iz.com.ua

Главные, Запорожье
Боец запорожского "Гепарда": «В зоне АТО мы учимся на собственных ошибках, теряя товарищей»
Поделиться

На сегодня большая часть личного состава воинской части 3029, более известной под названием «Гепард», выполняет поставленные задачи в зоне проведения антитеррористической операции. И, к сожалению, несет боевые потери — прикрывая ребят, в сражении под Мариновкой Донецкой области 16 июля погиб лейтенант Богдан Завада, а от тяжелого ранения, полученного в том же бою, на следующее утро скончался майор Иван Якушин.
Часть сотрудников «Гепарда» (цифры с учетом нынешней ситуации здесь озвучивать не принято) 6 июля вернулась в Запорожье на отдых после более чем месячного пребывания в зоне АТО. Целыми и невредимыми.

Боец запорожского

Сергею и Михаилу посчастливилось вернуться из ада живыми. Приехали, как говорится, на побывку, но в любой момент может прозвучать команда и они снова отправятся на Донбасс. Поэтому по просьбе командования части (с 26 июля это подразделение будет называться 9-м оперативным полком Национальной гвардии Украины) фамилии ребят и их звания журналистам они не назвали, да и перед телекамерами бойцы по вполне понятной причине предстали в балаклавах.
22-летний Сергей о службе в «горячей точке» рассказывал очень лаконично и, как мне показалось, неохотно.
— Боевые задачи выполнял в составе экипажа БТР-4, который выпущен в Харькове, — говорит Сергей. — Что больше всего запомнилось? Много эмоций, больше отрицательных — теряли друзей, одногруппников.
Участвовали в боях, в штурмах, зачистках, выстраивали засады, несли службу на блокпостах. Ямполь, Николаевка, Красный Лиман…
— Сергей, а как к вам относилось местное население?
— Большинство хорошо принимало, со слезами на глазах. Те, кто приехал раньше нас, рассказывали, что сразу настрой был отрицательный, но потом местные жители переосмыслили ситуацию.
— Вам приходилось близко видеть террористов?
— Да, приходилось.
— И уничтожать их приходилось?
— Я выполнял свои обязанности.

Боец запорожского

Боец запорожского

Его товарищ, который тоже 6 июля вернулся из зоны боевых действий — чуть постарше и поопытней: 26-летний Михаил успел послужить срочником, контрактником, закончить военную академию и попасть в «Гепард» по распределению. В зоне АТО был командиром экипажа БТР-4, эти машины поступили на передовую для частей Нацгвардии в начале мая. Экипажей для произведенной в Харькове современной бронетехники не так много, поэтому, по словам Михаила, нет возможности часто менять. Экипажи постоянно выполняют боевые задачи — на блокпостах, при штурмах.
— Михаил, можете вспомнить наиболее опасный момент службы в «горячей точке»?
— Да, когда на нас двигались два танка. Нас шло пять БТРов. Два успели преодолеть возвышенность, три — нет. Возможно, они ждали, чтобы всех сразу атаковать. Благодаря работе моего наводчика, мы их вычислили и вовремя ушли с этого места. Танки подбили.
— Вы допускаете, что информацию о передвижении колонн украинских военных повстанцам «сливали»?
— Смотрите: у них работает разведка, наблюдатели стоят везде. Они такие же подготовленные, или, я бы сказал, что тактически они подготовлены лучше нас. У нас нет практики ведения боевых действий, что плохо — мы учимся на собственных ошибках, теряя товарищей. А для наемников — это их работа, они этим зарабатывают.
— Интересно, ваши родные были в курсе, где вы находились?
— Да, все знали — жена, родители. После всех событий, которые раньше были («Гепард» находился в Киеве во время противостояния), я пообещал говорить родителям правду — лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Некоторые товарищи не говорили никому, где они находятся.
— Михаил, сегодня в вашу часть пришли участники всеукраинского сбора джур. Расскажете детям правду о событиях на Донбассе?
— Не горю желанием. О том, что мы видели там, им лучше не знать. Самое главное — чтобы у них не было такого опыта, который приобрели мы. О пережитом и увиденном я могу говорить только с друзьями, которые служили со мной.