iz.com.ua

Запорожье
Почему на причале морпорта гниет рыба?
Поделиться

 

Почему на причале морпорта гниет рыба?37 ящиков с выловленным бердянским рыбодобывающим предприятием ООО «Почерк» бычком стоят на одном из причалов Бердянского морского торгового порта около трех недель. А недавно, по словам начальника Бердянского морского торгового порта Константина Карнауха, одно из судов «Почерка» выгрузило еще 20 ящиков с бычком уже на другом причале. Назвать эту рыбу свежей можно только с точки зрения того, что она не подвергалась переработке. Бычок, конечно, гниет и воздух не озонирует.

Так выглядит ситуация сейчас. Противостояние же между администрацией порта и владельцем ООО «Почерк» Владимиром Череповским продолжается уже больше года. Дело доходило даже до угрозы со стороны судовладельца сжечь в акватории порта одно из судов рыболовецкого предприятия в знак протеста против дискриминационного, по его мнению, отношения администрации порта и ряда различных организаций к ООО «Почерк». Обстоятельное открытое письмо Владимир Череповский отправлял даже Президенту и премьер-министру Украины. До сожжения судов дело не дошло, так как свое веское слово тогда сказала СБУ.

По словам Константина Карнауха, ООО «Почерк» подает до 40 исков в год против Бердянского порта. И за последние полтора года не выиграл ни одного.

Новый виток противостояния порта и рыбопромышленника возвращает к тупиковой ситуации, при которой порт как монополист не имеет права отказать в обслуживании рыболовецких судов, но при этом согласно решению санстанции на его территории запрещена перегрузка пищевых продуктов.

Константин Карнаух: «Я считаю, что это шантаж»

Начальник Бердянского морского порта говорит, что как руководитель государственного предприятия обязан руководствоваться законами и соответствующими инструкциями.

— Но в законодательном поле должен действовать и Череповский, — говорит Константин Прокофьевич, — Нужно судну зайти в порт, оно подает заявку диспетчеру порта, указывает цель и заходит. Ведь все у нас – государственное: электроэнергия, вода и так далее. И все отношения регулируют договоры, которые контролируются налоговой, прокуратурой и так далее. Таких договоров у Владимира Петровича не было ни при одном из предыдущих начальников портов. Он позволяет себе без диспетчера дать указание капитану своего судна взять и уйти из порта без согласования с диспетчером. Сейчас суд рассматривает такой эпизод.

Представьте себе, в порт заходит судно длиной 320 и шириной 48 метров. А у нас ширина подходного канала 90 метров, рабочая же – 70 метров. И там во время захода большегруза появляется судно «Почерка» «Вера». Входящее судно не может развернуться в канале. И оно прекратило заход в порт, направило нам морской протест.

Почему на причале морпорта гниет рыба?На суде я выступал как свидетель и сказал судье: «Вы можете представить аэропорт, в котором взлетает «Боинг», а Владимир Петрович в это время решил самостоятельно взлететь на своем АН-2?». Судья мне ответил, что не может. А почему в порту такое может происходить? В последнее время Владимир Петрович написал письма Президенту, премьеру и так далее. Приезжало семь комиссий. Ни одна из них, в том числе, комиссия Антимонопольного комитета Украины не сделала нам ни единого замечания.

Но вернемся к рыбе. В январе этого года государственный санитарный врач на водном транспорте подписал санитарное предписание, согласно которому «в условиях запыления территории, судов, оборудования пылью грузов, которые перегружаются, запретить перегрузку пищевых грузов».

— Основные грузы нашего порта — это уголь, кокс и другие пылящие грузы, — продолжает Константин Карнаух. — Пыль оседает на рыбу, ящики с которой не упакованы, что может привести к ее порче. Порт не может отказаться от угля и кокса, потому что это зарплата всем работникам порта.

После получения предписания мы предупредили руководство всех 14 рыбодобывающих предприятий. И все, кроме господина Череповского, отнеслись с пониманием и перешли на другие причалы. А «Почерк» бросил рыбу на причале. Мы обратились в рыбинспекцию, в санстанцию. Последняя дала судовладельцу предписание убрать рыбу. Он его не выполняет.

Мы написали письмо в Министерство аграрной политики, ждем ответа. Порт не может сам утилизировать эту рыбу, потому что она нам не принадлежит. Я понимаю, что и рыбникам нужно жить и работать, поэтому предложил еще один выход. На Средней Косе есть портовской причал, там никто не грузит уголь. Идите туда и работайте. Но Владимир Петрович отказывается. Он по-своему трактует законы. Я считаю, что это – шантаж.

Владимир Череповский: У меня нет другого выхода

Вторую «порцию» свежевыловленного бычка ООО «Почерк» выгрузило на причал порта согласно заявке, в которой указано, что будут выгружены отходы. При этом Владимир Петрович факт запрета со стороны санстанции не отрицает.

— В предписании сказано, что запрещена грузопереработка пищевых грузов в условиях запыления, — говорит Владимир Череповский. — Я считаю, что рыба как «водный биологический ресурс», а именно такая формулировка есть в нашем законодательстве, не является пищевым грузом. Мы выгружаем сырье, которое после переработки вне порта становится пищевым продуктом, например, консервами.

Возникает вопрос: зачем «Почерку» нужно ловить рыбу и с такими проблемами выгружать ее в порту? Владимир Череповский говорит, что предприятие обязано вылавливать рыбу согласно межгосударственным украинско-российским квотам. Иначе они могут перейти на следующий год России.

Так что «Почерк» может или продавать выловленную рыбу потребителям, что сегодня невозможно, или превращать ее в отходы и получать за это деньги от бердянского порта.

А прецедент такой уже был: «Почерк» отсудил у порта 76 тысяч гривен за пропавшую при аналогичных обстоятельствах рыбу, однако и по этому делу, как уверяет Константин Карнаух, в скором времени будет новое судебное слушание. Сейчас речь идет об оценке первой партии рыбы в размере 203 тысяч гривен.

Владимир Череповский считает, что выгруженная его судном рыба согласно Постановлению Кабмина Украины № 269 является именно отходами, от которых порт должен избавиться путем утилизации.

— Когда судно приходит в порт, оно платит причальный сбор, после чего может пользоваться причалами и прилегающей территорией, — заявил Владимир Череповский в эфире одного из бердянских телеканалов. — На эту прилегающую территорию мы и выставляем отходы. Все причалы, расположенные на территории порта — государственные. Ими могут пользоваться все суда, как рыбодобывающие, так и предназначенные для иных грузов.

У нас есть решение Антимонопольного комитета, в котором сказано, что «морской порт в городе Бердянске является монополистом для судов ООО «Почерк». И, являясь монополистом, он обязан на недискриминационных условиях обслуживать суда. Поэтому мне непонятно, почему грузовому судну можно работать в нашем порту, а рыбному нет. А уйти на другие причалы нам не позволяет глубина осадки наших судов.

Что дальше?

Константин Карнаух на пресс-конференции заявил, что, несмотря на сложные отношения с Владимиром Череповским, готов к диалогу с ним и поиску выхода из тупика, в присутствии журналистов. Состоится ли такой диалог, покажет время. Ожидать быстрого решения судов не приходится. По словам начальника порта, каждый месяц проходит 5-6 судебных заседаний по искам ООО «Почерк». А рыба продолжает гнить на причале…