Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика
Поделиться

В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика

Руководитель организации многодетных матерей и членов их семей Олег Шелест с женой Ириной и внучкой

В последние годы среди общественных организаций Бердянска все более заметной становится организация многодетных матерей и членов их семей «Родина» (семья по–украински). В этом не было бы ничего необычного, если бы руководителем ее не был мужчина, а не многодетная мать, при этом – и не многодетный отец. Если бы «Родина» не была результатом суворовского братства.
Впрочем, таких «если» в жизни Олега Шелеста много. Его жизнь – судьба целого поколения, которому выпало в самом трудоспособном и перспективном возрасте потерять все сразу и начинать жизнь с нуля.

БРОНЗОВОМУ СУВОРОВУ НАТИРАЛИ НОС

Олег Шелест вырос в Вольногорске Днепропетровской области, куда его родители поехали на «стройку века».
– Там строились титановые рудники, потому что в Вольногорске были вторые по величине запасы титана и редкоземельных металлов в Европе, – вспоминает Олег Викторович. – Там я окончил 8–й класс и поехал учиться в Киевское суворовское училище.
– Родители хотели сделать из вас таким образом мужчину?
– Для них это был шок. Я потихоньку прошел медицинские комиссии, а потом пришел вызов на экзамены. Мама пыталась отговаривать, а папа принял мою сторону.

В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика

В роли Деда Мороза

Вхождение в армейские, по сути, будни для мальчика из семьи оказалось очень трудным. Я не раз поначалу ночью всплакнул, но постепенно привык, втянулся.
– Что было самым сложным?
– Физподготовка. У нас офицер–воспитатель был десантником, и он после физподготовки вставал в дверях и пропускал по одному. Причем рукой проводил по спине. Если сухая – значит, сачконул, иди снова занимайся.
– У вас, суворовцев, было ощущение элитности?
– Да. Нас приучили следить за внешним видом, осанкой. Я в составе батальона барабанщиков три раза открывал военный парад на Крещатике. Гордость от причастности к грандиозному событию была, там ведь проходили лучшие воинские части.
– А вас учили благородным манерам?
– Конечно. Нас всему учили очень серьезно, всем предметам. А на первом курсе были, конечно, бальные танцы, этика, эстетика. Мы, правда, иногда баловались – натирали бронзовому Суворову нос, чтобы блестел. Все годы, что я учился, у нас стоял переходящий бронзовый бюст великого полководца, который вручали лучшему среди всех суворовских училищ Советского Союза.
Маленькие шалости не мешали хорошо учиться и дружить. Суворовское братство объединяет нас до сих пор.

В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика

Очередной веселый праздник для бердянской детворы

КАТОК БЕЛОВЕЖСКОГО РАЗВОДА ПРОЕХАЛСЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНО

– Олег Викторович, вы стали, что называется, военной косточкой, офицером.

– Я окончил Рижское высшее военное инженерно–авиационное училище. Стал инженером по эксплуатации летательных аппаратов и реактивных установок.
– То есть инженером по самолетам и двигателям?
– Да. И за 10 лет с семьей сменил девять мест службы в Белорусском Краснознаменном военном округе. А 23 августа 1993 года вышел на перрон в Бердянске.
– Это же были годы развала большой страны и армии. По вашей судьбе, как и по судьбе огромного количества офицеров, проехался каток беловежского развода, когда республики СССР вдруг стали самостоятельными государствами?
– Еще как! Знаете, каждый суворовец в душе по–хорошему карьерист. Помните заповеди Суворова: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом», про маршальский жезл в солдатском ранце? Я в звании капитана был на подполковничьей должности, окончил параллельно Белорусский государственный университет по специальности «политолог». И тут – развал всего.
До сих пор не могу понять, как можно было развалить все и сразу?! Ни в одной стране мира никогда не уничтожали боевые единицы. У нас в полку были летчики высочайшего класса, которые 9 лет, сменяя друг друга, воевали в Афганистане, опытнейшие инженеры и техники.
И все в один день стали ненужными. Белоруссия от нас сразу отказалась. Это было ужасно. В городе Поставы, где было два гарнизона – авиационный и войск стратегического назначения – из 22 тысяч населения только 7 000 были гражданскими.

БЕРДЯНСКАЯ ЖИЗНЬ НАЧИНАЛАСЬ С КАРЬЕРЫ ГРУЗЧИКА

В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика– Олег Викторович, как вы попали в Бердянск?
– Здесь жила сестра с семьей. После увольнения из армии я приехал отдохнуть. Как жить дальше, было неясно. И тут зять предложил повесить в военном городке объявление об обмене квартиры. Когда я через неделю вернулся в Поставы, меня уже ждало письмо с согласием на обмен. Так в августе 1993 года мы с женой и двумя дочками стали бердянцами.
– Смею предположить, что оба ваши образования никому здесь не были нужны.
– Если бы не специальность моей жены Ирины, не знаю, как бы мы выжили. Она рижанка. Когда мы поженились, училась в политехническом институте. Потом – рождение детей, и она, в конце концов, окончила техникум советской торговли.
– Если отбросить слово «советской», экономика торговли – специальность на все времена.
– Конечно, и она нам очень помогла. Но сначала я на ларьках ставни открывал, а потом полтора года работал грузчиком. В афганской форме бегал с ящиками по рынку. Так что суворовская физподготовка пригодилась. У меня был быстрый карьерный рост (улыбается) – продавец, кладовщик. Вскоре стал заведовать розничной торговлей одной фирмы.
А потом мы с женой продали машину и купили ларек здесь, на берегу моря, достаточно далеко от центра. Мне говорили, что сюда никто никогда не придет. Тогда реконструировались проспект Ленина, Приморская площадь, а здесь, возле старого колеса обозрения, были кучи мусора, вывезенного с Приморки, запустение ужасное. Мы выполнили колоссальный объем работ по благоустройству в том же стиле, как тогда благоустраивался центр Бердянска.
– И тот ларек стал предком вашего кафе, где теперь регулярно собираются многодетные семьи на все праздники, где, по сути, штаб–квартира вашей организации. Мы с вами медленно, но уверенно подбираемся к теме многодетных семей.
– «Родина» «прописана» именно по этому адресу. А начиналось все с того, что комитет микрорайона «Центр города» обратился к нам с женой с просьбой помочь в проведении праздника для ребятишек из интерната.
Потом появились подтопленцы (так в Бердянске называют жителей прибрежных районов, пострадавших от подтопления), другие категории детей. Нам это было нетрудно и даже интересно. Тем более, что нас поддержали аттракционщики, и дети после сладкого стола, утренника катались на колесе обозрения, на машинках и так далее.
Поначалу это было на 1 Мая и День защиты детей. А потом ко мне обратился друг моего однокашника–суворовца Василий Маринченко: «А почему ты все время занимаешься с детьми, но не вступаешь к нам в организацию?». Он и сегодня – президент Союза Всеукраинской организации многодетных семей.
В Запорожской области жизнь кадрового военного начиналась с грузчика– Вы поддерживали связь с однокашниками по суворовскому училищу?
– К сожалению, нет. А потом, после выхода сериала «Кадеты», после нескольких месяцев безрезультатных поисков с помощью старых номеров телефонов вышел на сайт Киевского суворовского училища. Там были списки, контакты, и вскоре мы договорились о большой встрече в Киеве. Я на нее не попал – из–за задержки на трассе опоздал на поезд.
Страшно расстроился, а на следующий день, когда ребята сидели в ресторане в Киеве, они мне позвонили, включили громкую связь, и я со всеми поговорил. Это удивительно, но все мы совсем не изменились, оставшись суворовцами в душе. Через несколько месяцев я поехал в Киев уже по делам создания нашей организации, предварительно обзвонив их всех. И они собрались еще раз, для встречи со мной. Это было настоящим счастьем. Такое не забывается.

ОТСТУПЛЕНИЕ С КГБИСТСКИМ ОТТЕНКОМ

– Олег Викторович, вам нравится работа с детьми?
– Я еще в школьные годы возглавлял клуб юных натуралистов. Когда–то хотел стать учителем. А в армейские годы мы создали в гарнизоне школу юных летчиков.
– Но это никоим образом не вытекало из ваших служебных обязанностей!
– Это было совершенно добровольно, но очень по–серьезному. Нам хотелось дать мальчишкам достойное занятие. Нас поддерживало командование части. Все замы командира по инженерной подготовке преподавали ребятам конструкцию самолетов и двигателей, парашютно–десантную подготовку, стрелковое дело и так далее.
Серьезной была физподготовка. Я сходил в горотдел милиции, мне дали списки мальчишек, состоявших на учете, и сразу взял к себе в школу юных летчиков 15 человек. Правда, через год их осталось только пятеро, но это тоже был результат.
– А стрелковое оружие где вы взяли?
– Это – отдельная история. ДОСААФ выделил пневматические и малокалиберные винтовки. Мы все оформили законно. Оружие сдавалось на хранение в оружейную комнату. Но в те годы, как бы помягче выразиться, было хорошо поставлено информирование.
– Вы имеете в виду стукачество?
– Именно. И на службе кто–то пустил слух, что Шелест едет покупать стволы. Ко мне домой в половине десятого вечера пришли два человека из особого отдела (так в армии назывались работники Службы госбезопасности. – В.П.).
Забрали они меня в часть и там до двух ночи, как в кино – хороший и плохой полицейский – меня спрашивали: «Ты любишь оружие?». Отвечаю: да. А я действительно люблю его, могу гладить приклад, ствол. Я же суворовец, военный человек. «А признайся, что ты хотел перепродать его в Литву!». Это было время, когда в Вильнюсе штурмовали телебашню. Мне и говорят: «Твой тренер нам уже все рассказал».
– Это уже провокация? А по команде они не доложили?
– А как же! На следующий день прилетела целая комиссия из штаба армии. Военные прокуроры в красных шапках. Криминала никакого не нашли. А те особисты, которые таким образом хотели выслужиться и продвинуться по карьерной лестнице, достигли обратного результата.
– Это не отбило у вас охоту работать с детьми?
– Нет, конечно.

«ПЕРИОД, КОГДА ЛЮДИ ЖДАЛИ ОТ НАС МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ, ДАВНО ПРОШЕЛ»

– Переворачиваем эту страницу и возвращаемся в день сегодняшний. Итак, вы с легкой руки Василия Маринченко создали в Бердянске организацию многодетных матерей.
– Василий Иванович даже формулировку для названия предложил, добавив слова «и членов их семей». Я все–таки не многодетная мать.
Он помогал с уставом, сам приезжал в Бердянск, встречался с руководством города. Сказал, что бердянская организация будет ассоциативным членом Всеукраинской организации многодетных матерей. Горисполком наряду с комитетом микрорайона и Бердянской епархией всегда участвует в наших мероприятиях с детьми.
– Чего родители из многодетных семей ждут от вашей организации?
– Начальный период, когда люди ждали материальной помощи, давно прошел. У нас нет больших средств. В необходимых случаях мы собираем деньги, например, на лечение онкобольных близнецов в Италии. Но для нас главное не это. Мы организуем много мероприятий, чтобы дети из многодетных семей не чувствовали себя обделенными радостями. Очень большое внимание уделяем юридической помощи в решении проблем многодетных семей.
– Могу ли я спросить, кто спонсор ваших многочисленных мероприятий?
– Отвечать обязательно?
– Нет, конечно, если есть щекотливые моменты.
– Не в них дело. Хорошо. Основные спонсоры – предприниматель Константин Дадаев и моя жена Ирина. Без нее все наши массовые мероприятия были бы невозможны. Они не ограничиваются только застольем. Это всегда целое представление. Ведет праздничные программы всегда Оксана Доценко, выступает ее вокальный коллектив «Шанс».
Непременные участники и помощники – ученики 16–й школы. Они просто молодцы. Собирают мягкие игрушки для многодетных и малообеспеченных семей (а к нам ходят не только многодетные семьи, но и просто дети из нашего района, чаще всего – малообеспеченные), формируют новогодние и рождественские подарки.
– И здесь дело – не только и не столько в материальной ценности подарков, а в душевном порыве детей делать добро.
– Для нас это очень важно и дорого.
– Вы общаетесь с коллегами из других городов?
– Да, конечно. Мы принимали участие в I Всеукраинском форуме организаций многодетных семей, который проходил в Одессе при юридической академии. Каждая область была представлена тремя делегатами, из Бердянска было двое. Были также и представители губернаторов. Получился диалог с властью. Было два представителя Кабинета министров, которые курируют вопросы семейной и молодежной политики.
Наш президент Василий Иванович Маринченко часто выступает рецензентом проектов законов, которые касаются этой сферы, а в ней много проблем. Он участвует во встречах руководителей подобных общественных организаций в правительстве на уровне премьер–министра. Я думаю, со временем эта активность на всех уровнях принесет свои плоды. Мы здесь, в Бердянске, стараемся идти в ногу со временем.


Комментарии читателей