iz.com.ua

Запорожье
В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родиться
Поделиться

Они оба – и 28-летняя Эльмира из Бердянска, и ее неродившийся ребенок – были на самом краю. Их спасли столичные доктора, самоотверженная поддержка мужа и отца и, несомненно, небесное покровительство.

В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родиться

После появления на свет Назарчик попал в руки… кардиохирурга

Начало этой необыкновенной истории было драматичным. Женщине, ожидавшей второго ребенка, и ее мужу врач-гинеколог сказал, что из-за резус-конфликта велика опасность серьезной патологии у ребенка и лучше прервать беременность.
— При сроке пять месяцев анализы показали рост антител в крови матери, — вспоминает муж Эльмиры Максим Логинов. — На этом основании нам настойчиво рекомендовали прервать беременность. Говорили, что у ребенка могут быть тяжелые последствия – ДЦП и еще похуже. Но мы с женой решили бороться за него.
Я стал искать в интернете клиники, больницы в других городах, чтобы проконсультироваться по сути проблемы. Таким образом мы вышли на врача-трансфузиолога (специалисты этого профиля осуществляют переливание крови и ее заменителей. – В.П.), кандидата медицинских наук, члена Ассоциации трансфузиологов Украины
Зауральского Ростислава Валентиновича из Кременчуга Полтавской области. Он посоветовал не прерывать беременность и при-ехать к нему на консультацию.
Той же ночью мы выехали в Кременчуг. Ростислав Валентинович все объяснил нам популярно, не медицинским языком. Он сказал, что контролировать уровень антител в организме матери можно только с помощью плазмафореза, отделяя плазму, в которой находятся антитела. Плазмафорез мы делали в Бердянске, но не в роддоме, а на анализы в Запорожье ездили. Координировал по телефону наши действия по результатам анализов Ростислав Валентинович.

«Это был третий подобный случай в Украине»

В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родиться

Эльмира: «Могли погибнуть и я, и мой малыш, но врачи этого не допустили»

— Максим, тогда еще не было угрозы жизни мамы?
— Нет. 25 декабря жену положили на сохранение для инъекций дексаметазона, который стимулирует работу легких ребенка. В случае преждевременных родов он помогает ребенку дышать. Сделали 4 укола через 12 часов. 27 числа Эльмиру выписали. Вскоре ее начала мучить одышка, становилось трудно дышать. 30 декабря Эльмира начала уже терять сознание, у нее была сильная тахикардия.
Мы обратились к кардиологу. Когда сделали кардиограмму, жену срочно положили в реанимацию роддома. А 2 января вызвали санавиацию — врачей из Запорожья. Жене было все хуже. И ее срочно перевезли в областную больницу в кардиореанимацию. Там сделали все обследования на их оборудовании, в том числе томографию.
Состоялся консилиум специалистов, они поставили диагноз: тромбоэмболия легочной артерии (закупорка лёгочной артерии или её ветвей тромбами. – В.П.). Запорожские медики вызвали коллег из Киева, было, если я правильно помню, четыре профессора – кардиолог, гинеколог, реаниматолог, еще один специалист. Они подтвердили диагноз и объяснили, что это был третий подобный случай в Украине. А запорожские врачи сказали, что такого случая – тромбоэмболии легочной артерии у беременной – не было за всю историю областной больницы.
— Поэтому было решено перевезти вашу жену в Киев?
— Да. Мне и маме жены объяснили, что на уровне Министерства здравоохранения решается вопрос, куда ее перевозить. Потом мы узнали, что ее не захотели принимать ни в одном институте или больнице, кроме Киевского института сердца. И 7 января жену перевезли в Киев.
Нам не раз говорили, что боятся перевозить Эльмиру, потому что ей нельзя даже шевелиться, и предупредили, что, если в дороге что-то случится, спасать будут маму, а не ребенка. Это международная практика. Слава Богу, обошлось. Мы и мама Эли тоже поехали в Киев. И консилиум столичных врачей разных специальностей очень высокого уровня принял решение подождать какое-то время, чтобы дать ребеночку созреть.
— Это просто чудо, что Эльмира не погибла, когда у нее оторвались тромбы, образовавшиеся в вене ноги, — рассказал газете «Факты» генеральный директор Института сердца Минздрава Украины Борис Тодуров. — Мы назначили ей лечение, помогающее растворять кровяные сгустки. Состояние беременной постоянно контролировали акушеры-гинекологи. Главной задачей было — позволить малышу как можно дольше оставаться в утробе мамы, дозреть, подрасти.

«Он у вас такой красивый!»

В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родиться

Муж Эльмиры Максим: «Мы молились за благополучный исход, но на него даже не надеялись»

— И когда родился ваш малыш?
— 1 февраля, когда появилась реальная угроза гемолитической болезни у ребенка. На сроке 34 недели жене сделали кесарево сечение там же, в Институте сердца. Операцию делал главный акушер-гинеколог Минздрава Украины Вячеслав Каминский. В операционной, которая на время превратилась в родильный зал, дежурила и бригада кардиохирургов. Они боялись, что тромбы могут сдвинуться с места и полностью перекрыть артерию.
К счастью, помощь кардиохирургов во время родов не понадобилась. Жене обезболили только нижнюю часть тела, поэтому она все слышала и смогла увидеть сыночка. Ему вводили специальное лекарство, чтобы раскрылись легкие, и он закричал. Жена мне позже говорила, что Борис Михайлович Тодуров взял его на руки и сказал Эле: «Он у вас такой красивый!».
Мы с мамой Эли были все время операции в коридоре. Видели ребенка, когда его вывезли из операционной. А спустя время вывезли и жену. Я этого не помню, у меня уже все смешалось за то время, когда все висело на волоске, а жена потом мне сказала, что я наклонился к ней со словами: «Эля, зайчик, он у нас такой красивый!». То есть сказал то же, что и Борис Михайлович. Малыша перевезли в детскую больницу, в отделение реанимации недоношенных детей.

«Операция на сердце не понадобилась, и это – настоящее чудо!»

В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родиться

Справа — директор Киевского городского центра сердца Борис Тодуров — «удивительный человек», как говорит о нем Эльмира. Слева — легендарный артист Леонид Броневой, которого Борис Тодуров лечил совершенно бесплатно. Декабрь 2013 года

— Максим, впереди вас всех, и прежде всего Эльмиру, ждали новые испытания. Ведь вы готовились к операции на сердце?
— Борис Михайлович Тодуров планировал ее проведение через некоторое время после кесарева сечения. Он говорил, что нужно удалить тромбы из сосудов, и пришлось бы делать большую операцию с раскрытием грудной клетки, с остановкой сердца. Но дней через пять в ходе подготовки к операции жене сделали обследование и ввели контрастное вещество, чтобы определить локализацию тромба.
К великому удивлению и радости не только нашей, но и врачей (я видел эту радость своими глазами!), эти тромбы каким-то чудесным образом исчезли. Если обычно такое обследование занимает минут 20, то в этот раз смотрели часа полтора. Тромб обнаружили в полой вене ноги. Возможно, именно от него оторвался тот тромб, который попал в легочную артерию. Операция на сердце не понадобилась, и это – настоящее чудо! По поводу тромба в ноге назначено лечение на полгода, и через 4 месяца нам нужно будет снова приехать в Институт сердца для обследования и консультации.
— Все это время вы были рядом с женой?
— И я, и ее мама. Конечно, мы молились за благополучный исход, но на такое даже не надеялись. Я ездил в Киево-Печерскую лавру, тогда в Киев привозили Дары волхвов из Греции. Там было три святыни-подвески. Их вообще впервые за 500 лет вывезли из Афона. Молился возле этих святынь православной церкви.
— А Назарчика вы проведывали?
— Ездил каждый день, привозил памперсы, пеленки, царапки. А во вторник и пятницу там – родительский день, с 2 до 3 часов дня можно быть рядом с ребенком целый час.
— Вы с ним, наверное, тихонько разговаривали? Он был в кювезе?
— Разговаривал. А в кювезе он не был. Капельницы, зонд, искусственная вентиляция легких и все другие средства выхаживания были. Мне его даже на руки как-то дали. Я очень просил. И врач говорит: «Вам можно. Это у нас – особенный ребенок. По всем канонам вашей бердянской медицины он не должен был появиться на свет».
— Простите, Максим, вы платили за лечение где-нибудь?
— Нет, ни в Запорожье, ни в Киеве не платили. А 23 февраля мы все вместе вернулись домой. Назар (это имя выбрала наша восьмилетняя дочь Нина) растет. Спасибо всем, кто нам помогал справиться с этой большой проблемой.
…С Эльмирой мы пообщались по телефону. На эти дни – 15-16 марта – как раз был выставлен срок родов, если бы беременность протекала нормально. Малыш родился с весом 2,300, рост его был – 45 сантиметров. За свою маленькую пока жизнь он подрос на 5 сантиметров и набрал полтора килограмма. Старшая сестра, Нина, не нарадуется братику. Она очень переживала за маму.
А мама с огромной благодарностью вспоминает столичных врачей, особенно Бориса Михайловича Тодурова.
— Он – удивительный человек, — говорит Эльмира. – Когда меня готовили к операции, я пересмотрела много передач о нем. Он все так доходчиво объяснял. И мне тоже рассказывал, что мне предстоит. Я вначале не осознавала, насколько все серьезно и опасно. Но чем больше вокруг меня было профессоров, тем страшнее мне становилось. Борис Михайлович просто излучал спокойствие и уверенность и у меня вызывал полное доверие.
Слава Богу, что обошлось без операции. Это показало обследование, которое нельзя было делать беременной. И для нас всех это стало чудом. Я благодарна всем, кто меня в Киеве лечил, обследовал. Я там была единственной беременной среди сердечников. Там я как бы попала в другой мир – врачебная этика, поведение персонала, отношение к тебе – все другое, непривычное. Хотелось бы, чтобы и на нашем уровне в медицине было больше профессионализма. Мы все счастливы, что не прервали беременность, что все так счастливо закончилось.

Официально

В Киевском институте сердца на свет появился малыш, который по канонам бердянской медицины не должен был родитьсяСветлана Гребенюк, и.о. директора КП «Бердянская городская детская больница и роддом»:
— Что касается прерывания беременности, прежде всего, супругам Логиновым рекомендовали проконсультироваться
в Запорожье на кафедре акушерства и гинекологии. Потому что была вероятность развития гемолитической болезни, и эта беременность могла быть неперспективной. Это – серьезное осложнение при резус-конфликте.
Мы обязаны в подобных случаях направлять беременную в Запорожье. Это направление засвидетельствовано их подписью. Но туда они поехали позже, проведя несколько сеансов плазмофореза. Три здесь, один в Кременчуге.
В Запорожье им этого не советовали, хотя есть данные о том, что при данной патологии они эффективны. На сегодняшний день есть разные уровни оказания медицинской помощи беременным, естественно, мы в Бердянске не располагаем оборудованием и возможностями областного центра, тем более – столичных НИИ.