Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Тариэл Васадзе: Производство на ЗАЗе может остановиться уже в сентябре
Поделиться

Владельца корпорации УкрАВТО Тариэла Васадзе часто называют главным автолоббистом Украины. Ему принадлежит Запорожский автозавод, Ильичевский завод автомобильных агрегатов и польский Fabryka Samochodów Osobowych S.A. Кроме этого, УкрАВТО — дистрибьютор 13 мировых автомобильных брендов и владелец крупнейшей в Украине сети дилерских центров.

Тариэл Васадзе: Производство на ЗАЗе может остановиться уже в сентябре

В прошлом году продукция ЗАЗа заняла 9% отечественного авторынка. ЗАЗ Sens стала самой продаваемой машиной в Украине. Несмотря на такие успехи, Васадзе убежден, что сейчас заниматься сборкой автомобилей в Украине невыгодно — лучше продавать импорт.

Васадзе — ярый сторонник государственного протекционизма. Он ратует за высокие таможенные барьеры и стабильные правила игры для бизнеса. По мнению автомагната, большинство неудач отечественного автопрома вызваны недостаточной поддержкой автоотрасли государством.
В интервью ЛІГАБізнесІнформ Тариэл Васадзе рассказал о совместном бизнесе с Петром Порошенко, почему Chevrolеt и Opel передумали производить машины в Украине и чему нужно учиться у России.

— Как ситуация в стране влияет на деятельность компаний, входящих в состав корпорации?

— Мы потеряли Крым, на востоке страны идут боевые действия. Там почти никакие компании не работают. Как следствие, в мае рынок упал в пять раз — это худший результат за многие годы. Автомобили — это индикатор экономического состояния страны. Сейчас, когда у нас неуправляемая девальвация, останавливаются предприятия, сокращаются рабочие места, люди думают не о том, как купить машину, а о выживании.

— У УкрАВТО есть дилеры в Крыму? Вы там работаете по украинскому, или уже российскому законодательству?

— УкрАВТО в Крыму не имеет производства — там находятся дилерские центры. Они сейчас проводят только гарантийную поддержку, предоставляют услуги по ремонту, реализуют запчасти. Продажи автомобилей полностью остановлены. Автомобили, которые поставляются из Украины, в Крыму не регистрируют. Поставлять автомобили с РФ официальные импортеры также не могут, поскольку Крым — непризнанная территория. Думаю, сейчас там будет активно развиваться серый рынок. Когда станет понятно правовое поле для ведения бизнеса, надеюсь, компания возобновит работу.

— А на востоке Украины?

— На востоке у корпорации много предприятий, и сейчас их жизнедеятельность полностью остановлена. В условиях боевых действий вообще не идет речь о продажах и проведении гарантийного обслуживания. Компания думает, как сохранить здания, имущество.

— Вы успели вывезти автомобили? Говорят, машины просто угоняют из салонов…

— Часть вывезли, а часть у нас забрали боевики.

— У вас там есть сотрудники, которые охраняют здания?

— Есть охрана, но если придут 50 вооруженных людей, что она без оружия сделает?

— Сколько денег вы теряете из-за военных действий? Где находите замену поставщикам с восточной Украины?

— ЗАЗ комплектуют до 900 украинских предприятий. 30-40% комплектующих поступало с востока. Сейчас огромные перебои. Предвидя сложную ситуацию, мы создали определенный запас комплектующих, но он уже на исходе. Ищем замену у китайских и других поставщиков, но это влияет на cебестоимость производства.

— Насколько еще хватит деталей? Вы рассматриваете возможность остановки производства?

— Конечно. Это касается всех моделей. Если ничего не изменится, последнее производство может закончиться в сентябре.

— Многие компании оказывают помощь украинской армии в Донбассе. Правительство обращалось в ваши компании? Не планируете поучаствовать в военном заказе?

— Корпорация оказывает посильную помощь, но не участвует в госзаказе, поскольку военную технику ЗАЗ не выпускает. Чтобы перепрофилироваться, нужны средства и время. За месяц или год это не сделать. В Украине есть мощности, выпускающие технику для военных нужд. Но, к сожалению, власти никогда не проводили политику, которая бы способствовала техническому развитию заводов, обеспечивающих безопасность страны. Все деньги шли на закупку импорта. В результате имеем полностью разрушенный промышленный комплекс, в том числе и военный.

О налогах и преференциях

— Одним из первых решений правительства Арсения Яценюка стала отмена утилизационного сбора, за который долго боролись автопроизводители, а также снижение спецпошлины на иномарки. Одновременно Кабмин увеличил акциз на новые автомобили. Как эти решения повлияли на расстановку сил на рынке?

— Создается впечатление, что промышленность никому не нужна. С 2008 года, когда Украина вступила в ВТО, у нас стабильно нарушен торговый баланс — в структуре общих продаж автомобилей 90% приходится на импорт. Автомобили занимают второе место по оттоку валюты из страны. Не успело прийти новое руководство Минэкономики, открывают границы, снижают пошлины. Фракции Удар и Свобода в парламенте, а также правительство, были активными сторонниками отмены утилизационного сбора. Это предвыборный популизм, дескать, уберем сбор, и автомобили подешевеют. В реальности сбор убрали, но добавили акциз, который платят все — и импортеры, и производители. Для людей автомобили стали дороже, а такое решение помогло только внешнему производителю. Так создали «равные» условия, которые требует Европа.
Более того, создали преференции российским автомобилям на нашем рынке. Этот сбор в первую очередь был ответом России, которая ввела его у себя. Сейчас, после его отмены, в рамках зоны свободной торговли между странами СНГ российские автомобили могут в Украину поставляться без каких бы то ни было ограничений. При этом украинские производители должны платить высокий утилизационный сбор, поставляя машины на российский рынок, вследствие чего он теперь для нас закрыт. Если так будет продолжаться, автомобили из РФ через три-четыре года завоюют наш рынок.

— Но ведь вы согласны, что это была больше заградительная мера для импорта, а не действительно налог, который позволяет улучшить экологию?

— Тут все в комплексе. Импорт платил этот налог, а производители создавали базу для приема, сортировки, переработки отходов. Это немалые деньги. Кроме того, все поступления от сбора шли в бюджет, а уже правительство распределяло, сколько из них пойдет на социальные нужды, а сколько на экологию. Я уже не говорю, что из 10 млн автомобилей в стране 80% старше 10 лет — они создают экологическую угрозу. Кроме того, это была адекватная мера против введения Россией налогов на наши автомобили.

— Но ведь закон показал полную несостоятельность. Сколько автомобилей люди сдали на утилизацию за период его действия?

— Закон не успел заработать. Его приняли, также нужно было время для разработки сопровождающих нормативных актов. Украинские производители получили необходимую сертификацию и лицензии. Оставалось сделать, как в РФ: выделить из поступивших налогов деньги на выплату премий гражданам за сдачу автомобиля в утиль. У нас же налог собрали, но деньги на это не направили.

— История независимой Украины показывает, что вряд ли автопроизводителям стоит ждать помощи от государства. Не думаете, что более правильной была бы стратегия, если бы ЗАЗ старался на равных конкурировать с мировыми компаниями, договорившись с ними о совместном производстве? Почему помимо китайцев западные компании не хотят строить заводы в Украине?

— В существующий инвестиционно-законодательный климат инвесторы не хотят идти. Компании инвестируют тогда, когда могут получить большую прибыль от производства, чем от импорта готовых автомобилей. Если Украина сегодня открывает торговую границу, зачем инвестировать в новое производство, когда спокойно можно ввезти готовые машины из Европы? Нет экономической целесообразности. Помимо этого инвестору нужны гарантии стабильности в стране в обозримой перспективе. А у нас каждая власть ведет новую экономическую политику. Нет преемственности.

— В прошлом году много говорилось о приходе на ЗАЗ инвесторов. Были достигнуты предварительные договоренности о совместном производстве с Chevrolеt, Opel и т.д. Что происходит сейчас? Модели каких брендов собираете?

— Договоренности были и у нас, и у Еврокара, и у Богдана. Сейчас, кроме ЗАЗовских моделей, уже ничего не производится.

— Получается замкнутый круг: господдержки нет, рынок маленький, у населения денег нет, Россия закрывает границы, в Европе технические барьеры для наших автомобилей. С другой стороны, для европейских машин пошлины снижают. Возможно, стоит прислушаться к совету Дмитрия Святаша, который предлагает отказаться от поддержки автомобилестроения и сконцентрироваться на развитии более перспективных отраслей — авиапрома или сельского хозяйства?

— Закроется граница с Россией — и тех нескольких самолетов, которые Антонов выпустил в прошлом году, не будет. Если не будет промышленности, чем занять 45 млн человек населения Украины? Перед нами пример России. Там системно проводят жесткую промполитику. Подняли пошлину до 35% и гарантировали инвесторам свою поддержку. Они как бы сказали миру: хотите наш рынок — инвестируйте, производите здесь и продавайте. В результате за несколько лет — 22 новых завода мировых производителей.

Мы подготовили аналогичную программу для прошлого правительства. Но отдельные псевдопроизводители пролоббировали несколько правок. Получилось, что если производитель задекларирует производство трех моделей с локализацией до 20% в течение трех лет, он имеет право ввозить в страну без налогов и пошлины 12 разобранных моделей. Государство, не создающее добавочную стоимость, обречено на большие проблемы. В итоге принятая программа стала стимулом не для развития производства, а для скрытого импорта.

— Но вы же видите, что население не поддерживает такую политику. Ведь за нее приходится платить каждому из собственного кармана. Зачем вы занимаетесь производством в таких условиях? Ведь у УкрАВТО много дистрибьюторских компаний. Может, лучше сконцентрироваться на них?

— При существующих условиях в нашей стране, если говорить с позиции бизнеса, этой индустрией, конечно, не надо заниматься. УкрАВТО имеет 13 брендов в дистрибьюции. Компания будет прекрасно жить и работать, пока у людей будут деньги. Но это преступный подход. Люди должны быть заняты в производстве и получать зарплату. Если этого не будет, завтра и импорт некому будет покупать. Из опыта развитых государств, основой экономики является промышленность и ее рабочие места, т.е. занятость населения, высокая заработная плата и гарантированный источник наполнения бюджета.

— Но где гарантия, что не произойдет, как с утилизационным сбором? Я профинансировал отечественную промышленность через покупку автомобиля, закон отменили, заводы ничего не получили, а деньги разворовали. Может, мне лучше купить подержанную японскую иномарку, которая часто дешевле и не хуже по техническим характеристикам?

— Если ничего не делать — и страны не будет. В отношении выбора я вас поддерживаю: например, автомобили, произведенные в Украине, наиболее дешевые. У кого есть возможность, купит автомобиль подороже — большой выбор. Но я категорически против ввоза в Украину автохлама. Чтобы законы работали, а чиновники не воровали, должна быть система жесткого контроля, тогда человеку на должности неповадно будет этим заниматься.

— Вы говорите о выборе, но при этом за все годы независимости в Украине так и не появился по-настоящему качественный отечественный автомобиль. Национальным брендом украинского автопрома могла бы стать Таврия, но и ее сняли с производства. Получается, что на украинских заводах собирают либо устаревшие модели, либо китайские модели с шильдиком ЗАЗ. Украинцам сложно отождествлять эти продукты с Украиной…

— Сегодня ни один производитель в мире не выпускает автомобиль на 100% самостоятельно. Мы сохранили украинский бренд ЗАЗ. Модель Forza разработана совместно с китайскими и итальянскими компаниями, а выпускается в Запорожье. Что здесь плохого?

— Будете снова инициировать введение утилизационного сбора?

— Возможно. Такой закон об экологической безопасности в части сложной техники необходим и существует во всех цивилизованных странах. Но, к сожалению, в нашей стране это никому не нужно. Это же касается и увеличения пошлин, которые нужно поднимать на товары, не являющиеся предметом первой необходимости, такие как автомобиль.

О новом президенте и власти

— Вы наверняка хорошо знаете Петра Порошенко: одно время вы были с ним партнерами по российскому проекту. Уже встретились, обговорили проблемы отрасли?

— Не встречался и даже не пытался. У него сейчас есть первоочередные, очень важные и сложные задачи, которые требуют немедленного решения. Думаю, он все внимание уделяет, чтобы в Украине был мир. Сейчас о чем-то говорить или предлагать даже самые прекрасные — идеи не время.

— Вы много ссылаетесь на российский опыт поддержки автоотрасли. Владимир Путин распорядился создать российский лимузин, который смог бы заменить немецкие представительские авто. Украинские власти не обсуждали подобный проект с ЗАЗом?

— Прошлая власть этим не интересовалась. Мы могли бы это сделать, но нужна долгосрочная государственная программа промышленного развития. Тогда можно шаг за шагом и к этому идти.

— Порошенко говорит, что будет развивать отечественную промышленность, при этом на практике правительство отменяет преференции для автопрома. Вы верите, что новой власти нужно производство?

— Во-первых, все эти отмены приняты до его прихода. Убежден: если не начнется подъем в экономике, проблемы будут расти. Президент знает проблемы промышленности и бизнеса в целом. Он человек из реального сектора. Верю, что будут изменения к лучшему и эти проблемы решатся.

О чужбине и перспективах

— Что сейчас с участком в Нижегородской области, который вы покупали под строительство завода совместно с корпорацией Богдан?

— Мы хотели там производить Chevrolet. Кризис и банкротство GM, потом экономические проблемы в Украине проект приостановили. Думаем в перспективе запустить там производство, но это вопрос будущего.

— Вам не чинят там препятствий? Не пытались его забрать?

— Нет, никогда давления там мы не чувствовали. Сейчас в России работают отдельные предприятия. Пока нас не трогают.

— А что сейчас происходит с польским заводом FSO, который принадлежал УкрАВТО?

— Хотели совместно с General Motors создать производство Chevrolet Aveo. Но Евросоюз ограничил выпуск на заводе 90 000 авто. А нам надо разрешение на ежегодный выпуск 160 000 машин, если меньше — работать невыгодно. Разрешение нам так и не дали. Сейчас там непрофильный бизнес (логистика, экспедиторские услуги).

— Вы уверяете, что рынок в руинах и без господдержки компании сложно. Тем не менее, судя по статистике, у ЗАЗа дела идут очень неплохо, завод за полгода почти вдвое нарастил выпуск авто. Как удается идти вопреки рынку?

— Количество еще ни о чем не говорит. Некоторые модели ЗАЗ продает с убытком, на некоторых не зарабатывает и $100. Мы вынуждены так опускать цену из-за того, что на рынке конкурент Geely имеет «удивительную» возможность по демпингу.

— А как им это удается? Не работают же в убыток себе?

— Ну как можно иметь нереальную цену? Значит, что-то не так с налогами или другими вещами. Все операторы падают, а у них доля рынка увеличивается с 9 до 12%.

— Сегодняшняя ситуация в экономике сопоставима с кризисом 2009 года?

— Это нельзя сравнивать. Сейчас значительно сложнее ситуация. Война в стране.

— Какие потери в финансах у ЗАЗа? На какие показатели корпорация планирует выйти к концу года?

— Компания надеется не уйти в минус и иметь возможность платить по своим обязательствам.

— Какой объем рынка вы ожидаете по итогам 2014 года?

— Думаю, 130 000-150 000 максимум (в 2013 году в Украине было реализовано 220 000 новых автомобилей).

— Сколько из этого объема придется на ЗАЗ?

— Планировали 26 000 автомобилей. Из них 30-40% — экспорт машинокомплектов в Египет.


Комментарии читателей