Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Генеральный директор «Запорожкокса: «На заводе мы высадили 10 тысяч деревьев и кустарников»
Поделиться

А когда–то на территории завода насчитывалось всего лишь 6 чахлых деревцев

Сегодня у одного из старейших предприятий Запорожья, ПАО «Запорожкокс», юбилей — 80 лет. Поэтому, естественно, во время интервью с генеральным директором Валерием Рубчевским мы первым делом попросили его вспомнить историю завода

Генеральный директор «Запорожкокса: «На заводе мы высадили 10 тысяч деревьев  и кустарников»

Генеральный директор Валерий Рубчевский исповедует открытость руководства
(Фото автора)

– А она простая и в то же время сложная, героическая, насыщенная многими событиями и трудовыми победами, – сказал Валерий Николаевич. – Завод создавался в первые годы пятилеток, трудом людей, которые приехали в Запорожье и построили Днепрогэс — 1932 год, и первые заводы Запорожья, в числе которых был и завод «Запорожсталь» – 1933 год.

Буквально сразу же начал строиться и наш завод – как главное производство для обеспечения металлургов основным сырьем – доменным коксом. Плюс к тому он должен был выпускать еще и химическую продукцию для начинающей развиваться индустрии Советского Союза.
Завод был построен очень быстро — в 1934 году он уже выдал первый кокс. Мощность его составляла два с половиной миллиона тонн кокса в год. Завод наращивал не только производственную мощность, но и объемы, и ассортимент выпускаемой продукции.

Все остановилось с началом Великой Отечественной войны. Завод эвакуировали на восток. Там он был восстановлен очень быстро и работал интенсивно – на его базе было запущено производство, которое снабжало фронт танками, снарядами, взрывчатыми веществами.
В 1943 году, после освобождения, работники вернулись в Запорожье, и завод начал интенсивно отстраиваться. Но надо сказать, что он был разрушен полностью, практически ничего не осталось — одни руины.

И вот к 1947 году произошло его второе рождение — вернее, возрождение.
– Какую продукцию выпускал тогда завод?
– По–прежнему основным было производство кокса для металлургов. Кроме того, на заводе был уже полный цикл переработки каменного угля, переработка смолы — с получением сырья для алюминиевой, ядерной, топливной промышленности, для производства всевозможных резино–технических изделий.
К 1953 году были введены в эксплуатацию несколько дополнительных цехов — по очистке газов от сернистого водорода, по производству пекового кокса, переработке каменноугольной смолы. Была разработана у нас и особая технология, которая позволила выпускать компоненты для получения волокна нейтрон — ткань из него отличается повышенной светостойкостью, устойчивостью к воздействию тепла, атмосферных условий, химических реагентов, микроорганизмов. Эта же технология позволила наладить производство кордов, шин для промышленности всего Советского Союза.
Производство электродного пекового кокса на нашем заводе в то время составляло порядка 17 процентов всего его производства в стране. И на нем держалась практически вся электрод–ная, алюминиевая промышленность Советского Союза.
– Валерий Николаевич, как на заводе обстоят дела с модернизацией производства, которая должна сопровождаться одновременным проведением природоохранных мероприятий?
– Ну, они всегда проводились, только в разные времена — в большей или меньшей степени. С обретением Украиной независимости требования по экологии начали предъявляться в большем масштабе. И у нас на заводе в середине 90–х годов была разработана специальная программа, направленная на выход предприятия из когорты «злостных загрязнителей». Она включала в себя четыре раздела — вода, отходы, воздушный бассейн и зеленые насаждения.

Мы сбрасывали очень много воды в реку Днепр. А отходы, в основном химические, как и многие предприятия, мы вывозили на Балку Среднюю, о которой сейчас частенько говорят.

Так вот, выполняя эту программу, мы полностью прекратили сброс воды в реку Днепр. Любой воды — и той, которая используется в технологии производства, и хозбытовой, и дренажной. Полностью замкнули цикл, сделали системы очистки — и этой водой мы поливаем зеленые насаждения на заводе. Мы забетонировали все выходы с завода в реку Днепр.

Что касается технологических отходов, то их вывоз за пределы завода полностью ликвидировали – они все у нас утилизируются. За пределы завода вывозим только строительный мусор.

А что касается воздуха, то выбросы в атмосферу снизили за счет того, что построили более современные пылегазоочистные установки и сделали установки каталитического дожига загрязняющих веществ, в результате которого они окисляются до получения безвредных веществ — например, пара и азота.

И пункт природоохранной программы по озеленению мы выполнили. Если раньше на всей территории завода насчитывалось всего 6 (!) деревьев,
то сейчас высажено около 10 тысяч деревьев и кустарников, причем 60 видов. По всей заводской территории они растут,
за ними хорошо ухаживают.

– «Запорожкокс» входит в состав промышленной Группы Метинвест. Что это значит для вашего предприятия?
– Мы вначале входили в дивизион угля и кокса, а затем перешли в дивизион стали и проката. То есть теперь мы работаем в тесном контакте вместе с металлургами.

Сюда входят меткомбинаты Мариуполя, наш МК «Запорожсталь» и несколько химических заводов.
Что изменилось?
На первом месте — охрана труда и техника безопасности.
Второе — эффективное производство, постоянное улучшение результатов труда, заинтересованности людей и повышение уровня их знаний.
Серьезно в Группе Метинвест поставлен вопрос кадровой подготовки. Большое внимание уделяется развитию творчества сотрудников, которые подают предложения, направленные на улучшение производственных показателей. Сейчас возникло гораздо больше точек соприкосновения между инженерно–техническими работниками, рабочими и руководством завода. Есть больший контакт, больше внимания. Я думаю, что это очень существенно сказывается на положительных изменениях в морально–психологическом климате в коллективе. У нас появилась более тесная общность.
А это значит, что так жить и работать намного легче, лучше. И это же значит, что и зарабатывать люди будут больше. То есть не с пустыми руками приходить домой, в семью.


Комментарии читателей