Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
В Мелитополе по девяти членам экипажа Ил–76МД скорбят не только семьи и военные, но и весь город
Поделиться

Катастрофа Ил–76МД из 25–й бригады транспортной авиации (в/ч А3840) в небе над Луганском до сих пор бередит Мелитополь. Девять семей в одночасье осиротели, а воинская часть лишилась профессионалов высокого класса.

В Мелитополе по девяти членам экипажа Ил–76МД скорбят не только семьи и военные, но и весь город

Летчики 25–й бригады транспортной авиации привыкли работать в «горячих точках» по всему земному шару, но даже и подумать не могли, что такой когда–то станет родная Украина. Тем не менее, все задачи, поставленные перед подразделением, выполнялись в зоне боевых действий, которой стал Донбасс, без сбоев. Так должно было быть и в очередной рейс, когда в ночь на 14 июня три самолета взяли курс на Луганск, чтобы доставить военнослужащих, технику, снаряжение и продовольствие. Вот только сесть смог один борт, следующий за ним с 10–минутным интервалом Ил был подбит выстрелами из зенитной установки и крупнокалиберного пулемета.

– Мы шли на высоте 3000 метров примерно в 40 километрах от второго самолета, когда увидели вспышку огня с земли, – рассказывает об обстоятельствах ЧП один из членов экипажа третьего Ила. – А потом вспышку в воздухе. Догадались, что произошло, но не хотелось верить… Еще минут пять летели – уже увидели огни взлетной полосы, не получив никаких команд с земли, только потом одновременно и диспетчер, и командир самолета, который сел, сообщили: «Возвращайтесь, Саша погиб».

О катастрофе в бригаде пока знают только в общих чертах, ведь еще не расшифрован «черный ящик», и, по всей видимости, толком не обследовано место падения. Есть предположение, что Ил–76МД потерял управление еще в воздухе, так как первым удар на себя принял именно экипаж. Иначе самолет, который считается очень надежным, совершил бы посадку. Она возможна даже при отказе одного, а то и двух двигателей. Не исключено, что снаряд угодил в топливный бак, расположенный в крыле, что стало причиной первого взрыва. Второй, более мощный, прозвучал, когда самолет рухнул на землю.

– Жертв можно было избежать, если бы на всех посадочных направлениях была исключена возможность обстрела, – отмечает один из специалистов в военном деле. – Самолеты, подобные Ил–76, должны садиться только с поддержкой с воздуха и земли, а ее не было. Да, аэродром в Луганске обнесен колючей проволокой, есть ограждение, за ней зона заминирована, стоят сигнальные растяжки. Но дальше, в двух–четырех километрах от торца взлетно–посадочной полосы, мог сидеть кто угодно, потому что зачистка не проводилась.

Невозможность контролировать зону, откуда открыли огонь боевики, констатировал в телеэфире даже и.о. министра обороны Украины Михаил Коваль. Хотя и уверял, что меры безопасности были предприняты. Почему не сработали, вопрос остается открытым, да и ответ на него вряд ли успокоит родных членов экипажа из Мелитополя и десантников из семи областей Украины.

ДНИ РОЖДЕНИЯ ПРАЗДНОВАЛИ ОДИН ЗА ДРУГИМ В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ

О самом экипаже под руководством замкомандира авиационной эскадрильи гвардии подполковника Александра Белого в бригаде отзываются как о молодом, но слетанном. Крайние три месяца (слова «последний» авиаторы избегают) они работали практически постоянно в связке. Если только задание приходилось осуществлять не на другом самолете, поскольку за каждым закреплена своя команда бортовых техников. Так что найти общий язык у летного состава и наземных сотрудников, которых берут на борт при полетах вне базового аэродрома, было время. Да и показать себя на деле – тоже. К примеру, во второй половине мая этим же ребятам пришлось отстаивать честь своей части на сборах в Николаеве.

– Впервые за годы независимости проводились практические стрельбы, которых раньше не было в плане из–за отсутствия финансирования, – подчеркнул замначальника авиаэскадрильи гвардии майор Андрей Кагиров. – В них участвовал тот же самолет с бортовым номером 76777, который разбился в Луганске, и тот же экипаж, разве что вместо Вити Ментуса был другой воздушный радист – Юра Поляков. Наши военные транспортники отстрелялись лучше, чем истребители, и были отмечены на уровне заместителя командующего ВВС Украины.

Видимо, дать такой же отпор реальному противнику, который атаковал Ил–76 в небе над Луганском, у экипажа просто не было возможности. В темноте засаду было просто не разглядеть, а сам самолет, несмотря на отключенные бортовые аэронавигационные огни и полет в режиме радиомолчания, стал хорошей мишенью.

– Ил–76 имеет размах крыльев и длину 50х50 метров, то есть в него на посадке, образно говоря, может попасть ребенок из рогатки – это очень большая цель, – поясняет старший воздушный стрелок, гвардии старшина Юрий Андрощук, который полтора месяца проработал с погибшим в Луганске экипажем, а потом ушел в отпуск, и его заменил Александр Ковалик. – Тут даже профессионалом особым не надо быть, было бы оружие… Мы же там садились накануне, в 5 утра 13 июня, все три борта, все было благополучно!

Но следующий рейс оказался для одного из самолетов роковым. Что интересно, семь из девяти членов его экипажа родились в мае–июне, и один за другим отпраздновали дни рождения, так сказать, на боевом посту. Не успели этого сделать только Михаил Дьяков (17 июня), Олег Павленко (28 июня) и осенние именинники Александр Ковалик (23 сентября) и Сергей Телегин (22 октября). Большинство из «компании» – потомственные военные. Отец Михаила Дьякова был командиром отрядуправления в мелитопольской части, а Виктора Ментуса – командиром батальона связи. Двое авиаторов, Олег Павленко и Игорь Скочков, в 90–2000–х пытались найти свое место на гражданке, но снова вернулись на службу в бригаду.

– Большинство ребят жило в военном городке, значит, родители служили в части, – поясняет Игорь Васюченко – одноклассник 38–летнего бортового авиатехника Владимира Буркавцова. – Тогда не обговаривалось, куда идти – и наш выпуск, на год старше, на год младше – все шли в военное училище, в армию. Этот путь выбрал и Вова.

«ЗДЕСЬ ЗА ТОБОЙ ЕЩЕ ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЕ СМОТРЯТ НА ТЕБЯ»

Александр Белый был человеком, на которого командование могло положиться. Сразу после школы он связал свою жизнь с небом, окончил Харьковское высшее авиационное училище имени Сергея Грицевца, по распределению попал на службу в Западную Украину, в Дубно, осваивал СУ–24. А в 2002–м перевелся с товарищами в Мелитополь, где пришлось знакомиться с Ил–76, и успешно прошел эту школу.

– В транспортной авиации попали в новое пространство – тут люди совсем по–другому общаются, другие понятия, сложность полетов, дальность, масштабы, высоты, объемы работы, – поясняет командир авиационной эскадрильи гвардии подполковник Владимир Дементьев, который познакомился с Александром Ивановичем еще в училище. – Это экипаж, к которому мы не были даже готовы. На истребителе ты один принимаешь решения, а здесь за тобой еще шесть человек, которые смотрят на тебя и выполняют все твои приказы. Должна быть полная согласованность, поэтому и становится командиром экипажа человек, которому все подчиняются беспрекословно, и к нему настолько присматриваются… И Саня Белый со своей упертостью, уверенностью и трудолюбием смог завоевать доверие опытных летчиков.

В 2011 году Александр Иванович стал героем публикации «Индустриалки», когда после длительной подготовки получил возможность самостоятельно выполнять полеты на Ил–76МД. После того стал летчиком 1–го класса и инструктором, в 2012–м у него родилась долгожданная дочка, и буквально за неделю до гибели он получил внеочередное звание «подполковник».

– Александр Белый участвовал во всех операциях «Северный сокол» с 2009 года, только в нынешней не участвовал, многократно выполнял правительственные задачи по доставке грузов в африканские страны, гуманитарной помощи в Китай – летал по всему миру, – отмечает Андрей Кагиров. – Знал на «отлично» авиатехнику и эксплуатировал ее, прекрасно вел радиообмен на международных воздушных трассах, свободно общался на английском языке, не много таких людей…

Не менее опытным был и самый старший член экипажа – помощник командира корабля гвардии майор Михаил Дьяков, который также был начальником воздушно–огневой тактической подготовки авиационной эскадрильи. Об этом говорят его сослуживцы, а знакомые по гражданской жизни отзываются о нем, как об очень положительном человеке. В родной 23–й школе его и вовсе считают лучшим выпускником.

– Я вот уже третий день думаю, ну какую бы найти отрицательную черту у Мишеньки, абсолютно никакой не могу найти, просто идеальный он был, – рассказала его школьная учительница Любовь Томчани, до которой страшная новость долетела в Киев. – За все 38 лет, что я проработала, не было такого бесподобного ученика среди мальчишек, как он. Умный, воспитанный, культурный, заботливый, добрый! Когда он появлялся, казалось, солнце сияет вокруг…

ЧТОБЫ ЛЕТАТЬ, НАДО БЫЛО ПРОЙТИ НЕЛЕГКИЙ ПУТЬ

О погибших от рук боевиков авиаторах в Мелитополе сейчас вспоминают не только родственники, друзья, но и те, кому приходилось с ними сидеть за одной партой, общаться по роду службы, сталкиваться в каких-то жизненных ситуациях. Выливают боль в разговорах и с близкими людьми, и с журналистами, и в социальных сетях…

— Дядя Сереженька, вы навсегда останетесь в моем сердце, в наших сердцах!!! – пишет Леночка Базеленчук. – Вы были самым лучшим крестным папой, самым любимым и самым родным дядей! С самого моего рождения вы были рядом. Ваша улыбка всегда будет у нас в памяти. Начальник техническо-эксплуатационной части инженерно-авиационной службы авиационной эскадрильи, гвардии капитан Сергей Телегин – наш защитник!!!

— Господь забрал самого лучшего, самого любимого, самого красивого, самого светлого и родного Витюшку, — такой статус появился на страничке Инны – супруги старшего воздушного радиста, гвардии прапорщика Виктора Ментуса. – У него было две страсти в жизни — это его семья и небо!!! Мы так долго искали друг друга и так недолго были вместе счастливы!!! У нас такой замечательный сыночек, который будет гордиться своим папой Героем, когда немного подрастет, пока он смотрит на самолетики и кричит: «Папа, пока!!!». Как нам одиноко, как нам тяжело без тебя Витюшенька… Как жизнь без тебя не знаю и не хочу…

– Судьба испытывала Олега с самого рождения, в родах умерла его мама, отец служил в Афгане, рано ушел из жизни, – рассказала «Индустриалке» Татьяна Кизим – теща гвардии старшего лейтенанта Олега Павленко. – Но он был очень добрым, веселым, жизнерадостным, они с моей дочерью 17 лет прожили душа в душу. Горжусь своим зятем и всеми ребятами, которые были в экипаже, они мужественные, они настоящие мужчины! Мы их всегда будем помнить и любить.

– У старшего борттехника Александра Козолия ребенку полтора года, да почти у каждого члена экипажа остались маленькие дети (семью не создал только Михаил Дьяков. – Е.Д.), – говорит Юрий Андрощук. – Штурман Игорь Скочков увольнялся, но через три года вернулся, стрелка Сашу Ковалика видел буквально за час до трагедии, разговаривали, он смеялся… Это очень страшно. Все ребята молодые, просто наслаждались жизнью и своей работой. Чтобы летать, надо было пройти нелегкий путь – учеба, практика, переводы из части в части, периоды безденежья и отсутствия полетов!
Когда экипаж сбитого самолета 76777 сможет теперь уже навсегда вернуться домой и когда состоится прощание с погибшими военнослужащими, пока неизвестно.

Купить bmw x5 в skymotors.com.ua или же просмотреть цены на bmw x5 в Киеве вы можете, воспользовавшись нашим сайтом. Совершенству нет предела, и это неустанно доказывает элегантный внедорожник “БМВ X5” вот уже второй десяток лет.


Комментарии читателей