Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье, Культура
Запорожский вернисаж у фонтана на площади Маяковского мог быть в другом месте
Поделиться

«Давайте сделаем маленький Арбат в Запорожье»

Запорожский вернисаж у фонтана на площади Маяковского мог быть в другом месте

«Фонтан» – одно из любимых мест прогулок запорожцев и гостей города

Работы художников из городского объединения «Колорит» в любое время года можно увидеть на вернисаже у фонтана на площади Маяковского, а вот выставка их произведений традиционно открывается в Выставочном зале Союза фотохудожников в феврале. В нынешнем году она посвящена 20–летию объединения – его зарегистрировали 28 апреля 1994 года.

На выставке «Колорита», как обычно, больше любительских картин, чем профессиональных. Когда аматоры пытаются подражать великим художникам, это выглядит смешно, когда не пытаются – это может быть мило и по–своему оригинально и непосредственно. Впрочем, органичнее «колоритовцы» все–таки выглядят на запорожском Арбате, где можно искусство под открытым небом посмотреть, купить картины и интересные сувениры, да и с художниками пообщаться.

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Запорожский вернисаж у фонтана на площади Маяковского мог быть в другом месте

Один из основателей запорожского Арбата и объединения «Колорит» Юрий Гапонов
(Фото Олейник Светланы)

С чего началась история вернисажа у фонтана, «Индустриалка» выясняла у основателя и первого председателя «Колорита» Юрия Гапонова.
– Юрий Иванович, мы настолько привыкли к уличному вернисажу «на фонтане», что кажется – он был всегда. Но ведь когда–то его не было.
– Представьте себе, да, до 1987 года. Огромный поклон и уважение изостудии для взрослых Дворца культуры металлургов. Тогда ее вел заслуженный художник СССР Федор Шевченко. 20 лет он руководил этой студией, собрал вокруг себя большую плеяду художников. Я работал на комбинате «Запорожсталь» художником доменного цеха и был старостой в изостудии ДК металлургов.
Это было время демократии и перестройки Горбачева, и мы просто выходили и показывали свои этюды. Только стояли напротив фонтана на площади Маяковского – у книжного магазина «Современник».
– Чья идея была выйти с картинами на улицу?
– Моя. Я живу в этом районе, там же у меня и мастерская.
– А жили бы не там, так и наш уличный вернисаж был бы в другом месте?
– Скорее всего, да (смеется).
– И что, милиция гоняла тогда художников?

Запорожский вернисаж у фонтана на площади Маяковского мог быть в другом месте

Задолго до фонтана и художников на площади Маяковского были и ракета (справа), и гигантские искусственные цветы, и живая клумба.
Фото из архива нашей читательницы Людмилы Шульгиной

– Да. Был однажды такой случай – стояли мы с картинами у книжного магазина, подходят дружинники и милиция и говорят, что, мол, торгуем в неположенном месте, нельзя продавать картины.
Забрали меня в опорный пункт в арочке. Спросили, где живу. «В этом дворе, улица Правды, 73». Участковый так удивленно говорит: «Так вы мой жилец?». – «Да». – «Как?! Стыд! Позор!». Погрозили, чтобы больше картины не выставлял, и отпустили.
– А когда начали выставляться у фонтана?
– В 1992 году. Идея вернисажа на фонтане принадлежит Анатолию Светлицкому, тогда он был первым заместителем председателя Орджоникидзевского рай–исполкома. Однажды он обратился ко мне: «Юрий Иванович, давайте сделаем маленький Арбат в Запорожье, на площади Маяковского».
Мы оформили документы и вышли с картинами, я возглавлял группу художников из 14 человек. Это было осенью 1992 года. А уже потом, в 1994 году, зарегистрировали «Колорит».
– Во время перестройки было больше авангарда, чем сейчас?
– Да, для многих он стал открытием, ведь раньше его не показывали.
– Почему же он практически исчез с площади?
– Спрос. И авангард перестал быть чем–то новым, люди начали ездить по миру, смотреть, что там выставляют.
Однажды был такой случай. Приехала женщина из Питера, подошла ко мне на вернисаже: «А я вас знаю, вы были позавчера в Питере, я эту картину видела». И показывает на сделанную мной копию картины Лидии Бродской. Оказалось, что такую же копию нарисовал и мой питерский коллега, а женщина увидела и решила, что это все я.
– Какие еще интересные случаи были?
– Бывало, зрители такие фразочки выдавали, что и не напечатаешь. Бывало, у нас воровали картины. Мы догоняли воров, возвращали картины назад. Или не догоняли. Даже было приятно, мы гордились – мол, украли мою картину, значит, я популярный.
– Сейчас вы стоите с картинами у фонтана?
– Нет, лет пять как не выхожу. Знаете, меняется время и уже не хочется быть на улице, а хочется выставляться в салоне и галерее. После 2000 года спрос «на фонтане» все ниже и ниже, люди стали беднее.
– В 1999 году у вас в районе Анголенко была галерея «Колорит». Почему закрылась?
– У нас был договор, что с помощью картин мы привлекаем внимание к помещению, которое продавалось. Люди, ожидавшие трамвая на остановке, подходили и смотрели на картины через окно. Мы приглашали: «Заходите, бесплатно!». Они стеснялись: «Нам и отсюда видно».
И, наверное, мы все–таки хорошо привлекли внимание к помещению. До этого его никак не могли продать, а когда мы въехали, то продали очень быстро, месяца за три–четыре – столько и просуществовала наша галерея.

ПЕЙЗАЖ – КАРТИНА ДЛЯ НАРОДА

Запорожский вернисаж у фонтана на площади Маяковского мог быть в другом месте

Одна из самых интересных картин на выставке, посвященной 20–летию «Колорита», – «Чаепитие» Сергея Черемисина

– Какие картины «на фонтане» пользуются спросом сегодня?
– Основная масса покупает пейзажи, – рассказывает «Индустриалке» художник «Колорита» Вячеслав Разумов. – Пейзажи проще воспринимаются, они легко читаются, людям это ближе. А сложные работы – их надо понять.
– Есть у покупателей любимый вид на пейзажах?
– Остров Хортица и пейзажи нашего города, их запорожцы любят.
– Иностранцы что приобретают?
– В основном, покупают «матрешек», то есть декоративно–прикладное искусство. Впрочем, они и картины покупают. Но у них немного другое отношение к живописи. Если наши люди больше воспитаны на классической живописи и им нравится классика, то иностранцы любят и авангардную живопись, и где мастихином проработано (то есть живопись широкими мазками. – С. О.).
– Из каких стран гости вернисажа?
– Откуда только нет – из Германии, Нидерландов, Франции, Испании, Польши, из стран СНГ. И очень много гостей из Турции.
– Каков ценовой диапазон картин?
– Вот любите вы жареные факты! Мы приходим на площадь Маяковского не корысти ради. А когда продали картину, то говорим: «Каждое даяние – благо Господне».
Художник Николай Шиверский оказался откровеннее. На вопрос «Индустриалки», сколько, например, будет стоить картина размером 60 на 80 сантиметров, он ответил:
– Думаю, не меньше 1000 гривен, потому что это большой формат. Ну, минимум 600–800.
– А максимум?
– У нас есть достаточно дорогие художники. И картина может стоить и 8–10 тысяч гривен.
– Но такие картины на площадь не выносят?
– Зимой, конечно, нет. А когда погодные условия для хранения картин позволяют, то выносят и картины поболее, чем 60 на 80 сантиметров.
– По вашим наблюдениям, какие картины пользуются спросом у покупателей на «фонтане» – жанры, размеры, цены?
– Пейзаж – это картина для наших людей. Любят и натюрморты с цветами.
Что касается ценовых предпочтений, то покупатели хотят получить большую картину за минимальную цену, и это естественно. Думаю, в последнее время сказался кризис, денег у людей стало меньше. И, по моим наблюдениям, в основном покупают картины в диапазоне 400–500 грн. Это полотна 30 на 40 или 40 на 60 сантиметров, или между этим. Покупка за 1000 гривен – достаточно редкое, к сожалению, явление на нашей площади.
Если говорить об иностранцах, то именно россияне делают у нас серьезные покупки картин. А европейцы если и покупают, то какие–то безделушки, сувениры.

Издать вашу книгу легко! К вашему вниманию представлен полиграфический тендер. Специализированный портал о купле – продаже полиграфического оборудования, расходных материалов для полиграфии и наружной рекламы