежурство — не получалось. В результате спали так: у меня и у мужа под бочком по двое малышей, еще один устраивался у нас в головах, второй — в ногах, а третий забирался ко мне на живот. Лежат, слушают сказки и просят: «Мама, поцелуй меня!»

— Последовав вашему примеру, Наталья тоже создала детский дом семейного типа.

— Сначала она была вторым воспитателем в нашей большой семье. Дело в том, что по закону в детском доме семейного типа оба родителя должны быть воспитателями. Поэтому мужу пришлось уволиться с работы. Когда Наташа окончила вуз, муж сказал: «Так, девочки, теперь занимайтесь семьей сами. А я — мужчина, должен зарабатывать деньги» — и вернулся в шахту. Так Наташа стала моей первой помощницей.

А потом в моей жизни произошла трагедия. Едва исполнилось 60 лет, мне сообщили, что больше не могу быть родителем-воспитателем и должна уйти на пенсию. Я болезненно переживала «увольнение», полгода тяжело болела. Однажды пришла в службу по делам детей и разрыдалась: «За что меня так наказали? Я не могу без детей. Не могу!» «Мы вас понимаем, — сказали чиновники. — Но закон одинаков для всех».

Тем временем Наташа с мужем создали свой детский дом семейного типа. Взяли десять ребятишек. Я ожила, бросилась помогать дочке. А потом мне подсказали: закон не запрещает людям пенсионного возраста быть опекунами. И я взяла под опеку десятерых деток, чьи родители умерли или погибли в автокатастрофе. Отдаю им всю любовь, силы, жизнь… Самому старшему, Артуру, 17 лет, а самой младшей, Анюте, три годика. Шесть месяцев назад, находясь в доме малютки, она не умела разговаривать. А теперь такая щебетуха! От меня ни на шаг. Сядет рядышком, гладит по волосам и говорит: «Мама, ты такая красивая!»

«Если в автобус заходили мужчины в камуфляже и с оружием, малыши кричали и прятались под сиденья»

— Лидия Ковалева — живая легенда среди украинских усыновителей, — говорит руководитель программы «Сиротству — нет» благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» Дарья Касьянова. — Несколько лет назад, когда мы только начинали опекать приемные семьи, Лидия Анатольевна охотно делилась своим опытом. Мы, в свою очередь, поддерживали творческое развитие ее воспитанников. У Ковалевых удивительные дети! Поют, танцуют, занимаются спортом…

Когда стало ясно, что ситуация на Донбассе накаляется, Ринат Ахметов поставил фонду задачу организовать экстренную эвакуацию приемных семей и детских домов семейного типа. Чтобы не сеять панику, предложили приемным родителям уехать с детками на оздоровление. Первыми вывезли семьи из Славянска, Дружковки, Краматорска, Луганской области… Обзвонили все до единой приемные семьи, проживающие в зоне военных действий.

Часть семей разместили в санаториях Бердянска. Многие попросили отвезти их к родственникам в другие регионы Украины. Переезды часто сопровождались курьезами. Приемные родители из сельской местности обычно держат большие огороды, частное хозяйство. Люди неохотно покидали родные дома. Однако больше всего переживали за поспевающие помидоры, кабачки и домашнюю скотину. Однажды нам пришлось эвакуировать семью… вместе с утятами. Недавно взятые из интерната детишки наотрез отказались расставаться со своими любимцами.

Для трех детских домов семейного типа — Ковалевых, Зарецких и Трашковых из Донецка — металлургический комбинат «Запорожсталь» предоставил свою базу отдыха на острове Хортица. Место замечательное, и пляж рядом. Сотрудники комбината с огромной теплотой отнеслись к переселенцам. Привозят детишкам сладости, мороженое, вареную кукурузу…

— Когда вам всей семьей предложили выехать из города, испугались?

— Мы сразу и не поняли, что нас эвакуируют, — говорит Лидия Ковалева. — Позвонили сотрудники фонда: «Отправляем вас на отдых. Но времени на сборы мало — всего час». Мы с дочкой успели набить сумки самым необходимым, а тут и автобус подъехал. По дороге нас постоянно останавливали на блокпостах. Когда в автобус заходили мужчины в камуфляже и с автоматами в руках, малыши кричали и прятались под сиденья…

В Запорожье нас встретили как самых дорогих гостей. Какие здесь люди! Я как мать низко кланяюсь жителям Запорожья, которые помогают нашим семьям. Приносят соки, молоко, печенье, конфеты… Узнав, что у нас нет теплых вещей, обеспечили свитерами и курточками. Привезли даже детские коляски. На базе сейчас находится 68 сирот и 17 нас, взрослых. Живем, как одна дружная семья. Все — и одежду, и сладости — делим поровну.

Добрые люди каждый день устраивают для ребятишек праздник: привозят аниматоров, музыкантов из местной филармонии, детский театр… Возят нас в музеи, в цирк, катают на лошадях и на качелях, постоянно устраивают пикники: варили уже и плов, и шурпу. Приезжали эмчаэсники. Пожарные развели костры и стали учить детей, как правильно тушить огонь. Потом устроили соревнования между командами взрослых, пожарных и детей. Конечно, быстрее всех «пожар» затушили малыши. И получили за это приз — настоящий огнетушитель. У ребят было столько счастья!

В Запорожье Наталья родила второго сынишку. Когда мы выезжали из Донецка, дочка была на последних сроках. Я очень за нее переживала. Но все прошло благополучно: врачи здесь прекрасные, внучок родился крепеньким. На днях Ростиславу исполнился месяц. Мы в шутку называем его «казаком-запорожцем».

— Сегодня в Запорожской области зарегистрировано более пяти тысяч временных переселенцев из юго-восточных регионов Украины, — рассказал «ФАКТАМ» губернатор Запорожской области Валерий Баранов. — Людей расселили на нескольких базах отдыха, за что я благодарен руководству Бердянска, Акимовского района, Кирилловки, предприятиям Запорожской области. Для нас очень важно, что все расходы, связанные с размещением и пребыванием беженцев на острове Хортица (обеспечение жильем, питанием, медикаментами, транспортом и многим другим) фонд Рината Ахметова «Развитие Украины» полностью взял на себя.

— Эвакуированные семьи часто звонят и засыпают словами благодарности фонд, — продолжает Дарья Касьянова. — Однако мы понимаем, как им хочется поскорее вернуться домой. Дети волнуются: «А как же школа, друзья?» Родители переживают за дома: не разрушены ли? Тем временем мы ломаем голову: что делать, когда закончится лето? Ситуация на востоке остается напряженной. Через месяц-второй начнет холодать, а санатории и дома отдыха не пригодны для проживания в зимний период. Уже подыскиваем места для приемных семей в больницах, детских садах, школах…

Напомним, что на сегодняшний день с помощью благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» из зоны военных действий вывезено 5200 человек, из них — более трех тысяч детей.

— Жители Запорожья делают все возможное, чтобы все беженцы забыли об ужасах войны, но сердце рвется от боли, — признается Лидия Ковалева. — Мы с Наташей решили: обязательно возьмем в семью деток, чьи близкие погибли во время боевых действий, и окружим материнской заботой и лаской.


Комментарии читателей